Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

1.2 Миф о силе интереса

Вполне очевидно, что в состоянии повышенного интереса человек способен на многое. Если наше «хочу» достаточно сильное, а сто верст — уже не крюк, мы без всякой силы воли добиваемся желаемого. Даже лень безропотно капитулирует, коль очень хочется. Особенно в туалет.


«Согласитесь, смешно слышать фразы типа «я описался, потому что:

— не было времени сходить в туалет;

— я был слишком уставший;

— потерял надежду, я не верил, что смогу добежать;

— ну конечно, он-то добежал, у него ноги вон какие длинные;

— я слишком глуп, чтобы это сделать;

— я уже пять раз описался, у меня никогда не получится добежать;

— это явно не для меня;

— я постучался в туалет — но мне не открыли;

— мне не хватило мотивации;

— у меня была депрессия;

— у меня нет денег, я не могу себе этого позволить;

— решил сходить завтра» [Старый интернет-мем.].


Наши желания, имеющие физиологическую основу, обладают страшной силой и реализуются сами собой. Но способны ли мы столь же упорно добиваться своих личностных целей, полагаясь на порожденный ими интерес?

Любое желание — это стремление к чувству удовлетворения. Им, как кусочком сахара, природа стимулирует в нас правильное поведение. А правильно лишь то, что соответствует основной биологической программе — выживанию вида. В этом мы не отличаемся от других животных, следуя базовому инстинкту самосохранения. Его частные случаи — сексуальность, экспансия, власть — лежат в основе большинства наших стремлений.

В одном из фантастических рассказов цивилизация, достигшая высочайшего уровня развития сознания, погубила себя. Очень даже может быть. Ведь, по сути, мы — невольные исполнители навязанных программ. Как говорится, лучше смерть, чем неволя. Но это — для особо развитых. Для всех остальных, то есть для нас с вами, — «лишь вечный бой, покой нам только снится». Всю жизнь мы будем тянуться к своим целям, невольно потакая основному инстинкту. Проблема в том, что инстинкты уже не только не помогают, а порой и мешают выжить в современном обществе.

Казалось бы, несложно подойти к женщине, в двух словах объяснить свое намерение и склонить к многолетнему сожительству. Нет, так это не работает. Я проверял. Следует хотя бы прихватить цветы с соседней клумбы. Наша социальная жизнь полна условностей.

С одной стороны, так гораздо интереснее. Но, с другой, предмет наших целей отстоит все дальше от самой потребности. Все дальше и дальше, пока не потеряет с ней связь. Так, президенту нужна власть ради власти, предпринимателю — деньги ради денег, и почти всегда, — вопреки инстинкту самосохранения.

Такая подмена целей нас мало волнует. Не мы же писали программу по сохранению вида, а природа. Но, в отличие от нас, она всегда держит ухо востро. Если по отношению к физиологическим желаниям природа включает механизм «достичь во что бы то ни стало», то к нашим личностным целям относится по принципу «неплохо бы иметь». И при первом же случае вставляет палки в колеса. Так, появление трудностей на пути к целям и необходимость в дополнительном расходе энергии включает первый уровень сопротивления — лень. Если трудности перерастают в серьезные преграды с угрозой для инстинкта самосохранения, то включается второй уровень сопротивления — страх.

Для каждого из уровней мы можем использовать разные методы преодоления. Для первого вполне достаточно возбудить интерес к делу или будущему результату. Но это относится только к целям слабого уровня сопротивления. Для второго уровня возбуждение интереса уже недостаточно. Сложно представить самурая, готовящегося совершить ритуал сеппуку [Сеппуку или харакири — ритуальное самоубийство методом вспарывания живота.] в состоянии повышенного интереса. Чтобы преодолеть животный страх, ему потребуется нечто большее. Именно поэтому наивысших результатов добиваются фанатичные люди. Они действуют вопреки природе с очень большим перегибом. Особенно это заметно в политике, бизнесе и спорте, где наблюдается повышенная смертность кандидатов на преуспевание. Будучи одержимы, они фонтанируют энергией. Так может, она и есть ключ к силе воли?

1.3 Миф о значении энергии

Идея о том, что достичь наилучших результатов мы способны на пике энергии и вдохновения, лежит в основе большинства мотивационных тренингов. Мне довелось быть участником одного из подобных мероприятий. Оно позиционировалось событием в мире бизнеса. Организаторы обещали не только полезную информацию от лучших спикеров, но и прорыв в личных достижениях.

На стадионе собрались десятки тысяч зрителей. Мелькание гигантских экранов, грохочущие басы и световые спецэффекты на протяжении многих часов заводили публику. Возбуждение, овладевшее людьми, с лихвой перевешивало неудобства, связанные с отсиженной попой и прочими капризами тела. Вот только вызвано оно было не осознанием новых перспектив, а экстремальным воздействием громких звуков и света.

Шоу подобного толка не имеют никакого отношения к бизнес-обучению. Все выступления настолько рафинированы, что похоже, будто спикер пересказывает свою статью из глянцевого журнала. А атмосфера «высокой энергетики» — всего лишь кратковременный всплеск адреналина, вызванный антуражем представления.

Обещанный прорыв в личных достижениях выливается в зуд к действиям или, если угодно, — в «пик энергии и вдохновения». Он, несомненно, полезен единицам, стоящим на пороге важного шага, но для большинства людей оборачивается бестолковой суетой. В обоих случаях эффект непродолжительный. Полученный заряд и иллюзия присутствия силы воли быстро иссякают, требуя новой подпитки.

Согласитесь, не дальновидно ставить свое благополучие в зависимость от внешних причин. К тому же, сколько бы тренингов вы ни прошли, невозможно вечно фонтанировать энергией. Люди с маниакальным стремлением к целям, сходному по силе и постоянству к стремлению в туалет, скорее, — исключение, представляющее клинический интерес, нежели пример вершин саморазвития.

Настоящая воля проявляется на пределе человеческих сил, когда весь энергетический потенциал уже исчерпан. При этом совершенно не важна величина его запаса. У олимпийского атлета, заряженного тренировками, фармакологией и правильным отдыхом, он находится на высочайшем уровне. В то время как узник концлагеря истощен до крайней степени. Но и тот, и другой способны проявить волю одинаковой силы.


«Люди, с маниакальным стремлением к целям сходному по силе и постоянству к стремлению в туалет, скорее, — исключение, представляющее клинический интерес, нежели пример вершин саморазвития».


Очевидно, что сила воли не равна энергии. Скорее, наоборот: между ними существует обратная зависимость. Чем меньшей энергией мы обладаем, тем большая мобилизация силы воли нам необходима.

1.4 Миф о постоянстве воли

В юности я занимался пауэрлифтингом [Пауэрлифтинг — силовой вид спорта, связанный с поднятием штанги максимального веса в каждом из трех движений: приседании, жиме лежа и становой тяге.]. Порой, после изнурительных приседаний со штангой, я мог спуститься по лестнице, только сползая животом по перилам. Ноги не слушались. Чтобы довести себя до предельной самоотдачи, мне требовался высочайший накал эмоций. Я взвинчивал себя задолго до тренировки и заботился лишь о том, чтобы донести заряд до спортзала.

В то же время опытные спортсмены, а среди них были чемпионы и рекордсмены России, тренировались иначе. Развалившись на стульях в тренерской, они попивали чаек и смотрели телевизор. Периодически кто-то из них выходил в зал, выполнял подход тяжелого упражнения, а затем снова возвращался к телевизору.

Я недоумевал: как так, неужели для выдающихся результатов в спорте не нужна запредельная мотивация? Почему лучшие спортсмены демонстрировали не лучшее поведение? Где же их суровое постоянство воли?

Как оказалось, максимальное проявление силы воли практически никогда не связано с эмоциональным перегревом. Раненый киногерой, вставший из окопа и с диким воплем палящий из ручного пулемета — детская глупость. Подвиги духа выглядят иначе и со стороны почти не заметны.

Сила воли так же не имеет ничего общего с гранитным монументом суровому воину. Она не застывает во времени. Сила воли подвижна, растет и уменьшается в зависимости от ситуации.

Оттого-то опытные спортсмены вели себя «странным» образом. Попивая чаек, они берегли силу воли до нужного момента, включая ее до оптимального уровня и только перед тяжелым подходом.


«Сила воли подвижна, растет и уменьшается в зависимости от ситуации».


Умение мобилизоваться или успокоиться в нужный момент, тонко регулируя волевое усилие, — один из важнейших навыков волевого человека. Это очень напоминает качели, только психические. Не умея с ними справиться, люди нередко застревают в одной из фаз: либо излишне возбуждаются, либо, напротив, впадают в апатию. Большинство — апатичны. Даже те, кто вдруг возбудился, в конце концов, истощаются и примыкают к тем, кто «сдулся». Оттого все берегут свои силы, боясь лишний раз шевельнуть попой. Добро пожаловать в зону комфорта!