Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Эти экзистенциальные сферы разделены не временем или пространством, но только уровнем вибраций. Исследования в области квантовой физики подтверждают, что вся реальность состоит из энергетических структур и сознание оказывает определенное влияние на эти структуры. Таким образом, мир форм существует как концентрация энергии, вибрирующей на частотах, которые доступны восприятию нашими физическими чувствами. С другой стороны, мир Божественной Истины дан нам в качестве внутреннего знания и экстрасенсорных ощущений.

Поскольку эти два мира существуют в одном континууме, нельзя сказать, что мы живем некоторое время в одном из них, а некоторое — в другом. Мы живем в обоих одновременно. Но то, какой мир мы ощущаем в данный момент, зависит от того, насколько мы осознаем каждый из этих миров. Очевидно, пока мы существуем в человеческих телах, наше сознание лучше резонирует с человеческим миром. Наши органы чувств естественным образом втягивают нас в этот мир и убеждают в том, что он реален. Хотя некоторые из нас в меньшей степени привязаны к миру объективной реальности, чем другие, однако в большинстве своем люди все-таки прочно укоренены именно в этой сфере континуума, — да так оно и должно быть.

Наше осознание мира Божественной Истины очень ограничено, и похоже, что это — часть замысла. Душа приходит в физический мир, чтобы пережить человеческое существование, — поэтому наши воспоминания и осознание мира Божественной Истины должны быть ограничены, иначе этот опыт не был бы полным. Мы бы не смогли полноценно пережить характеризующие физический мир энергии перемен, страха, смерти, ограничений и двойственности, если бы знали, что все они иллюзорны. Если бы мы воплощались здесь с памятью о Божественном мире, то у нас не было бы возможности трансцендировать все эти земные состояния и открыть тот факт, что они представляют собой не более чем иллюзию. Но, принимая человеческое тело, каждый из нас забывает, кто он есть на самом деле, и таким образом дает себе шанс вспомнить, что он — духовное существо, переживающее человеческий опыт.

Во время одного собрания в Атланте в 1990 году Джеральд Ямпольски, известный писатель [См.: Дж. Ямпольски. Прощение — лучший целитель. М.: «София», 2002.] и авторитет по «Курсу чудес», рассказывал реальную историю, происшедшую в одной семье, когда родители привезли из роддома своего второго ребенка.

Эта история служит прекрасной иллюстрацией того факта, что мы обладаем подлинным знанием о нашей связи с Богом и о собственной душе, но после того, как обретем человеческое тело, довольно скоро забываем все это. Итак, супруги, о которых рассказывал Ямпольски, решили, что их трехлетняя дочь обязательно должна принять участие в празднике по поводу прибытия в дом новорожденного. Однако их несколько обеспокоила настойчивая просьба дочери позволить ей некоторое время побыть с младенцем наедине. Желая исполнить ее просьбу, но при этом как-то контролировать ситуацию, они включили внутреннюю связь в комнате малыша, чтобы если не видеть, то хотя бы слышать, что происходит возле колыбели. Услышанное просто ошеломило их. Девочка направилась прямо к кроватке, посмотрела через прутья оградки на новорожденного и сказала:

— Малыш, расскажи мне о Боге. Я уже начала забывать.

В нормальном своем состоянии душа не знает ограничений. Однако, воплощаясь в человеческом теле, она создает личность (или эго), обладающую особыми характеристиками, необходимыми для нашего целительного путешествия, и добровольно забывает о своей связи с миром Божественной Истины.

Несмотря на то что наши воспоминания о собственном единстве с Богом скрыты за непроницаемой завесой (которую, судя по вышеприведенной истории, мы до конца задергиваем только к трехлетнему возрасту), люди не лишены возможности связаться с миром Божественной Истины. Наши души способны создавать вибрации, резонирующие с миром Божественной Истины, и таким образом вступать с ним в контакт.

Развить эту связь можно посредством таких практик, как медитация, молитва, йога, дыхательные упражнения, танец и песнопения. Все это помогает нам достаточно повысить собственные вибрации, чтобы обрести связь с миром Божественной Истины.

Есть основания полагать, что эта связь в последнее время становится все более прочной. Я неизменно задаю участникам своих семинаров один и тот же вопрос: «Кто из вас чувствует, что наша духовная эволюция ускоряется — что Дух просит нас быстрее усваивать свои уроки, чтобы подготовиться к некоему важному сдвигу?» Мнение аудитории оказывается почти единодушным. Все больше людей открыто и непринужденно говорят о том, что всегда ощущали связь со своим «ангелом-проводником» и с каждым днем доверяют ему все охотнее. Завеса между двумя мирами определенно становится все тоньше. Радикальное Прощение способствует этому процессу как на индивидуальном уровне, так и на уровне коллективного сознания.

Тем не менее два вида прощения по-прежнему буквально принадлежат двум различным мирам. Они требуют совершенно разного взгляда на мир и на жизнь. Традиционное прощение является способом жизни в мире, тогда как Радикальное Прощение представляет собой духовный путь.

Если говорить о нашей способности исцелять себя и эволюционировать духовно, то Радикальное Прощение дает нам необыкновенный потенциал трансформации сознания, и этот потенциал далеко превосходит то, что возможно при помощи традиционного прощения.

Однако мы должны понимать, что по-прежнему живем в человеческом мире и время от времени не дотягиваем до того, что считаем своим духовным идеалом. Когда всем нашим существом овладевает нестерпимая боль, бывает практически невозможно перейти от нее сразу к Радикальному Прощению. Если кто-то недавно сделал вам что-то плохое — например, изнасиловал, — нельзя ожидать, что вы сразу же сумеете принять мысль о том, что этот опыт был вам необходим и является частью Божественного Плана. Вам просто недостанет восприимчивости, чтобы рассмотреть такую идею. Это может произойти только позже, при спокойном размышлении о случившемся, а не в пылу гнева, когда травма еще очень свежа в вашей памяти.

Тем не менее мы должны постоянно напоминать себе о том, что все, создаваемое нами, ДЕЙСТВИТЕЛЬНО ЯВЛЯЕТСЯ духовным идеалом; что мы сами создаем в своей жизни ситуации, которые помогают нам учиться и расти; что каждая ситуация несет в себе необходимые нам уроки; и что единственный способ использовать тот или иной опыт для своего роста — пройти через него.

В данном случае нам не приходится выбирать, проходить через данный опыт или нет (это решает за нас Дух), но от нас зависит, как долго мы будем чувствовать себя жертвами в той или иной ситуации. Если мы хотим быстро избавиться от сознания жертвы, к счастью, у нас есть технология, позволяющая это сделать. Но традиционное прощение мало чем может помочь в этом смысле.

Резюме

• Традиционное прощение — одна из важнейших категорий человеческого общества. Поскольку миру людей присуща энергия двойственности, традиционное прощение судит и разделяет все вокруг на хорошее и плохое, правильное и неправильное. Радикальное Прощение значит, что не существует хорошего/плохого, правильного/неправильного. Лишь наше мышление делает явления таковыми.

• Традиционное прощение всегда исходит из предположения, будто произошло что-то плохое и кто-то кому-то «причинил вред». Это архетип жертвы в действии. Радикальное Прощение приходит из убеждения, что ничего плохого не происходит и ни в одной ситуации никто не является жертвой.

• Традиционное прощение эффективно в той мере, в какой оно взывает к таким высшим человеческим добродетелям, как сострадание, терпимость, доброта, милосердие и смирение. Эти качества поощряют нас к прощению и обладают определенным целительным потенциалом. Однако сами по себе они не являются прощением. В этом отношении Радикальное Прощение не отличается от традиционного, ибо для его осуществления тоже требуются все эти добродетели.

• Традиционное прощение полностью зависит от нашей способности к состраданию, и в этом смысле оно ограничено. Сколько бы сострадания и терпимости мы ни проявили к такому человеку, как Гитлер, как бы ни прочувствовали боль его детства, ничто не способно дать нам сил простить ему (используя традиционное прощение) массовое убийство шести миллионов евреев. Радикальное Прощение не имеет никаких ограничений и ничем не обусловлено. Если Радикальное Прощение не поможет простить Гитлера, оно не поможет простить никого. Подобно безусловной любви, оно объемлет все или ничего.

• Когда речь идет о традиционном прощении, наше эго и личность всегда ищут внешний объект. Таким образом, проблема всегда находится вне нас — в ком-то другом. В случае Радикального Прощения смотреть следует в противоположном направлении — проблема находится «внутри», во мне самом.

• Традиционное прощение верит в реальность физического мира, в прозрачность и однозначность «происходящего» и всегда пытается «разобраться» в ситуации, чтобы ее контролировать. Радикальное Прощение признает иллюзорность окружающего мира, всегда видит в происшедшем лишь притчу и отвечает на любую ситуацию тем, что признает ее совершенство.