Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Клэр Баркер

Друзья навсегда

сказочная повесть


Глава 1

Вот собачки и нет


Когда Живчик Пеппер умер, сильнее всего его удивило одно: Небеса оказались местом так себе.

Никаких тебе белок, бутербродов с колбасой, мясных косточек — и даже ни единого мячика. Вместо этого сплошные полосатые гольфы и свитера, а ещё запах стирального порошка. Кроме того, на Небесах почему-то было темно. Живчик ждал, что там его встретят мигающие огоньки, а не измятые носки.

Живчик, безусловно, умер — сам момент смерти он запомнил очень отчётливо…

Вчера Живчик чувствовал себя очень старым, усталым, а ещё ему всё надоело. Надоело до такой степени, что даже из кроватки вылезать не хотелось. Потом пришёл симпатичный ветеринар, от которого воняло кошками и собачьими сухарями, после чего у всех потекло из глаз.

Пепперы уселись тесным печальным кружком — подавали друг другу носовые платки, вытирали глаза и громко сморкались. Живчик даже перепугался, не заболели ли они все разом.

Лорд Пеппер, громко шмыгнув носом, аккуратно подсунул любимого плюшевого зайца Живчика (Пушистика Бернарда) ему под подбородок, а леди Пеппер нежно сжала ему лапку. А потом Винни — чудесная Винни — встала на колени и почесала ему ушки — именно так, как ему это особенно нравилось. Она подошла очень близко, так, что её тёплые слёзы закапали ему прямо на нос, и прошептала:

— Спасибо тебе, ты был самой лучшей, самой замечательной, самой славной собачкой на свете. Спи спокойно, Живчик Пеппер. Мы тебя очень-очень любим. Прощай, прощай…

И тут — бубумс! — он умер, окончательно и бесповоротно. Надо сказать, смерть оказалась замечательной штукой: только что всё болело, а тут раз — и перестало. Живчик снова почувствовал себя щенком, легконогим и вообще — УХ!

Он думал, что сразу же попадёт на Небеса, туда, где ангельские крылья и звенящие арфы. Небеса он видел в мультиках, которые показывают утром в субботу, — смотрел их, сидя рядом с Винни, она хрустела поджаренным хлебом, а он жевал собачьи сухарики. Смерть выглядела штукой безболезненной, хорошо организованной и абсолютно понятной.

Понятной для кого угодно, только не для Живчика Пеппера. Для него всё оказалось смертельно сложно.


Живчик внимательно рассмотрел костюм медсестры в тёмном углу. В кармане обнаружилась рогатка, на груди — шоколадные пятна. Он обнюхал этот костюм и с облегчением понял, что его просто заперли у Винни в платяном шкафу, никакие это не Небеса.

Живчик продрался через частокол вешалок и толкнул носом дверцу шкафа. Снаружи воздух оказался прохладным и неподвижным, а взгляд его тут же упал на кровать, стоявшую в углу комнаты. Под лоскутным одеялом всех цветов радуги он распознал знакомый силуэт.

Сердце у него тут же подскочило до потолка, а хвост заработал, будто дворник на ветровом стекле. Ах, вот это ЛЮБОВЬ! Прекрасная, замечательная, ненаглядная Винни Пеппер. Он любил её сильнее, чем все велосипедные колёса, теннисные мячики и коровьи лепёшки в мире. Они дали друг другу слово, что будут ЛДН — Лучшими Друзьями Навеки. Как булка и варенье, котлета и картошка, творожок и сметанка. Винни и Живчик были созданы друг для друга. Живчик подбежал поближе и долгий счастливый миг смотрел на девочку, терпеливо положив голову на одеяло, — он думал о том, как она обрадуется, когда его увидит. Это станет для неё самым неожиданным сюрпризом НА СВЕТЕ. Похоже, случилась какая-то ошибка. Судя по всему, он всё-таки не умер или умер, но не совсем. Но это в любом случае не имеет ни малейшего значения — ведь Винни того и гляди проснётся, улыбнётся и скажет: «А, вот и ты, Живчик, славный мой пёсик!»



И всё опять станет таким же, как прежде.

Он лизнул Винни в щёку. Он знал вкус её лица: мятная зубная паста или жевательная резинка, вот только сегодня вкус оказался другим: какой-то странный, солёный. Понюхал волосы. Грустный запах. Опустил глаза на её руку. В руке была зажата фотография собачки ростом ей до колена, с висячими ушками и жёсткой шёрсткой кофейного цвета. На собачке была пиратская шляпа, лихо сдвинутая набок. Породистой собачку никто бы не назвал, явно какая-то помесь, но глаза у неё блестели, словно две очень ярких звезды.

— Ничего себе! — радостно тявкнул Живчик. — Это же я!

В дверь постучали, вошла мама Винни, присела на кровать. Вид у неё был грустный, глаза припухли. Похоже, она всё-таки простудилась.

— Просыпайся, Винни, — прошептала она. — Пора в школу.

Обычно Винни взвивалась, как ракета, и тут же выпрыгивала из кровати. Только не сегодня. Сегодня она повернулась лицом к стене.

В первый момент Живчик заскакал рядом словно сумасшедший, решив, что это такая игра. Игры он страшно любил. Потом понял: нет, не игра, остановился и радостно попыхтел. Но Винни так и лежала лицом к стене, не обращая внимания на мамину ласковую болтовню.

«Похоже, без собаки тут не справиться», — вздохнул Живчик, втискиваясь перед мамой.

— Эй, выше нос, я тут! Давай, Винни, просыпайся! Хватит лентяйничать!

Он опустил тяжёлую лапу Винни на ногу, ткнулся туда же мокрым носом. А она будто и не заметила — тогда он проделал всё то же ещё раз, только надавил покрепче.

— Винни, это я, витамин Д! Слышишь? «Д» — значит, друг! Ха-ха! Как нет? Да ладно тебе. Вставай скорее — успеем поиграть до прихода школьного автобуса. Очень хочется сыграть в «Прыг на пианино», потому что, представь себе, сегодня я чувствую себя гораздо лучше!

Он заскакал перед ней как ненормальный, пытаясь привлечь её внимание.

— ВИННИ, ГЛЯДИ!

Но Винни свернулась клубочком и натянула подушку на голову, как будто вообще ничего не слышала.

Живчику сделалось как-то не по себе. И, прямо скажем, нехорошо. А потом в голову пришла Страшная Мысль.

Примеры Живчик Пеппер решал не слишком здорово (как в общем-то и положено собаке), но даже он сумел догадаться, что:

...

Умер + Никуда не делся = Призрак

Он посмотрел на свои лапы. Да, если вдуматься, слегка просвечивают. Если бы его попросили их описать, он бы сказал так: сделаны из очень пушистой ваты.

А ещё, остановившись возле Винниного туалетного столика, Живчик обнаружил, что плюшевый мишка, свинка-копилка и будильник отражаются в зеркале, а он — нет. И тут до него дошло, правда стукнула по голове, будто сковородка, — БАММММС!

Хвост у Живчика поджался сам собой, а в груди стала нарастать паника.

— Нет, нет, НЕ-Е-Е-Е-ЕТ! Я НЕ ПРИЗРАК! Не может быть, это всё неправда! — Он завыл и заскулил в полный голос: — ПЕППЕРЫ, ДА ПОГЛЯДИТЕ ЖЕ! ЭТО Я, ЖИВЧИК!



Винни наконец-то уговорили вылезти из кровати, залезть в халатик и спуститься вниз. Живчик пошёл следом.

— ДА ПОСЛУШАЙТЕ ЖЕ, ЗДЕСЬ Я, ЗДЕСЬ — Я ПО-ПРЕЖНЕМУ ЧЛЕН ВАШЕЙ СЕМЬИ!

Но ни Винни, ни леди Пеппер даже не обернулись.

Когда они вошли на кухню, Живчик уже совсем растерялся. Что-то у него со смертью не заладилось. Можно сказать, ни туда и ни сюда — он застрял посередине. Некоторое время он прятался под большим кухонным столом и пытался успокоиться — дышал поглубже и думал о всяких понятных вещах вроде собачьих подстилок и мясных косточек.

Через некоторое время он набрался смелости и вылез из-под стола. Сел рядом с Винниным стулом и уставился на неё изо всех сил — а она одну за другой роняла слёзы в миску с овсяными хлопьями. Сердца у собак доверчивые — и Живчик верил, что Винни обязательно всё поправит. Не сейчас, так через минуту она поднимет голову от тарелки и скажет:

— А, ВОТ ты где, Живчик!

Ещё бы, ведь Винни — самое умное и самое замечательное существо на всём белом свете, уж она-то рано или поздно сообразит, что к чему.

Но Винни не поднимала головы. Ни в этот день, ни в следующий, ни в следующий за ним.