logo Книжные новинки и не только

«Невеста врага» Констанс О`Бэньон читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Констанс О`Бэньон Невеста врага читать онлайн - страница 3

— Надеюсь, — пробормотал Йен, — нам удастся склонить этого англичанина на свою сторону — тогда Драммондам несдобровать. Не в сражении, так в переговорах, не оружием, так королевским судом — уж как-нибудь мы уложим лорда Уоррика на лопатки.

Джейми с восхищением взглянул на старшего брата.

— Да, Йен, думаю, что тебе это по силам!

— Все англичане — глупцы, — успел шепнуть Йен, пока лорд Торндайк и сэр Бродрик приближались к ним. — Смотри и учись, как просто один шотландец может их перехитрить.

— Господа, — явно кичась своей ролью в сегодняшней встрече, объявил сэр Бродрик. — Я имею честь представить вам лорда Торндайка, полномочного представителя Его Величества и посредника в переговорах между домом Драммондов и домом Макайворсов. Ваша милость, позвольте представить вам лордов Йена и Джейми Макайворсов, родных внуков лорда Джилла Макайворса.

Лорд Торндайк кивнул Йену и Джейми:

— Насколько я понимаю, вы будете говорить от лица своего деда?

— Совершенно верно, — подтвердил Йен.

— Кто эти трое? — нахмурился лорд Торндайк, заметив сопровождающих Йена.

— Это мои люди, они приехали проследить за тем, чтобы встреча прошла без осложнений, — отвечал Йен.

— Посторонние не должны участвовать в переговорах. Если они останутся, пусть наблюдают за встречей издали.

Йен сделал знак своим людям отойти в другой конец комнаты.

Взгляд лорда Торндайка озадаченно остановился на леди Элен.

— А это еще кто такая? — спросил он, досадуя на обилие незваных гостей. — Разве вам не сообщили, что беседа будет носить частный характер?

— Это всего лишь моя жена, — сказал Джейми. — Она, как видите, на сносях, и для собственного спокойствия я везде вожу ее с собой. Постараюсь, чтобы она нам не мешала.

Лорд Торндайк окинул Джейми недовольным взглядом.

— Да уж постарайтесь, — сказал он. — Если я правильно понимаю, лорд Уоррик еще не прибыл?

— А чего еще ждать от горца? — отозвался Йен. — Они всегда поступают, как им нравится, людские законы им не указ.

Однако лорд Торндайк был проницательный человек и опытный политик — качества, благодаря которым он и удостоился нелегкой миссии улаживания отношений между кланами. К тому же король Уильям особо предостерегал его, от каких бы то ни было дискуссий по поводу личных достоинств горцев и жителей равнин.

— Назначенное время еще не наступило, — сухо сказал он, подходя к столу и расстегивая кожаную сумку для бумаг. — Мне нужно подготовиться к встрече, вас же пока прошу располагаться удобнее. Впереди тяжелый день, — он обернулся к сэру Бродрику. — Благодарю вас, вы нам больше не понадобитесь. Когда появится лорд Уоррик, сразу же направьте его к нам.

— Ишь, как лебезит перед англичанином, — процедил Йен, когда лорд-мэр поспешно удалился. — Чтобы шотландец слушался приказа какого-то паршивого чужака — тьфу, смотреть тошно!

— Зато тебя никто не заставит лебезить, — с гордостью заметил Джейми. — Думаю, сегодня все выйдет по-твоему.

Йен не успел ответить, потому что в этот момент дверь распахнулась и в комнату вошли еще два человека.

Старшего из них Йен тут же отмел как фигуру незначащую и больше о нем не думал. Однако отмести так же и второго он при всем желании не мог. Этот второй отличался горделивой посадкой головы и был одет в черное с головы до пят, лишь наброшенный на плечо фамильный плед — непременный атрибут одеяния вождя — ярко выделялся на черном фоне. Войдя, он с порога окинул комнату равнодушным взглядом. Последний раз Йен видел его во время сражения за Килмурис, но это было давно, когда лорд Уоррик был еще не оперившимся юнцом, теперь же от него исходило ощущение силы и уверенности. Йен не был трусом, однако что-то во взгляде вошедшего заставило его сердце сжаться.

— Это он? — шепнул Джейми. Макайворс-младший уже много лет слышал рассказы о легендарном вожде Драммондов, но видеть его воочию пока не приходилось.

Уоррик Гленкарин был темноволос и смуглолиц; цвета глаз издали было не разобрать, зато хорошо было видно сквозившее в них презрение. Кажется, сегодняшние переговоры были ему не по нраву.

— Однажды я здорово огрел его рукоятью меча, — сказал Йен. — Это было в день свадьбы нашего отца с его сестрой. Жаль, что не прибил совсем. Теперь его так просто уже не зашибешь. Что ж, попробуем при случае поставить его перед выбором — смерть или бесчестье. Не сомневаюсь, что он выберет смерть.

— А с виду настоящий дикарь, — заметил Джейми. — Одно слово — горец.

В тот момент, когда лорд Торндайк поднялся навстречу вошедшему, часы на камине пробили назначенное время.

— Лорд Торндайк, — представился королевский уполномоченный. — Вы очень точны, лорд Уоррик.

Уоррик неприязненно взглянул на Йена, но тут же снова отвернулся к англичанину.

— Не привык ждать или заставлять ждать. Я ценю свое время так же, как вы, вероятно, цените свое. Со мною мой друг, Мактавиш. Впрочем, — добавил он, снова окинув взглядом людей Йена, — мы с ним, кажется, в меньшинстве.

— Как видите, — кивнул лорд Торндайк. — Итак, приступим? Знакомы ли вы с Йеном Макай-ворсом?

Скривив губы, Уоррик перевел взгляд на Йена.

— Больше понаслышке. Правда, однажды мы с ним столкнулись на свадебном пиру, — он прищурился. — И еще раз… в день смерти моего отца.

Пока они неподвижно стояли друг против друга, как два хищника перед схваткой, их ненависть, казалось, волнами распространялась на всю комнату.

Наконец Йен нарушил молчание.

— Думаю, лорд Уоррик должен быть наслышан и о моем младшем брате, — подталкивая вперед Джейми, сказал он. — Джейми — муж леди Элен.

Когда горящие глаза Уоррика обратились на Джейми, у того перехватило дыхание. Он вздрогнул и, не в силах отвернуться, попятился.

— Ах да, счастливый супруг, — процедил Уоррик. — Ну, дай бог, дай бог, Джейми Макайворс. Правда, взявши женщину силой, трудно рассчитывать на ее искреннюю привязанность.

— Но я… — От волнения в горле у Джейми пересохло, и он умолк.

Йен поспешил ему на выручку:

— Леди Элен вышла за моего брата по любви и уже носит под сердцем его ребенка.

— Прекрасно, — отвечал Уоррик с улыбкой, отнюдь не смягчившей его взгляда. — Уверен, что вместе они нарожают много маленьких Макайворсов для укрепления рода.

Чувствуя, что ненависть этих двоих в любой момент может выплеснуться наружу, лорд Торндайк торопливо вмешался:

— Садитесь, джентльмены. Сегодня нам с вами предстоит многое обсудить. Согласно королевскому приказу мы не должны покидать комнату заседаний до тех пор, пока стороны не придут к удовлетворительному соглашению.

Уоррик удивленно взглянул на англичанина:

— Но где же лорд Джилл? Он что, опаздывает?

Лорд Торндайк заметно смутился.

— Лорд-мэр уведомил меня, что вместо вождя в сегодняшней беседе будет участвовать его внук и наследник Йен Макайворс. Надеюсь, у вас нет возражений?

Губы Уоррика презрительно скривились.

— Я ехал на встречу с Джиллом Макайворсом. Чего ради я должен вести переговоры с каким-то выскочкой, если слово его все равно не имеет веса?

Йен оскорбленно вскочил на ноги и потянулся было за мечом, но у пояса его рука наткнулась на пустые ножны.

— Он заплатит мне за это! А я… я не желаю более находиться в одной комнате с грязным горцем.

Но не успел он договорить, как Уоррик притянул его к себе за грудки и сильно встряхнул.

На помощь брату кинулся Джейми, однако, натолкнувшись на предостерегающий взгляд Уоррика, быстро стушевался. Правда, под ребро ему давила холодная рукоять пистолета, но руки так тряслись, что он и думать не смел об оружии.

— Йен Макайворс, убирайся к своему деду и передай, чтобы он не подсылал вместо себя недостойных, с которыми мне не о чем говорить. Я ехал сюда по королевскому приказу — такой же приказ, насколько я понимаю, был получен лордом Джиллом — и мысли не допускал о том, что на встречу со мною вместо него явится вся его родня…

Понимая, что силой разгневанного шотландца остановить будет трудно, лорд Торндайк быстро проговорил:

— Я как раз собирался передать вам просьбу лорда Джилла. Не соблаговолите ли вы ее выслушать?

Уоррик отшвырнул от себя Йена, так что тот налетел задом на стол.

— Я выслушаю ее, но предупреждаю: если эта просьба придется мне не по душе, я оставляю за собой право немедленно уйти.

— Мне сообщили, что лорд Джилл Макайворс нездоров, — сказал лорд Торндайк. — Ему ведь уже восемьдесят три.

— Да, это немало, — кивнул Уоррик. — Но мне доподлинно известно, что для своих лет он на удивление крепкий старик. — Он метнул насмешливый взгляд в сторону Йена и Джейми. — Так что вряд ли ваш дед не пожелал встретиться со мною по слабости здоровья. Думаю, у него есть на то какая-нибудь другая причина.

Йен открыл уже рот, чтобы ответить, но его перебил лорд Торндайк:

— Да, есть еще одна причина, по которой лорд Джилл не смог приехать. Он готовится к встрече своей правнучки — нареченной невесты Йена Макайворса.

Эти слова, однако, не произвели на Уоррика должного впечатления.

— Не понимаю, почему из-за этого он не мог приехать на переговоры?

— Невеста лорда Йена — дочь герцога Равенуортского, и долг лорда Джилла перед королем оказать ей все подобающие почести. Кроме того, на встречу с дочерью герцога приедет посланец Его Величества. Думаю, вы согласитесь, что основания для отсутствия лорда Джилла на сегодняшних переговорах достаточно веские.

Самодовольная улыбка Йена убедила Уоррика, что лорд Торндайк говорит правду.

— Мои поздравления, — сказал Уоррик. — Уверен, что английская невеста достойна своего жениха.

Лорд Торндайк шагнул вперед.

— Наши переговоры не место для взаимных колкостей и упреков. Извольте вести себя так, как приличествует джентльменам в вашем положении, в противном случае по возвращении в Лондон мне придется рекомендовать королю выслать войска для подавления обоих враждующих кланов.

Противники немедленно смолкли: никому не хотелось втягивать в свои отношения королевские войска.

— Так говорите, что вам от нас нужно, — произнес, наконец, Уоррик. — Вынужден заметить, что дома меня ждет множество дел.

Лорд Торндайк откашлялся:

— Не возражаете, если я перейду прямо к делу, минуя формальности?

Уоррик взглянул на Йена, который в этот момент одергивал куртку, и, чуть помедлив, ответил:

— Лорд Торндайк, чтобы остаться, я должен быть уверен, что вы не на стороне Макайворсов.

— Я на стороне короля! — с негодованием произнес лорд Торндайк. — И всякий, кому угодно в этом сомневаться, волен покинуть комнату заседаний. Нет? В таком случае прошу садиться, и перейдем к делу.

Уоррик и Йен сели за стол, и в комнате повисла тревожная тишина. Все неотрывно следили за лордом Торндайком, который отыскивал среди бумаг нужные документы.

— Начнем с заявления лорда Джилла Макайворса, — заговорил королевский уполномоченный. — Он жалуется Его Величеству, что вы, лорд Уоррик, отказываетесь пропускать его людей через свои земли в Килмурис, являющийся законной собственностью Макайворсов. Он также пишет о том, что его люди часто подвергаются нападениям со стороны Драммондов.

Уоррик прямо взглянул на Йена:

— Я и впредь не намерен пропускать Макайворсов в Килмурис, поскольку они не имеют на эту землю никаких прав. Килмурис мой.

— На чем основывается ваше утверждение? — спросил лорд Торндайк.

Уоррик вздохнул. Вероятнее всего, сегодня он просто потеряет время: вряд ли можно рассчитывать на то, что суд королевского посланника окажется беспристрастным.

— В 1818 году Килмурис был выделен моей сестре Гвендолин как часть приданого. Но, питая известное недоверие к Макайворсам, мой отец отказался передать право на владение Килмурисом непосредственно жениху, — глаза Уоррика сверкнули холодным слюдяным блеском. — Несмотря на то, что накануне моя сестра пребывала в добром здравии, в ночь свадьбы она умерла при загадочных обстоятельствах.

— Я слышал об этом. Впрочем, продолжайте.

— На другое утро мне сообщили, что моя сестра сама, без всякой причины, бросилась вниз головою с лестницы, но, зная ее набожность, я прекрасно понимал, что она никогда не решилась бы покончить с собой. Погребение в неосвященной земле всегда казалось ей страшнее самой смерти.

— Боюсь, что все происшедшее в ту ночь так и останется для нас тайной за семью печатями, поскольку ни вашей сестры, ни ее супруга уже нет с нами, — заметил лорд Торндайк.

— В таком случае, милорд, — продолжал Уоррик, — объясните мне, почему ни наши исконные земли, ни прах моей сестры до сих пор не возвращены нам? За эти годы мы многократно обращались к вашему королю — точнее сказать, к трем вашим королям, — однако наши требования так и не были услышаны.

— Для того я и прибыл сюда сегодня, чтобы выслушать все требования сторон и, взвесив все, сделать на сей счет собственное заключение.

— Любопытно было бы знать, сколь справедливо будет это ваше заключение.

— Об этом вы сможете судить сами по окончании переговоров.

Уоррик недоверчиво усмехнулся:

— Что бы вы сказали о человеке, который похитил невинную девушку перед самой ее свадьбой, силою увез ее к себе и заставил стать его женой? Какое заключение вы вынесли бы на его счет?

Лорд Торндайк догадывался, что в ходе разрешения спора между враждующими домами столкнется с немалыми трудностями, но к столь неожиданному повороту он все же не был готов.

— Лорд Уоррик, если обвинение будет обосновано, то, по моему разумению, обидчика следует судить без всяких поблажек.

— Тогда, — Уоррик указал на Джейми, — судите его. Джейми Макайворс — гнусный похититель, укравший у меня невесту. Судите его, если хотите убедить меня в справедливости вашего суда.

Лорд Торндайк обернулся к Джейми:

— Справедливо ли это обвинение? Отвечайте.

Джейми проворно вскочил со своего места и поспешил в дальний угол комнаты. Схватив за руку леди Элен, он потащил ее за собой.

— Позвольте представить вам мою жену, лорд Торндайк. Пусть она сама ответит вам, неволил ли я ее идти за меня.

Джейми вытолкал Элен вперед, и она остановилась перед столом, низко опустив голову и не смея поднять глаз.

— Не бойтесь, миледи, говорите, — мягко сказал лорд Торндайк. — Я жду от вас правдивого ответа.

Когда Уоррик увидел свою бывшую невесту с животом, раздувшимся от ненавистного Макайворсова семени, глаза его вспыхнули негодованием.

— Я… — Элен облизнула пересохшие губы. — Я… люблю своего супруга, — она никак не могла заставить себя взглянуть на сидящих за столом мужчин.

Однако Уоррик все же решил выяснить все до конца.

— Миледи, так вы утверждаете, что вы не пленница в Давиншемском замке и живете со своим супругом по доброй воле?

Элен наконец осмелилась поднять глаза.

— Я довольна своей участью, лорд Уоррик. Со временем я поняла, что с вами я… не была бы счастлива. Пожалуй, я вас немного побаивалась. Вы ведь помните, что наш с вами союз заключался… не по любви.

Уоррик почувствовал, как его охватывает неудержимый гнев. Неважно, что он никогда не любил свою невесту. Она должна была быть его женой, а ребенок у нее под сердцем должен был стать его ребенком.

— Я тоже доволен тем, что все обернулось именно так, миледи, — холодно сказал он ей. — Право, мне не хотелось бы, чтобы следующий граф Гленкарин оказался произведен на свет женщиной со столь переменчивым сердцем. Лорд Торндайк, — он обернулся к королевскому представителю, — можете что угодно говорить обо мне своему королю, но больше я не намерен оставаться в обществе Макайворсов ни одной минуты. — С этими словами Уоррик в сопровождении Мактавиша решительно направился к выходу.

Когда дверь за ними захлопнулась, губы Йена расплылись в довольной улыбке.

— Вот видите, лорд Торндайк. Разве с Драммондами можно о чем-то договориться? Мой дедушка надеется, что вы прикажете лорду Уоррику открыть нам дорогу на Килмурис и не препятствовать проходу в наши законные владения.

Глаза лорда Торндайка недобро сверкнули.

— Не трудитесь указывать решения мне и Его Величеству, — сказал он, убирая бумаги обратно в сумку. — Насколько я могу судить, в срыве сегодняшних переговоров виноваты вы, лорд Йен. Вы нарочно привезли с собой леди Элен, дабы вызвать гнев лорда Уоррика. Будь я на его месте, я, вероятно, вел бы себя так же.

Лицо Йена посуровело.

— Вы, кажется, собираетесь занять сторону Драммондов? Предупреждаю, что мой дедушка этого не потерпит. Я бы посоветовал вам…

— Оставьте свои советы при себе, — прервал его лорд Торндайк. — И передайте вашему дедушке, что окончательное решение вопроса остается за королем. А вы, Джейми Макайворс, объясните лорду Джиллу, что английская корона не намерена оправдывать похищение невест, какие бы побуждения ни толкнули похитителей на сей преступный шаг. На вашем месте я бы благодарил небо за то, что лорд Уоррик явился сюда без оружия. Будь он вооружен, боюсь, даже мое присутствие не удержало бы его от скорой расправы. Вы оскорбили его достоинство, а он, судя по всему, не привык оставлять подобные оскорбления безнаказанными.

Джейми гордо расправил плечи.

— Я его не боюсь!

— Всего хорошего, джентльмены. В свое время я извещу вас об окончательном решении, — лорд Торндайк твердыми шагами пересек глянцевито поблескивающий пол комнаты заседаний и затворил за собою дверь.

— Может, не стоило везти сюда Элен? — спросил Джейми, не совсем понимая, какого «окончательного решения» им следует ждать.

Йен нетерпеливо отстранил брата.

— Поезжай домой и расскажи деду о том, как все было, — он прищурился. — Не забудь сказать, что лорд Уоррик ушел первым. А что касается твоей жены… думаю, не обязательно упоминать, что она ездила с нами.

— Почему бы тебе самому не поговорить с ним? — Джейми был явно смущен. — Ты же знаешь, дедушка меня недолюбливает.

— У меня есть дело поважнее: мне нужно встречать невесту. Я хочу успеть в порт к прибытию ее яхты.

— Повезло тебе с нашей кузиной, Йен. Мало того, что она красавица, еще и дочь такого богача.

— Да, Джейми, мне повезло. Во всяком случае, я в отличие от тебя женюсь по любви.

Глаза леди Элен, слышавшей разговор братьев, наполнились слезами. Увы, ей пришлось выйти замуж отнюдь не по любви, к тому же супруг ее оказался человеком совершенно безвольным. Он всегда тенью следовал за старшим братом и, кажется, вовсе не имел собственного голоса. Правда, в глубине сердца Элен чувствовала, что без Йена Джейми, возможно, был бы другим. Иногда он действительно обращался с нею как любящий супруг и как будто с нетерпением ждал рождения ребенка. Сейчас, когда она, с трудом передвигаясь, подошла к мужу, Джейми лишь скользнул по ней равнодушным взглядом и отвернулся. Но по ночам, когда Йена не было рядом, он порой шептал ей на ухо нежные слова, и тогда она засыпала в его объятиях и чувствовала себя почти счастливой.

Выйдя из замка в сопровождении Мактавиша, Уоррик вскочил в седло и поскакал прочь из Эдинбурга. На его плечи давила тяжесть предательства, на лице застыло выражение слепой ярости. Итак, леди Элен не желает, чтобы ее вызволяли из неволи! Он повернул лошадь на север, в сторону родных гор. Да, сегодня он проиграл. Лорд Торндайк наверняка вынесет решение по Килмурису в пользу Макайворсов, и он, Уоррик, будет бессилен перед судом англичанина.


Северное море бушевало все сильнее, швыряя «Соловья» из стороны в сторону, подобно легкой скорлупке. Три дня в мачтах свистел ветер, по палубе хлестал дождь, и шторм, судя по всему, не собирался утихать. На четвертый день ветер как будто ослабил свой напор, и волны перестали перехлестывать через борт. Леди Мэри лежала в каюте едва живая.

Арриан, сидя у тетушкиного изголовья, пыталась внушить ей, что худшее позади, но несчастная леди Мэри ничего не желала слушать.