logo Книжные новинки и не только

«Звездный блицкриг. Зовите меня Смерть» Константин Мзареулов читать онлайн - страница 2

–?Учился в Академии космической пехоты.

–?Десантник… — с отвращением произнес пират. — Ваши мясники много повстанцев положили.

–?Я в это время потел на полигоне, — полковник замахал руками, отводя от себя любые подозрения.

Конечно, ему не слишком поверили: курсантов тоже посылали на истребление повстанцев. Впрочем, сейчас «адмирала» интересовало другое. Фальконет спросил после мимолетной паузы:

–?Тебя действительно зовут Паланг? Или настоящее имя осталось в прошлом?

–?У меня нет имени, — помрачнев, сообщил Смерть. — И нет прошлого.

–?У всех есть прошлое, — назидательно изрек пиратский вожак. — Даже у меня.

Тюрбанец насупился и упрямо процедил:

–?Значит, я — исключение. После войны я стал просто Смертью. Меня это устраивает.

Выпятив челюсть, «адмирал» принялся сверлить его мутным взглядом. Тюрбанец напрягся, прикидывая, как бы вывернуться, если пират прикажет его прикончить. Выстрелы с двух рук — в сучку Люсию и подонка Фальконета, а потом прорываться коридорами к шлюзовому люку. Дело не простое, но выполнимое — и не такое приходилось делать.

Однако все обошлось без преждевременного кровопускания. Помотав головой, Фальконет изрек:

–?Беру тебя. Квартирмейстером и абордажником. Пока твоя доля — двухсотая часть добычи, а там посмотрим. Вопросы есть?

–?Есть, — сказал полковник, любуясь, как раздуваются от гнева ноздри адмирала-самозванца. — Где у вас можно курить?

«Если Фальконет узнает, с кем разговаривает, остаток моей жизни будет недолгим, но насыщенным…» — флегматично подумал тюрбанец, покинув командирский салон. Отсюда следовало два простых вывода: надо всеми силами сохранять инкогнито, пока жив Фальконет, причем необходимо как можно скорее убрать подонка и самому занять его место. Потому что кораблик весьма неплох, пусть даже требует основательного ремонта…

Новая задача тоже относилась к несложным. Полковник Смерть был привычен к таким делам. На самом-то деле прозвище проистекало не только из памятного изречения Звездного Дракона. Немалую роль сыграла его на редкость развитая — как у всех тюрбанских делибашей — способность сеять смерть и разрушения. Равных себе в этом деле он знал немного.

2

Два грузовика — нелетающих, на больших пневматических шинах — остановились возле нижнего люка «Прекрасной Елены». Транспортер крейсера, конечно, работал отвратительно, поэтому пираты, построившись цепочкой, принялись вручную перетаскивать увесистые коробки с провиантом.

Вкалывали все, включая женщин и здоровяка-старпома. Полковник Агабеков по прозвищу Смерть, хоть и не был обижен бицепсами, физический труд не уважал, а потому работал с прохладцей, умело выбирая упаковки полегче. Особых угрызений совести Смерть не испытывал: в конце концов, свое дело он уже сделал, организовав закупку дешевого продовольствия.

–?А ты лентяй, пехотинец, — неодобрительно заметил Беннет, когда они устроили перекур, прячась от зноя в тени корабельного корпуса. — Не любишь ручки мозолить.

–?Каждому свое, как было написано над входом в наш гарнизон, — философски откликнулся Паланг. — Кого-то делает свободным работа, кого-то — истина, а кого-то — умение стрелять навскидку.

К ним присоединились Мюррей с Абдулом и Зигфридом. Абордажники слышали последнюю фразу полковника, и по этой причине завязалось оживленное переругивание на тему ручного оружия. Пираты предпочитали короткоствольные модели, предназначенные для пальбы в тесных отсеках, а Смерть не скрывал симпатий к тяжелым винтовкам вроде «Трезубца» или «Носорога», поражавшим противника в пределах десятка километров.

–?Ты мне брось эти пехотные замашки, — строго сказал Мюррей. — Наше дело — взять корабль без серьезных повреждений и при этом самим не схлопотать беды от рикошетов. Иначе можно не только без рук-ног — без трофеев остаться.

–?Это мне понятно, — вздохнул Паланг. — Если ты заметил, у меня на поясе два «Тарана» висят.

–?Вот и пользуйся, когда до дела дойдет! — рявкнул старпом. — И забудь про машинки тяжелее «Дятла».

–?«Дятел» твой хорош, чтобы пленных расстреливать, — пробурчал тюрбанец без прошлого. — Между прочим, об оружии… Боеприпасы нужны?

–?Не помешают… — Мюррей посмотрел на него с таким интересом, что у Паланга возникли опасения по поводу старпомовской ориентации. — Знаешь, где взять?

Оружием в числе других предметов первой необходимости торговали практически все тыловые службы большинства держав Северной Зоны, исключая Республику. Вопрос сводился к выбору нужного ассортимента и приемлемых цен. Сейчас Агабеков должен был подтвердить реноме знатока черных рынков.

–?Лучший товар легче всего раздобыть на отдаленных базах, — задумчиво начал полковник. — Стрелковое снаряжение для ближнего боя, причем хорошего качества, есть на Сабрине и Центурионе…

Мюррей прервал его:

–?У нас проблемы с тяжелым оружием. Торпед почти не осталось, и совсем мало кассет для пушек.

–?Ясно, не продолжай.

Теперь он задумался всерьез. В последние годы Паланг практически не занимался такими игрушками — в том деле, которое затеяли они с братом, оружие космического боя требовалось как бы не в последнюю очередь. Очень не хотелось признаваться в некомпетентности, но тут к месту вспомнился вчерашний разговор с Яном Фатуллой, когда капитан «Пьяной шлюхи» упомянул крупную партию вооружения для флота Королевства Карменсита. Услыхав эти подробности, Мюррей посмотрел на тюрбанца диким взглядом и вприпрыжку скрылся внутри крейсера.

Докурив, младший состав вернулся к постепенно убывающей горе провизии. Отставной полковник, издавая жалобные стоны, примостил на плечо пластиковую коробку с концентратами витаминизированных фруктовых соков и поплелся в сторону тамбура. Такая же упаковка пивного концентрата ценилась у команды гораздо больше, но и тяжелее была почти вдвое.

Когда основная масса груза перекочевала из колесных транспортеров в корабельное нутро, Смерть вдруг вспомнил о прямых обязанностях квартирмейстера. Вскричав: «Надо же в трюмах аккуратно разместить это дерьмо!» — он побежал вдоль наскоро собранного конвейера. Громоздкие упаковки медленно ползли вместе с лентой, временами падая на палубу. Полковник не поднимал коробки — для того рядовые матросы имеются, а торопливо проскользнул к трюмным отсекам.

Здесь он раздал личному составу не слишком нужные указания, как то — тщательно укладывать и крепить припасы, дабы не повредились при всевозможных неожиданностях межзвездного рейдерства. Цитируя на память подобающие разделы старых уставов, полковник с рассеянным видом обследовал контейнеры и морозильные камеры. Затем он методично изучил содержимое других трюмов, где обнаружилось много малополезного барахла. Однако главного — трофеев, захваченных в центральном хранилище планеты Аидас, — нигде не было.

Печальное открытие всерьез озаботило Паланга. Конечно, десяток тонн слитков золота, платины и других благородных металлов занимают всего-то полкубометра, но вдобавок к ним пираты вывезли с Аидаса солидные комплекты ювелирных изделий, коллекцию украшенной драгоценными камнями одежды императрицы Джулианы Кровавой, антикварные посудные сервизы из золота и самоцветов и другие уникальные реликвии, среди которых — Изумрудная комната некоего дворца на планете Тюрбан. По слухам, изделия были собраны, упакованы и готовились к отправке в музей Юльданы, где планировалась колоссальная экспозиция в связи с национальным праздником Федерации Национально-Демократических Планет. Либо Фальконету сказочно повезло, либо «адмирала» надоумил кто-то чрезвычайно осведомленный.

На всякий случай Паланг переворошил груды рабочей одежды, скатанных скафандров, постельных принадлежностей, военной униформы со складов десятка государств. Здесь же валялись тюки никому не нужного тряпья, коробки дешевой кухонной утвари, запчасти для механизмов крейсера, а также контейнеры с различной мануфактурой — не иначе, результат не слишком удачного пиратского рейда. Все эти запасы загромоздили почти половину отсеков сухого хранения. Добычи с Аидаса не было ни здесь, ни в оружейных отсеках, куда Паланг тоже не преминул наведаться.

Из легкой задумчивости тюрбанца вывело появление Фальконета и Мюррея.

–?Чего здесь околачиваешься? — раздраженно поинтересовался командир.

–?Был разговор о торпедах, — сделав солидное выражение лица, пояснил Смерть. — Смотрю, где бы разместить.

Пираты переглянулись и дико заржали. Фальконет презрительно сказал:

–?Пехота! Боеприпасы большой мощности не в трюме лежат, а в зарядных погребах… Пошли, продолжим разговор.

В своей каюте «адмирал» налил всем по полстакана рома. Ритуал явно был заимствован из старых видеофильмов о пиратах Карибского моря. Палангу ром не понравился, поэтому полковник отпил совсем чуть-чуть и приготовился слушать.

Однако командир крейсера не спешил, сосредоточенно смакуя дешевое приторно-сладкое пойло. Наконец произнес, морщась от изжоги:

–?Говоришь, из Центральной Зоны привезли оружие для Королевства?

–?Если верить капитану «Пьяной девки»…

–?Он был трезв, когда рассказывал об этом?

–?Трезвым я его не видел ни разу. — Паланг фыркнул.

–?Не ты один… — Фальконет задумался. — А еще ты обмолвился, что когда-то служил в королевской армии. Связи, наверное, остались?

Повздыхав, полковник осторожно проговорил:

–?Вообще-то, я дезертировал, прихватив кое-какие ценности. Возможно, межзвездный розыск еще не отменили, так что разговаривать со мной станут немногие. Например, генерал Круз, комендант базы в окрестностях Центуриона.

–?Слыхали о таком, — сообщил Фальконет. — Его еще называют «генерал Крузейро». Деньги любит, скотина.

–?Кто их не любит… Заплатить придется, о чем речь.

Командир «Прекрасной Елены» долго думал, между делом допив бутылку и начав новую. При этом адмирал-самозванец многозначительно поглядывал на Мюррея. Тот предпочел отмалчиваться, рассеянно двигая по столу пустые емкости из-под рома.

–?Денег у нас мало, — огорошил полковника Фальконет. — Поговори с Крузом. Узнай, сколько он хочет и не согласится ли на бартер.

«Как это — мало денег? — мысленно возмутился потрясенный Паланг. — А куда девалась добыча с Аидаса?» Однако старый солдат сумел взять себя в руки и произнес равнодушным голосом:

–?Генерал коллекционирует диковины. Антиквариат любит, драгоценности. Как-то признался, что хочет украсить свой дом золотым черепом хмары. Он говорил это не так давно — с год назад.

Похоже, новость обрадовала пиратов. Фальконет ощерился, а Мюррей даже решил прервать молчание:

–?Можно парочку черепов организовать. А к ним и шкура прилагается…

«Адмирал» внезапно — хотя какая там внезапность после полутора бутылок паршивого рома — пришел в возбуждение, заметался по каюте, нервно колотя кулаком в переборки. Потом чуток угомонился, сел к монитору и раскрыл трехмерную карту Северной Зоны.

В полумраке над столом засветили полторы сотни звезд, в системах которых имелись мало-мальски полезные объекты вроде обитаемых планет, промышленных комплексов, военных баз, перевалочных космодромов или научных станций. Изучив лоцию, Фальконет удовлетворенно заявил:

–?Даже штурмана будить и похмелять не надо. Сам справлюсь. Если взять курс на Джангл, завтра мы пройдем мимо Центуриона. С пролета поболтаешь с Крузейрой, договоришься о цене. Послезавтра прибудем на место, еще через день-другой вернемся с охотничьими трофеями.

–?Если договоримся, — меланхолично вставил полковник Смерть.

Фальконет опешил:

–?Думаешь, мерзавца не устроит такая цена?

–?Цена, скорее всего, устроит. — Паланг усмехнулся. — Надо, чтобы на базе нашлось то, что нам нужно.

Опасения оказались напрасными. Генерал Круз привычно согласился уступить королевское имущество. О расценках даже спорить не пришлось. Услыхав о золотых черепах, комендант базы тонко намекнул: дескать, трех комплектов будет вполне достаточно, чтобы набить до отказа крюйт-камеры «Елены». Фальконет выругался и приказал идти на Джангл.

Весь полуторасуточный переход Паланг по мере сил помогал механикам латать изношенный крейсер. Трижды зависала нейросеть, постоянно выходили из строя агрегаты энергораспределения и жизнеобеспечения, то и дело случалась утечка воздуха из внешних отсеков.

За это время полковник познакомился почти со всеми членами экипажа. В людях он разбирался неплохо, так что стало понятно, на кого можно рассчитывать. Зигфрид и оба турка были профессиональными солдатами, Фальконета они недолюбливали за скупость, то есть в случае осложнений поддержат, скорее, квартирмейстера. Штурман держался особняком и, по слухам, сильно пил. Первый пилот Воронцов представлялся полным ничтожеством. Второй пилот Сальвадоре Энцо, старший артиллерист Беннет и оружейник Матвей, не говоря уж о Патрике, в пираты пошли от безденежья и личных неприятностей на родных мирах, разбойничьей жизнью тяготились и тоже не слишком тепло относились к «адмиралу».

Задача-минимум — захватить корабль и отвести на Бахус — представлялась вполне реальной. Теоретически Паланг мог бы рискнуть в любой момент: он не сомневался, что сумеет перестрелять самых опасных сторонников Фальконета, после чего уцелевшие не станут сильно сопротивляться новой власти. От начала решительных действий Паланга удерживало лишь острое желание найти сокровища, вывезенные с Аидаса.

Разговоры на эту тему он заводил при каждом удобном случае, но ничего важного выведать не смог. Ни Патрик, ни Беннет, ни приятели-абордажники о судьбе добычи не имели представления, каковое обстоятельство приводило их в ярость. Возможно, лишь сам Фальконет знал место, где спрятаны трехмиллиардные трофеи. Но не исключено, что и самозваный адмирал не знал этого места — все собеседники восторженно рассказывали, что после успеха на Аидасе началась многодневная пьянка, и другие детали тех дней стерлись из памяти.

Оставался последний выход — восстановить маршрут «Прекрасной Елены» после Аидаса и логически вычислить, где могла остаться добыча. Паланг занялся этим делом, но закончить не успел.

Крейсер прибыл в систему тройной звезды и вышел на орбиту планеты Джангл.

Приборы наблюдения работали на удивление неплохо. После недолгого сканирования нейросеть обнаружила в субтропической зоне солидное стадо хмар. Неподалеку, где река впадала во внутреннее море, расположилось стойбище кочевого племени. Видеосистема показывала, как полудикие аборигены вялят рыбу и мясо мелких копытных, мастерят каменные орудия и размножаются посредством группового секса.

–?Я, конечно, не пехотный полковник. — Фальконет захихикал, оскалив желтые зубы. — Но задачу поставить смогу. Я со стрелками устрою засаду возле водопоя. Смерть берет пару абордажников и занимает позицию между нами и дикарями. Будешь отгонять аборигенов, чтобы не мешали. Исполняйте.

Искренне недоумевая, Паланг осведомился:

–?Зачем так сложно? Зверей можно пострелять с авиетки.

Пираты захохотали. Презрительно ухмыляясь, бывалая Люсия объяснила, что хмары могут испугаться летающей штуки, сдуру бросятся бежать, шкуры пропитаются щелочным потом и потеряют товарный вид. Звучало разумно, поэтому Паланг не стал спорить. Наверняка экипаж «Прекрасной Елены» охотился не впервые и знал, как положено валить этого зверя. Тюрбанец лишь поинтересовался, что делать, если аборигены двинутся в сторону охотников.

–?Разве не тебя Смертью зовут? — удивился Фальконет. — Мочи их всех.

Атмосфера была ядовитая, вода и почва пропитаны солями тяжелых металлов, радиация тоже не делала планету комфортной. До войны на Джангле работали научная база и автоматизированные рудники. Лет двадцать назад ученые разбежались, а горные предприятия закрылись по причине полной нерентабельности.

Скафандр полковнику достался не из лучших. По размеру был чуть великоват, к тому же пневматика работала хреново: еле-еле удалось подкачать, чтобы скомпенсировать давление атмосферы.

Паланг неловко выпрыгнул из авиетки. От помощи высадившегося первым Зигфрида отказался, сделав вид, будто не заметил протянутой руки. Абдул лихо бросился вслед за ним, но споткнулся, чуть не повалив спутников.

–?Рядом со смертью своей ходишь, — недовольно сказал Зигфрид. — Такие растяпы долго не живут.

–?Рядом со Смертью… — Абдул хлопнул по плечу тюрбанца, — не страшно.

Пока они зубоскалили, авиетка набрала высоту, направившись к мрачному лесу. Вздохнув, Паланг посмотрел на стойбище через электронные глаза шлемного прибора.

Аборигены, похожие на очень рослых людей, обтянутых толстой и рубчатой, как у крокодилов, шкурой, забеспокоились. Среди хижин застучали барабаны. Потихоньку перед убогими жилищами собрались воины с топорами и копьями, старики-калеки, подростки обоего пола. Решительнее других выглядели женщины, державшие в одной руке грудных детей, а в другой — каменные рубильники. Наконечниками своего оружия дикари показывали на холм, где засела троица абордажников.

–?Нас заметили, — прокомментировал Абдул. — Сейчас бросятся.

Зигфрид со знанием дела посоветовал стрелять не раньше, чем аборигены приблизятся на пару сотен метров. Потом деликатно поинтересовался, нет ли у нового квартирмейстера каких-нибудь мозговых вывихов типа того, что нужно беречь дикую природу или нельзя убивать младших братьев по разуму.

–?Приятель, большую часть своей жизни я убивал братьев по разуму, — рассеянно поведал Паланг. — И старших, и младших, и всяких других…

Аборигены принялись петь и пританцовывать. На околице стойбища сложились вложенные одно в другое кольца хороводов. В центре этого шоу прыгали, размахивая топорами, бородатые мужики — наверное, вождь и шаман племени.

–?Стрельба пока откладывается, — немного разочарованно вздохнул Зигфрид. — В прошлый раз, с полгода назад, они вот так же танцевали перед нашей засадой, но не стали атаковать.

Вероятно, до этого получали уроки в виде лазерного веера на поражение, понял Паланг. Вот и научились не соваться под выстрелы.

Ожидание затягивалось, и выделенные в засаду пираты заскучали.

–?Устроить бы настоящую большую охоту. — Абдул мечтательно почмокал. — Взять сотню, тысячу черепов и продать на хорошем базаре.

–?Цена сразу упадет, — объяснил квартирмейстер. — Да и ни к чему вам эти деньги. После Аидаса вы все должны были стать миллиардерами.

–?Должны были! — Зигфрид талантливо выругался, хитроумно связав воедино каких-то богов, чью-то мать и всякие некрозоофильские ритуалы. — Только не стали.

–?На корабле сокровищ нет, — сообщил Паланг. — Я проверял.

–?Все проверяли, — процедил Абдул, удерживая на прицеле пляшущих дикарей. — На второй или третий день, пока все пьяные валялись, адмирал выгрузил сундуки на какой-то планете.

–?Не сам же он контейнеры таскал, — высказался Зигфрид. — Скотина Мюррей должен был помогать. И еще парочка прихлебал, которых мы знаем.

Продолжать разговор было опасно, поэтому Паланг поспешно поинтересовался:

–?Вроде бы Люсия спит с Мюрреем?

–?И с адмиралом тоже, — Зигфрид хохотнул. — И вообще с кем придется.

Естественно, последовал простой и здоровый солдатский смех. Развеселившись, квартирмейстер связался с «адмиралом».