Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

И действительно, отец, не в силах освободиться от гнева, печали и боли, находится в плену у своего стремления отомстить. Сознание жертвы стало для него тюрьмой, откуда нет выхода. Даже традиционное прощение оказалось ему не под силу. С другой стороны, друг Коэна отказался быть жертвой и увидел единственный выход из данной ситуации в любви. Его вибрации оказались выше, и он сумел проявить Радикальное Прощение.

Возвращаясь к вопросу о том, следует ли преследовать обидчика через суд, я скажу, что мы должны стремиться к тому, чтобы люди несли ответственность за свои поступки. Однако если уж мы решили подать на кого-то в суд, то нам следует, как говорится, «помолиться за сукина сына», а заодно и за себя. (Между прочим, для того чтобы простить человека, нет никакой нужды относиться к нему с симпатией!) Иными словами, мы передаем дело в руки Высшей Силы. Мы признаем, что любой ситуацией управляет Божественная Любовь и каждый человек получает именно то, чего он хочет. Мы признаем, что каждой ситуации присуще совершенство, даже если не видим этого с первого взгляда.

У меня был случай убедиться в этом на собственном опыте, когда я только что закончил эту книгу и искал агента по сбыту. Кто-то из друзей порекомендовал мне якобы хорошую специалистку, и мы с моей женой Джоанной отправились на встречу с ней. Она нам понравилась, и у меня не было никаких оснований сомневаться в ее профессионализме или честности. К тому же, — вот ведь любопытно, как иногда работает Вселенная, — на следующий день был крайний срок подачи заявок в ежегодный каталог «Новые издания». Магазины заказывают книги именно по этому каталогу, поэтому было очень важно попасть в него — иначе целый год упущен. Однако это означало, что мне нужно было торопиться подписать контракт с этой женщиной. А она хотела 4000 долларов задатка плюс 15 % с продаж. В тот момент у нас не было 4000, но Джоанна где-то раздобыла 2900, а остальное мы должны были выплатить в течение нескольких месяцев. На том и сошлись. Хотя мы подписали контракт в спешке, я был доволен, что передал эту часть работы в чьи-то опытные руки.

Однако шли месяцы, моя книга уже давно вышла из печати, и я обнаружил, что вынужден делать многое из того, что, на мой взгляд, должна была делать агент. Я принимал заказы на закупку своих книг, рассылал книги рецензентам и тому подобное. Я вообще не видел результатов ее работы. Некоторое время я просто следил за поведением моего агента, а затем высказал ей свои претензии.

Оказалось, что она действительно не делает почти ничего. Конечно, она спорила со мной и пыталась защищаться, но когда я потребовал, чтобы агент показала мне переписку по моей книге или вообще какие-либо свидетельства своей деятельности, эта дама не смогла предъявить ничего. Я разорвал контракт на основании того, что агент не выполнила свои обязательства, и потребовал, чтобы она вернула задаток. Естественно, она отказалась. Тогда я подал на нее в суд, чтобы вернуть свои деньги.

Можете себе представить, как я был раздосадован. Я завяз именно там, где вязнут все люди, считающие себя жертвами — в «стране жертв», — и совершенно не осознавал этого! Я тщательно составил историю своего несчастья и при всякой возможности делился ею с любым, кто готов был слушать. На мой взгляд, агент украла мои деньги, и я хотел во что бы то ни стало поквитаться. Я действительно глубоко завяз в этой трясине и просидел там несколько недель. И этот человек считал себя Мистером Прощение!

К счастью, вскоре в гости зашла наша подруга, некогда принимавшая участие в моем первом семинаре по Радикальному Прощению. Когда я рассказал ей свою историю, она сразу же спросила:

— Хорошо, а ты заполнил анкету прощения в связи с этим?

Конечно, я ее не заполнял. Это было последнее, что могло бы прийти мне в голову.

— Не заполнял я никакую анкету! — сказал я сердито.

— А тебе не кажется, что следовало бы? — спросила Люси.

— Не хочу я заполнять эту паршивую анкету! — закричал я.

— Но это же твоя анкета, — вмешалась Джоанна. — Ты обязан делать то, чему учишь других!

Что тут скажешь? Почувствовав, что меня приперли к стенке, я отправился в соседнюю комнату, чтобы взять анкету, но я был по-прежнему зол и прекрасно понимал, — понимали это и Люси с Джоанной, — что все мое существо протестует. Меньше всего на свете мне хотелось заполнять анкету, но они поймали меня на крючок. Кипя злобой, я заполнял пункт за пунктом, едва ли участвуя в этом процессе душой. И вдруг, приблизительно на полпути, я прочел очередную строку: «Я отпускаю потребность винить кого-то и потребность быть правым». И тут меня как громом поразило. Потребность быть правым! Внезапно меня осенило, в чем я пытался оказаться правым. Во мне глубоко укоренилось убеждение, будто я все обязан делать сам! Мне стало ясно, что в этом случае я просто в очередной раз пытался проиграть это убеждение на практике. Перед моим внутренним взором промелькнули другие случаи, когда я бессознательно создавал ситуации, в которых меня подводили люди. И тут я увидел и окончательно понял, что эта женщина просто помогла мне осознать свое ядовитое убеждение, чтобы я мог отказаться от него и открыться для более полноценной жизни.

Мой гнев сразу же улетучился, и я увидел, как закрывался от тех самых вещей, в которые верил и которым учил. Мне стало очень стыдно. Но я почувствовал, что ко мне снова вернулось осознание.

Теперь я отчетливо видел, что эта женщина была для меня ангелом исцеления, и вместо гнева и обиды я испытывал по отношению к ней глубочайшую любовь и благодарность.

Кроме того что этот случай оказался для меня прекрасной возможностью исцеления, он стал еще и важным уроком того, как легко нам бывает утратить осознание духовного закона и как легко эго может втянуть нас в драму и удерживать там. Это была яркая демонстрация того, насколько сильным бывает мое эго, когда оно стремится отделить меня от Источника и от всего, что я считаю истинным. И еще этот случай ясно показал, почему человеку необходимы духовные друзья, готовые оказать поддержку, не принимая его историю жертвы за чистую монету, но с готовностью оспаривая ее.

Однако, возможно, у вас возник вопрос, отказался ли я от судебного преследования этой женщины после того, как понял, что она стала моим ангелом исцеления. Должен сказать, что тут мне было очень нелегко принять окончательное решение.

Я понял, что, хотя теперь я вижу обстоятельства этого дела с точки зрения мира Божественной Истины, данная ситуация глубоко укоренена в человеческом мире. Я дважды предложил своему агенту пересмотреть свою позицию, и в обоих случаях она отказалась.

Тогда я довел судебное дело до конца, поскольку пришел к выводу, что душе моего агента необходим этот опыт, — иначе душа помогла бы этой женщине прекратить его, когда я предлагал ей пересмотреть свою позицию. Но теперь я занимался тяжбой с открытым сердцем и с намерением добиться правильного и совершенного результата. Суд принял решение в мою пользу и постановил, что агент должна почти полностью вернуть мне 4000 долларов задатка. Денег я так и не получил, но это и не важно. Важно, что я доверился процессу и делал то, что считал необходимым в данный момент.

На самом деле не имеет значения, какое решение я тогда принял. Дух пришел бы к цели каким-либо другим путем, и в конце концов все было бы хорошо, — как это бывает всегда. Представление о том, что наши решения имеют какое-то значение в общей схеме вещей — всего лишь попытки эго сделать каждого из нас отдельным и особым. Вселенная уладит все, какие бы решения мы ни принимали. Но то, как мы принимаем эти решения, — исходя из любви или из страха, из жадности или из великодушия, из ложной гордости или из смирения, из непорядочности или из искренности, — имеет значение для нас лично, поскольку каждое решение человека оказывает влияние на его вибрации.

Еще одна ситуация, о которой меня нередко спрашивают, — что делать, если вы становитесь свидетелем издевательства над ребенком. Вопрос вот в чем: если мы полагаем, что всякий опыт необходим для духовного развития ребенка, стоит ли нам предпринимать какие-то действия, чтобы прекратить плохое обращение, ибо своим вмешательством мы можем помешать росту души малыша? Я всегда отвечаю, что как люди мы должны делать то, что считаем необходимым в соответствии с нашими текущими представлениями о том, что хорошо, а что плохо, — как то определяет человеческий закон. Итак, нам следует поступать так, как мы считаем нужным, осознавая при этом, что, согласно духовному закону, ничего плохого не происходит. В таком случае, естественно, мы должны вмешаться. Будучи людьми, мы не можем поступить иначе. Тем не менее наше вмешательство не является ни злом, ни благом, поскольку в любом случае все заранее организовано Духом.


Конец ознакомительного фрагмента

Если книга вам понравилась, вы можете купить полную книгу и продолжить читать.