logo Книжные новинки и не только

«Звездный блицкриг. Зовите меня Смерть» Константин Мзареулов читать онлайн - страница 10

В командирской каюте Федор присел на тумбочку и кивнул Крузу. Тот заговорил негромко, доверительным тоном:

–?Мы в любую минуту ждем приказа начать боевые действия. Но, поверишь, сами не знаем, с каким врагом придется воевать. Ты человек вольный, тебе все равно. А мы к дисциплине приучены, любим ясность.

–?Ты на разных планетах бываешь, — вставил Донгаров. — Может, слышал что-нибудь интересное…

–?И думать нечего. — Паланг усмехнулся. — Северная Республика давно поперек горла у остальных держав. Поэтому три разбойника сообща пойдут на Дьявола. Чтобы не шептались верноподданные: дескать, в Республике нет коррупции, покончено с безработицей, инфляцию и оргпреступность усмирили.

–?Мы с Федором тоже примерно так думаем, — признался Круз. — А ты, значит, готов сражаться против Дьявола?

–?Прикажут — будем стрелять, — сказал тюрбанец и ехидно поинтересовался: — Или вам хотелось бы с другим врагом помахаться?

После долгих вздохов и проклятий Донгаров осведомился, нет ли хорошей выпивки, и был весьма удивлен, узнав, что сидит на ней. Попросив адмирала подвинуться, Паланг достал из тумбочки бутылку коньяка, которую Мадина то ли забыла прихватить, то ли решила подарить на прощание. Вылакав полную чашку, Федор буркнул:

–?Альфонсо, найди для них нормальную кухонную посуду. — Затем вновь обратился к тюрбанцу, зачем-то понизив голос: — Мы сначала думали, что правительства договорятся объединить четыре флота и двигать на выручку Фомальгауту. Но нет, настианские купцы по-прежнему ходят на Карменситу и Цирцею… К твоему сведению, даже в сумме три союзника не намного превосходят Республику. Дьявол легко не сдастся, все корабли превратятся в обломки. И кто же тогда станет главной силой в Северной Зоне?

–?Настиане, — предположил Паланг.

–?Точнее, их наймиты. — Донгаров снова разразился богохульственными непристойностями. — Храм Древних Демонов — слыхал о таких?

Паланг поведал, как на прошлой неделе участвовал в разгроме капища на Барбарии. «Ну, конечно, без тебя там не обошлось…» — начал было Круз, но подробности происшествия отбили у старого ворюги охоту шутить. К удивлению тюрбанца, веселое приключение батальона делибашей повергло королевских военачальников в ужас.

Не дослушав рассказ о расстреле монстра, Донгаров застонал и принялся расписывать жуткий сценарий ближайших событий. По его словам, когда в короткой схватке погибнут главные силы флотов, все государства немедленно затрещат по швам. В этот момент религиозные мракобесы выползут из своих убежищ, и жрецы предъявят откормленных человечиной монстров. Суеверную массу подобная демонстрация убедит, что Древнее Зло действительно вернулось, а боевики перестреляют колеблющихся и трезвомыслящих. Храмы, существующие сегодня на десятке планет, объединят новую державу, построенную на изуверском беззаконии.

–?Ты представляешь, какое будущее нас ждет? — восклицал захмелевший командир эскадры.

–?С трудом, — Паланг поцокал языком. — Будет хуже, чем сейчас.

Он давно полагал, что послевоенное мироустройство не имеет права на существование. Гибель нынешних держав ничуть его не пугала. Другое дело, что должна выжить Северная Республика, да и Настиарну следовало наказать, а для этого требовалась мощная военная группировка.

Вывод получался простой: воевать против Дьявола нельзя. Может, один крейсер — не великая сила, но пусть у Королевства станет на крейсер меньше, а у Республики — на крейсер больше.

Проводив комиссию, Паланг вызвал к себе всех тюрбанцев и подробно изложил свое понимание ситуации. Земляки согласились с командиром, но спросили, как он собирается действовать, когда их эскадра двинется против республиканского флота. Дернув плечом, полковник Смерть сказал небрежно:

–?Мы сбежим, как только получим полный боекомплект.

–?Ко всем чертям? — засмеялся Памирский.

–?Не ко всем, — совершенно серьезно ответил Паланг. — Прямым ходом к Дьяволу.

8

Четверо суток «Прекрасная Елена» провисела над Хелласом, развернув многометровые секции брони, чтобы открыть монтажникам и вакууму свободный доступ во внешние технологические отсеки.

В первые же часы аврала ремонтная бригада заменила «звездную сетку» и занялась реакторами. Потом начался полный беспредел: рабочие безжалостно выдирали целые блоки агрегатов, заменяя дряхлое оборудование чуть более новым и относительно работоспособным. Уродливые генераторы силовой защиты, вышедшие из строя как бы не в прошлом десятилетии, были срезаны и вместо них поставили вполне функциональный комплекс. Кроме того, на крейсер установили дополнительные батареи пушек ближней самозащиты и новые броневые плиты вместо пострадавших в боях.

За эти дни команда отдохнула в орбитальном блокшиве, получила свежее обмундирование и вконец обленилась. Малина кончилась, когда внешнюю обшивку снова задраили, а экипаж вернули на корабль, чтобы совместно с бригадой наладчиков заняться окончательной доводкой оборудования. К исходу сотого часа с начала ремонтных работ крейсер довольно сносно выполнял команды центрального управления.

Утром дня пятого полковника вызвал командир эскадры. Разговор завязался не сразу — Донгаров был занят прослушиванием речи вражеского президента. Паланга вице-адмирал явно не стеснялся, — видимо, считая старые их совместные приключения достаточной причиной доверия.

Генерал Сокольский говорил с голограммы, что Северная Зона, как второй после Солнечной Федерации очаг человеческой культуры, не должна разрушить себя в бессмысленном братоубийстве новой гражданской войны. Дьявол призвал правителей Империи, Королевства и Федерации проявить политическую мудрость и объединить усилия в борьбе против настианской экспансии.

Затем президент Северной Республики стал рассказывать о заговоре, который направляется спецслужбами Настиарны, финансируется Межзвездным финансовым альянсом, а главным исполнителем путча будет банда марионеточных жрецов Древнего Космического Зла. Дьявол продемонстрировал кадры, снятые камерами «Прекрасной Елены», после чего объяснил в предельно доступной форме: с помощью настианских ген-дизайнеров клонированы чудовища, предназначенные запугать стремительно деградирующих обывателей Северной Зоны. В такой обстановке силовые ведомства великих держав будут деморализованы и не решатся оказать серьезное сопротивление мятежникам.

Он закончил выступление вежливым призывом одуматься и понять, что соседним режимам грозит опасность пострашнее, чем вымышленные происки Северной Республики.

–?Слышал? — строго поинтересовался Донгаров, когда файл прокрутился до последнего килобайта.

–?Не глухой.

–?И что думаешь?

Из этой записи полковник Смерть сделал важный вывод, делиться которым с адмиралом вовсе не собирался. Вывод был очевиден: кто-то из офицеров «Прекрасной Елены» передает важную информацию спецслужбам Северной Республики. Удивляться не стоило, потому как на разведку Дьявола работало немыслимое число осведомителей на разных планетах Центральной и Внешних Зон.

–?Дьявол умный, — изрек банальность тюрбанец. — Знает, что говорит.

–?Дьявольски умный, — согласился адмирал. — Наверное, поэтому его так боятся… Как только наладится синхронизация твоих движков, поведешь крейсер в испытательный пробег.

–?Я думал… — начал Паланг.

–?Приказа думать не было! — отрезал командир эскадры. — Думать вообще вредно. Особенно военному человеку, какие бы приказы он ни получал от вышестоящего начальства.

Кажется, адмирал догадался, что произнес нечто чрезмерное даже по армейским меркам, и набычился. Потом с мрачной рожей осведомился, не желает ли полковник избавиться от каких-нибудь членов экипажа. Не дожидаясь ответа, Донгаров намекнул, что из пехотинца хорошего командира корабля не получится, поэтому решено перекинуть на «Прекрасную Елену» десяток профессионалов, а заодно убрать пиратов, которых полковник Смерть считает гнилыми и ненадежными.

Ошеломленный тюрбанец мысленно перебрал свою команду и решил, что хорошо бы списать на другие корабли Клода Линка, Сальвадоре Энцо и еще троих дружков Фальконета, которые не простили ему расправы с прежним вожаком. Смущал, однако намек на его, Паланга, некомпетентность в командирском амплуа.

–?Кого мне сватаете? — спросил он подозрительно.

–?Хорошие спейсмены, бывалые, — успокаивающе прорычал адмирал. — Очень опытный офицер на должность старшего помощника, он у меня старшим был… еще дадим пилота родом с твоего Тюрбана, унтер-офицеров к тебе переведем, матросов, канониров, механиков. Не пожалеешь.

Паланг вернулся на крейсер в сомнениях. Вроде бы все честно было, но не мог он отделаться от впечатления, что обведен вокруг пальца.

Через час пятерка пиратов, собрав пожитки, отправились на блокшив, а чуть позже в тамбур «Прекрасной Елены» прибыли новенькие. Их встретили не слишком дружелюбные взгляды старожилов, однако одиннадцать хмурых людей в повседневных комбинезонах спокойно подошли к командиру.

–?Приветствую тебя, аль-хазрат, — с поклоном сказал капитан-лейтенант, в голосе которого еле заметно слышалось тюрбанское произношение. — Сифар Самум из халифата Парчам счастлив служить под твоим началом.

Аль-хазрат — «ваше превосходительство» по-тюрбански. Так мог сказать лишь тот, кто знает его настоящее имя и место в иерархии родной планеты… Между тем Сифар Самум сделал шаг в сторону и церемонно представил старшего по званию — капитана 2-го ранга Радия Сорочина. Новый старпом был немолод и сед, но сохранил отличную выправку, а свирепый взгляд выдавал служаку старой школы.

Знакомство и передача дел затянулись до ужина. Затем, оставив Сорочина под присмотром Графа, Хасана и Бориса, Паланг отвел Сифара в свою каюту, где ждали остальные тюрбанцы. Задраив входной люк, командир осведомился:

–?Кто ты и как много знаешь?

–?Мне известно не больше дозволенного, аль-хазрат, — с почтительной улыбкой ответил земляк. — Я — резидент внешней контрразведки Бахуса. Узнав, что вы привели сюда крейсер, ваш брат приказал мне прорваться в команду «Прекрасной Елены». Это оказалось несложным делом.

Пилот назвал пароль, и Паланг немного успокоился. Кажется, парня действительно послал Селимбай.

–?Старпом тоже из наших? — спросил командир крейсера.

–?Не могу сказать, аль-хазрат. Прежде я не знал его. Темный человек, довоенное воспитание. Я пытался разговорить Сорочина, но не удалось.

–?Остальные знакомы с ним?

–?Не думаю, аль-хазрат. Всех собрали с разных кораблей.

–?Кое-кто будет шпионить за нами, — хмыкнул Паланг.

–?Может быть, кое-кто, — согласился Сифар. — А может, и все. И, быть может, они работают на самые разные ведомства самых разных стран.

Загудел видеофон, висевший на переборке у изголовья койки. Старший помощник Сорочин доложил из рубки:

–?Командир, получен пакет документов из Адмиралтейства. В первом приказе подтверждается присвоение бывшим пиратам воинских званий королевского флота. Во втором — нам предписывают не позднее полуночи выйти в испытательный пробег.

–?Ты говорил о пакете. Там всего два приказа?

–?Еще куча файлов из тыловой службы. Акты приемки, накладные, личные дела, ведомости на получение боеприпасов.

–?Но мы не получили боеприпасы! — взорвался Паланг.

Сорочин сказал насмешливо:

–?Ты всерьез верил, что вчерашних пиратов отпустят погулять с полными погребами снарядов? Боеприпасы погрузят завтра вечером, если мы вернемся.

Признав разумность такой предосторожности, полковник велел готовить крейсер к рейду. Затем, отключив видеофон, сказал землякам:

–?Дьявол примет нас даже с пустыми погребами. В ночную вахту я поставлю Сифара и Бориса, они отведут корабль куда нужно. А вы двое… — он показал на пару канониров, — спрячьте «Тараны» под одеждой и будьте в рубке. На всякий случай. Без моего разрешения никого не впускать.

Отпустив тюрбанцев, он заглянул в файлы нейросети. Личное дело нового старпома действительно имелось. Послужной список капитана 2-го ранга потряс Паланга. Люди с подобным богатым прошлым редко жили долго. По крайней мере, если они жили не на Семпере или Кнайте…

Сорочину было под восемьдесят — он родился в 2381 году. На флот пришел в начале нового века, участвовал в локальных конфликтах, уволен в отставку по ранению, поэтому все предвоенное десятилетие командовал гражданскими звездолетами. На момент нападения настиан был командиром транспорта «Проксима». Через неделю после начала войны стал командиром фрегата, потом служил помощником командира (командиром был капитан 2-го ранга Донгаров) на крейсере «Скальпель», линкорах «Армагеддон» и «Вельзевул». Был тяжело ранен в бою возле Кетсаля, вновь комиссован и до конца большой войны провалялся в госпитале на Динго. Выписавшись после провозглашения независимости Северной Зоны, принял участие в заговоре сторонников Земли. Мятеж провалился, и Сорочин провел десять лет в концлагере. После освобождения жил в ссылке на планете-руднике, где дослужился до замдиректора космодрома. Лишь совсем недавно, в 2455-м (видимо, накопив деньжат), оплатил процедуру омоложения, а полгода назад был мобилизован в военный флот Королевства Карменсита. При этом звание командора Сорочину не вернули и обвинение в политической неблагонадежности не сняли.

Почесав ногтем висок, полковник подумал, что дела Королевства совсем плохи, если пришлось призвать человека с подобным послужным списком. Обычно такие биографии тайная полиция писала для агентов-провокаторов.

Просмотрев остальные формуляры, Паланг обнаружил, что прибывшие сегодня канонир Коалли, механик Варен и старшина Селиверстов служили вместе с Сорочиным на линкоре «Вельзевул» и подвергались репрессиям за призывы к объединению человечества.

Сорочин, Воронцов и Родригес непринужденно вывели «Прекрасную Елену» на трассу, пересекающую все Королевство от Хелласа до Динго. Двигатели превосходно держали скорость, все системы работали почти нормально.

–?Ну, время позднее, пусть молодежь напрягается на вахте, — провозгласил Паланг и первым встал из кресла. — А мы, по доброй пиратской традиции, отметим первый рейд нового экипажа ужином в узком кругу.

Он добавил, что офицеры сгорают от нетерпения послушать воспоминания бывшего командира знаменитого транспорта «Проксима». Услыхав это название, пираты разволновались и чуть ли не на руках доставили старпома на камбуз.

Здесь Афанасий угостил Сорочина эксклюзивным пойлом. Специально для помрачения мозгов и развязки языка кок намешал литр чистого спирта с небольшими долями томатного сока и крепленого вина. Степенно хлебнув, ветеран одобрил коктейль и вылакал подряд три бокала, закусывая смертельно острыми перчиками халапеньос и запивая газированной минералкой. Остальным офицерам была подана, разумеется неотличимая на вид «Кровавая Мэри» умеренной крепости.

–?Не возьму в толк, чем так знаменита «Проксима», — начал Сорочин, не без труда расплетая ставший непослушным язык. — Этим корытом я командовал совсем недолго.

–?Ну как же! — взвыл возмущенный Матвей. — Сверхценный груз спасали. Героический прорыв с Горгоны и все такое… Там еще крейсер «Оверлорд» погиб, прикрывая ваш отход.

–?Разве? — Старпом наморщил лоб, пускаясь в тяжкие, со скрипом мозгов, воспоминания. — «Оверлорд» погиб в следующем месяце, а в тот раз мы вместе прорвались… Плохо помню тот эпизод, вы уж простите, братишки…

Замотав головой, капитан 2-го ранга объявил, что надобно прочистить память. С этой целью он в два глотка опростал очередной бокал и, просветлев, заговорил вполне связно:

–?Ничего я с Горгоны не вывозил. «Проксима» пришла с Драконды на Горгону, я тут же подал рапорт о зачислении в военный флот, рапорт был удовлетворен, и меня назначили командиром фрегата «Нокаут».

После некоторого смятения и гневных выкриков ему позволили продолжить рассказ. По словам Сорочина, на вторую неделю войны корабли Настиарны атаковали Драконду, где располагался крупнейший научный центр. Планету бомбили, многие ученые погибли, какие-то исследовательские установки взорвались. На «Проксиму» второпях погрузили около тысячи раненых, а также архивы — много контейнеров, набитых записывающими структурами нейросети. Действительно, за транспортом погнались настиане, однако «Оверлорд» отбил атаку, получив незначительные повреждения. Через три дня, высадив пассажиров на Горгоне, Сорочин узнал, что эскадра Катранова оттеснила противника от Драконды…

На этом встречу ветеранов пришлось закончить, потому что старпом уже похрапывал. Вздохнув, Матвей разочарованно задал риторический вопрос: что же, дескать, не было никаких сокровищ? Беннет, тоже недовольный услышанным, предложил повторить допрос завтра, когда Сорочин проспится.

–?Вот и договорились, — резюмировал Паланг. — А теперь расходимся. Граф, Родригес, завтра вы будете прикованы к пульту, остальным тоже работы хватит. Поэтому советую выспаться. И старпома до каюты проводите, пока не загадил камбуз.

К его удивлению, Беннет и Жан-Луи бросились на помощь перепившему Сорочину и, бережно поддерживая, вывели в коридор. Остальные тоже разбрелись, лишь Родригес продолжал сидеть, допивая свою порцию и угрюмо поглядывая на командира. Когда они остались вдвоем, штурман произнес, ядовито скалясь:

–?Поставил на вахту своих парнишек, и головорезы твои рубку охраняют… Ни меня, ни Графа до завтра к приборам не подпустят, а где будет крейсер к тому времени? Скажи, хазрат, или как там тебя… На Фомальгаут решил сбежать или все-таки на Бахус? Или на Кнайт, где меня три смертных приговора ждут?

–?Не беспокойся, не пойдем ни на Фомальгаут, ни на Бахус, — равнодушно проворчал Паланг. — А если попадемся к Дьяволу в лапы, постараюсь выторговать для тебя амнистию.

–?Сделаю вид, что верю.

–?А вот я тебе — не очень… Скажи лучше, с чего Иван и Граф так и вьются вокруг старпома — всерьез надеются выведать координаты корабля-призрака?

–?Ты не поймешь. — Хасан встал, хрустнув костями спины. — Радий — настоящий боец старой закалки. Ветеран, воспитанный духом и законами великой державы, еще не зараженной бациллами распада и предательства. Когда-то мы тоже были такими — я, Жан-Луи, Матвей, Иван… Жизнь сломала нас, а Сорочин остался прежним.

–?Допустим, я понял, — тихо произнес полковник Смерть. — Иди отдыхать.

–?Пойду. — Штурман шагнул к выходу. — Ты скажи своим мальчишкам, чтобы не совались на незнакомые трассы. Там есть опасные места, которых они знать не могут. Я к обеду протрезвею и сам отведу «Елену», куда решим. Воевать за короля никому не охота.

Родригес вышел, шатаясь, а Паланг постарался не думать, что имел в виду старый пьяница. Его слова могли означать все, что угодно, а могли вовсе ничего не значить.

Он собирался отдохнуть, но судьба распорядилась иначе: в коридоре дожидалась обозленная Люсия.

–?Сегодня ты не можешь, потому что напился, — напористо сказала она. — А мне уже Иван и Матвей предлагали. Говорят, им по должности положено.

–?Хорошее дело, не отказывайся, — Паланг усмехнулся и неожиданно для самого себя добавил: — Только право первой ночи принадлежит командиру.

Разочарования не случилось, потому что он и не ждал от этой встречи ничего выдающегося. Люсия была в меру привлекательной дурочкой, с которой можно забыть о перманентном ужасе существования в извращенном урагане событий. Целых полчаса беззаботной возни, когда не надо думать про утраченную родину, потерянную любовь, надвигающуюся бойню, про долг и одиночество, которое будет сопровождать его все оставшиеся годы. Или часы.