Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Константин Бендас

Об истинном монашестве

...

«Очень откровенная книга. Прочитал ее на одном дыхании. Я не встречал ничего подобного в русскоязычной литературе. Автор открыто говорит о пороках христиан, но при этом не порочит христианство. Думаю, это мастерство — возвышать Христа, говоря о слабостях церкви. Очень рекомендую к прочтению всем христианским служителям независимо от конфессии».

Павел Рындич, епископ, член Духовного совета РОСХВЕ (п.)
...

«Наверное, впервые за последние 10 лет я прочитал книгу полностью и не во время авиаперелета. Благодарю за честность. Это слово очень нужно сегодня для служителей России, и не только России».

Виктор Гамм, вице-президент Евангелистской ассоциации Билли Грэма
...

«Эта книга не толерантна, она не дипломатична, но остра и радикальна, очень значительна для настоящего времени. Автор грех называет грехом, чтобы сильная, истинная, святая Церковь Божья с честью выполняла миссию, возложенную на нее Иисусом Христом».

Павел Абашин, Национальный епископ Церкви Божией России

Предисловие

Сегодня очень много самой разной литературы, которая учит саморазвитию и самоопределению, где есть разнообразные советы психологов, как улучшить жизнь и т. п. — можно найти все, что пожелает душа. Но есть книги, которые трудно читать: они заставляют анализировать свою жизнь, служение, взывают к совести и покаянию, ведут к отказу от привычных комфортных условий жизни, не дают возможности отмахнуться от небиблейских мотивов, методов и целей и т. д. Эти книги редки, оттого и ценны. Одна из немногих — честная, бескомпромиссная, принципиальная (но такая опасная для некоторых) книга Константина Бендаса «Об истинном монашестве», где изложены не только примеры христианских добродетелей и христианских ценностей, но и отдельные случаи из церковной жизни некоторых общин и так называемых «служителей», которые порочат звание христиан и лишают людей возможности спасения.

Эта книга не толерантна, она не дипломатична, не либеральна, но остра, радикальна и не оставляет ни одного шанса для компромиссов, очень значительна для настоящего времени, современна, вскрывает острые недостатки церковных служений и грех называет грехом.

Наш брат словно возвращает нас к первоначальному взгляду на учение Христа, отойдя от которого, современная Церковь, проповедующая новомодные учения о процветании, дешёвой благодати, жизни без трудностей и ущерба для себя и пр., оказалась в плену мирской системы управления и либеральных учений. Затронуты злободневные вопросы отношения к управлению церковью, где используются мирские методы, такие как коррупция, интриги, сплетни, клевета и ложь; семейные отношения ставятся во главу угла как возможность сделать общину местом семейного бизнеса. Поставлены остро и бескомпромиссно вопросы блуда, пьянства, финансовых нарушений. Чистота и святость в соответствии со Словом Божьим ставятся на первое место. Всё направлено на то, чтобы Церковь осталась местом служения, посвящения и поклонения Богу.

Выражаю искреннюю благодарность Константину Бендасу, человеку, которого я лично знаю много лет и который в силу своего служения хорошо знает христианство в России, за смелый, честный и критический анализ протестантского христианства в нашей стране. Цель книги: выявить проблемы, поставить точный диагноз болезни, откорректировать взгляды и цели, но никоим образом не опорочить Церковь. Всё сделано только для того, чтобы сильная, истинная, святая Церковь Божья с честью выполняла миссию, возложенную на неё Иисусом Христом.

...
Павел Абашин, Национальный епископ Церкви Божией России, член Духовного Совета Российского объединенного Союза христиан веры евангельской (пятидесятников)

От автора

Институт монашества впервые появился в христианстве в конце III века в Египте как объединение подвижников уединения, целомудрия, послушания, нестяжательства и молитвы. Сам термин происходит от греческих слов µόνος — один, одинокий, µονάζειν — быть одному, жить уединенно, µοναχός, µοναστής — живущий уединенно. Один из православных богословов определил монашество как «добровольный отказ христианина от естественного самоотречения в любви, которым является брак, и выбор более радикального пути через послушание и аскезу, при котором единственным источником существования для человека становится обращенный к человеку призыв Бога».

Не мне ставить оценку успешности или неуспешности данного пути. История повествует как о монашествующих, подвизавшихся добрым подвигом веры, достойно прошедших путь жизни и служения, стяжавших благодать Божию, так и о тех, кто — даже удалившись в затвор, в одинокие кельи и отдаленные скиты, — сам потерпел крушение в вере и других от веры отвратил.

Профессор Николай Федорович Каптерев, исследователь трудов и наследия преподобного Максима Грека, приводит его понимание сути монашества: «Одни монашеские обеты, черные ризы, посты и молитвы, без деятельного исполнения заповедей Божиих, не могут спасти монаха, и сущность монашества вовсе не заключается в постах и молитвах… Как скоро монашеством отвергнуто было коренное, основное условие спасения человека, — самим делом исполнять в жизни все заповеди Христа, как скоро им было усвоено то совершенно ложное, несогласное с учением Христа, воззрение, что монах должен и обязан спасать только самого себя, а никак не других, у нас создались монашество и монастыри не настоящие…» Но сегодня, говоря о монашестве, я имею ввиду не традиционный для Восточной и Западной Церквей формат закрытых учреждений со сводом аскетических правил и обетов и обязательным безбрачием. Я вижу новый образ монашества христианина-служителя в миру, человека, вовлеченного в активную жизнь социума, но при этом хранящего высокую степень посвящения себя Богу, служения Ему и людям, следования Евангелию и хождения в святости в повседневной жизни. Как читаем в книге пророка Малахии: «И тогда снова увидите различие между праведником и нечестивым, между служащим Богу и не служащим Ему» (Мал. 3:18).

Не пытайтесь узнать в приведенных примерах своих знакомых, конкретных служителей, общины и города. Большинство описанных историй — это собирательные образы, в определенном смысле притчи, которые почему-то злили фарисеев гораздо сильнее обычной проповеди (Матф. 21:45, 46). Да и Писание повелевает нам испытывать и судить первым делом себя (1 Кор. 11:28, 31) и не быть судьями других людей (Матф. 7:1).

Прежде чем публиковать свои размышления на эту тему, я предложил прочитать данную рукопись нескольким уважаемым священнослужителям, епископам и пастырям, а также некоторым женам и детям священнослужителей. По ряду пунктов была получена конструктивная критика и, согласившись с ней, я переписал часть материала. Многие говорили об опасности данной публикации и даже рекомендовали напечатать ее под псевдонимом или хотя бы под грифом «только для священнослужителей» или «для служебного пользования». Но абсолютно все поддержали меня, подтвердив, что поднятые темы актуальны для сегодняшней Церкви и мы должны о них говорить вслух. А если мы говорить не будем, не будем сами себя судить, то будем осуждены миром и вместе с миром (1 Кор. 11:31, 32). И тогда впору готовиться к будущим педофильским или иным подобным судебным процессам, как уже случилось в одной вселенской Церкви.

Один из рецензентов посетовал, что в книге мало позитива и приведенные образы способны вогнать в депрессию. Я размышлял над этим. Это так. Но и пишу я не о прекрасных бабочках и дивных цветочках. Мы должны говорить о негативе, отступничестве и грехе, называть вещи своими именами. Лекарство обычно бывает горьким. Иначе не произойдет покаяния и исцеления.

Добрая весть в том, что нечестивых людей, прикрывающихся маской благочестия, ничтожно мало в сравнении с людьми подлинно благочестивыми, трезвыми и честными. Я знаком и дружен с сотнями добрых и честных пастырей, полагающих свои жизни за людей, абсолютное большинство пастырских семей любят Бога и Церковь больше любого собственного комфорта, денег, власти и славы и воспитывают в этом своих детей и внуков. Но, как известно, малая закваска заквашивает все тесто (Гал. 5:9), а одна ложка дегтя портит всю бочку меда. Так вот об этой ложке я и вынужден говорить с дорогим читателем, хоть мне самому было бы гораздо приятнее восторгаться вкусом меда.