logo Книжные новинки и не только

«Звездный блицкриг. Зовите меня Смерть» Константин Мзареулов читать онлайн - страница 4

–?В смысле? — меланхолично переспросил Граф.

–?В смысле — все девки крейсера уже расписаны по мужикам или по рукам ходят?

–?Ходят, ложатся и снова ходят, — обрадовал его пилот. — Но не все и не по всяким рукам. Люсия спит по очереди с Адмиралом и Мюрреем. Мотористы обычно спят вместе, но иногда ссорятся, и тогда можно попробовать завалить Гондолу. Катарина — лесбиянка, у них вроде бы большая и светлая любовь с Люсией. Так что держи на примете Жаннет. Баба суровая, но примерно раз в месяц ломается и выбирает себе партнера на ночь-другую.

–?Жаннет — это которая? — всерьез заинтересовался тюрбанец. — Механик? Она ведь страшненькая.

–?А ты, полковник, еще и эстет, — осуждающе протянул штурман. — В нашем деле привередничать не приходится. Если хочешь бесплатно, выбирай из того, что имеется в наличии.

Снова щелкнул замок, и начала открываться дверь. Все немедленно замолчали: еще войдет легкая на помине Жаннет, может неудобно получиться. Однако вместо несимпатичной женщины-механика ввалился, покачиваясь, Фальконет.

Вслед за оставшимся без эскадры адмиралом-барбарийцем переступили порог верные Мюррей и Люсия. Оглядев собравшихся мутным взглядом, Фальконет грозно вопросил:

–?Собрались, понимаешь, белые воротнички, интеллигенция корабельная… Чего притихли? Небось измену замышляли?

–?О бабах говорили, — лениво сообщил пилот. — Новенького сперматоксикоз замучил.

–?Надо сказать доктору, чтобы дал ему таблетки успокоительного, — мрачно заявил «адмирал». — Жаль, нет у нас доктора… Для тебя, квартирмейстер, свободны только Жаннет и Катарина, но этих я только врагу пожелаю.

Никто не засмеялся: видимо, слова командира были не шуткой, а банальной истиной. Шаркая подошвами, Фальконет прошел к своему креслу во главе длинного стола, за которым уже сидел Хасан. Рядом пристроились Мюррей, Люсия и Граф.

Камбуз продолжал наполняться. Сидячих мест на всех не хватило, опоздавшие расположились, стоя вдоль переборок. Пришел чуть ли не весь экипаж, кроме стоявших вахту второго пилота и двух механиков.

Когда хождение свелось к минимуму, встал старпом, провозгласивший торжественным голосом:

–?Общая сходка считается открытой. Послушаем великого корсара, нашего дорогого непобедимого командира, непревзойденного межзвездного авантюриста, которому всегда светит звезда удачи.

Большинство недружно рявкнуло: «Слава великому Фальконету!» Наверное, таков был местный ритуал, повторявшийся уже много лет, несмотря на все неудачи пиратской шайки, равно как изменения в личном составе.

Говорил Фальконет не вставая. Словно боялся — как бы кто-нибудь не занял его место. Говорил негромко, но было слышно, потому что остальные сохраняли гробовую тишину. Очень жестокую сволочь уважали и попросту боялись.

–?Хочу посоветоваться, — пробормотал командир крейсера. — На серьезное дело хочу пойти. Обстановка благоприятной кажется.

Он перечислил знаменитых еще недавно пиратских вожаков. Черный Штык, Антошка-Болтун, Освободитель, Джереми Голд, Кровавая Мадлен, Святоша Джуан-ши, Дровосек, Серебряный Убийца, Одноглазый Подонок, — все они покинули большую космическую дорогу на протяжении последних двух-трех лет. Кто-то загнулся по естественным причинам вроде пьянки и наркоты, у кого-то реактор на разгоне взорвался, на некоторых кораблях случились разборки с полным взаимным истреблением, кое-кого прикончили правительственные силы, отдельные предатели завербовались в правительственные флоты больших и малых государств.

Опытные, свирепые, коварные разбойники покинули пиратский бизнес, количество нападений заметно сократилось. Власти главных держав немного успокоились, некоторые трассы практически не охраняются, боевые корабли отведены в базы для ремонта и отдыха.

–?Они, как им кажется, почистили свои тылы и готовятся к большой войне, — продолжал Фальконет. — Пока они латают свои корабли на верфях, нам самое раздолье.

–?После войны тоже неплохо будет, — поддакнул Зигфрид. — Беспорядки начнутся, усобица. В такие дни каждый командир корабля мечтает стать королем планеты. Или хотя бы континента.

«Адмирал» прервал абордажника:

–?Умный командир должен понимать, что малое королевство скоро станет добычей большого. Поэтому сначала надо стать командующим большого флота — тогда, став королем, имеешь шанс дольше прожить… Короче, нужны корабли, много денег и громкая слава. Поэтому мы должны воспользоваться удачным моментом и досуха выдоить малые планеты, пока их некому оборонять.

В словах пирата имелся резон. До сих пор порядок в Северной Зоне поддерживали бригады «Ночной кошмар» и «Грибовидное облако». Теперь наемники собрались куда-то уходить, так что мелкие однопланетные псевдогосударства становились беззащитными. Полковник Смерть сам подумывал: дескать, наступают времена, когда собранная остатками его семьи маленькая армия может перейти к активным действиям.

Между тем Фальконет сослался на неведомые законы пиратского братства, согласно которым каждый участник сходки имеет право высказать собственное мнение. Вопрошающий взгляд командира остановился на столике корабельных офицеров, и Беннет робко предложил затаиться на солидной трассе и перехватить идущий без конвоя туристский лайнер, везущий богатую публику. На таком корабле можно было поживиться и деньгами, и драгоценностями, и взять заложников, за которых наверняка дадут хороший выкуп.

Идея не относилась к свежим, но команде понравилась — в первую очередь простотой и выполнимостью. Мюррей, однако, возразил, что гораздо проще остановить грузовой караван, идущий с какой-нибудь планеты-рудника. Содержимое трюмов и сами корабли нетрудно продать, хотя бы за треть номинальной цены, и это будут очень хорошие деньги.

–?Не обязательно рудовозы угонять, — проворчал штурман. — Есть еще сухогрузы, которые возят готовую продукцию. Есть, наконец, корабли наркомафии, но вы, конечно, побоитесь их грабить.

–?Последнее не обсуждается, — быстро сказал Мюррей. — Наркомафия — не полиция. Найдут и перережут.

В тесном отсеке сделалось очень шумно. Три десятка голосов сливались в неразборчивый рокот. Порядок навел «адмирал», прорявкавший приказ всем заткнуться. Наступила тишина, и помалкивавший до этого Граф предложил:

–?Самое милое дело — наняться охранять те же самые лайнеры, грузовозы, сухогрузы, наркокурьеров… Транспортные компании могут очень неплохо заплатить.

Презрительно поглядев на трусливого пилота, Фальконет неожиданно признался:

–?Мечта моей жизни — взять банк на Дублоне.

Пираты мигом притихли. То ли впервые узнали о голубой мечте главаря, то ли за этими словами крылся какой-то подвох. Поскольку «адмирал» не зря считался отпетым подонком, последний вариант казался предпочтительнее. Тем более что Фальконет и Мюррей уставились именно на квартирмейстера.

Судя по всему, пришло его время высказаться.

–?Хорошее дело, — согласился Паланг. — Но там же система безопасности…

Именно сохранившийся с довоенных времен комплекс планетарной обороны «Аргус-Зевс» побудил банкиров МФА — Межзвездного финансового альянса — превратить планету Дублон в главное хранилище резервных фондов. На орбите уже полвека висели чудом уцелевшие спутники, лазерные, гравитационные и магнитные пушки которых простреливали каждый дюйм на поверхности планеты и в обозримом пространстве. Лучи и шрапнель попадали в любую точку, промахиваясь не больше, чем на дециметр. А на планете — буквально на одной площади столичного мегаполиса — выстроили свои дворцы «Интерстарбанк», «Галабанк» и «Свободный Инвестбанк», сейфы которых набиты пачками банкнот, ценными бумагами, ювелирными чудесами и слитками благородных металлов.

Множество преступных авторитетов пытались проникнуть в хранилища Дублона. Число жертв было внушительным, но успеха никто не добился. Орбитальные пушки не оставляли нападающим ни единого шанса.

Люсия стала вспоминать, как служила в банде Джереми Голда. Несколько лет назад командиры четырех пиратских кораблей договорились взять штурмом офис «Галабанка». На выходе из банка всех участников налета расстреляли с орбиты.

–?А ты почему уцелела? — машинально поинтересовался Паланг.

–?Мы оставались в корабле, высоко над атмосферой… Как только началась стрельба, командир приказал бросить всех и дать тягу.

–?Глупо полезли, — меланхолично прокомментировал полковник. — Сначала нужно было вывести из строя орбитальных сторожей.

–?Рагим-Извращенец попытался расстрелять висевшие над городом спутники, — поведала канонирша. — Подбил пару, а десяток других продырявили его «Лапландию» перекрестным огнем. Я хотела поддержать ребят своей пушкой, но Джереми обделался от страха и запретил даже радары включать. Сволочь и трус!

–?Трус, — согласился Смерть и фыркнул. — Но только по причине его трусости мы имеем удовольствие слушать твой рассказ. Поймите, «Аргус-Зевс» создавался для обороны против регулярной эскадры, включающей два-три линкора, пяток крейсеров плюс мелочь из сил поддержки. Полагаю, в тот день ушли немногие?

–?Только мы и ушли, — признала Люсия. — Но несколько импульсов в корму все-таки схлопотали.

Фальконет, с хищной настороженностью слушавший их разговор, вкрадчиво произнес:

–?А ты, военный профессионал, смог бы прорвать такую оборону? Ну, скажи, что это возможно…

–?Скажи, скажи… — поддержали главаря старпом, пилот и Люсия.

«Похоже, подвох, — подумал квартирмейстер. — Скоты явно что-то замышляют…» Отступать он, впрочем, не собирался.

–?Интересная задачка по оперативному искусству. — Полковник улыбнулся. — Ты имеешь в виду, можно ли взять планету без десятка линкоров?

–?Вот именно! — Фальконет сально осклабился. — Я ни с кем не собираюсь делиться. Мы должны обстряпать это дельце силами своего кораблика.

Тактика имеет важное отличие от точных наук: в военном деле нет нерешимых задач. Другой вопрос — стоит ли этим заниматься. Неожиданно для себя Паланг Агабеков всерьез задумался над предложением «адмирала».

Безусловно, кровососов из МФА ненавидел весь сектор Галактики. Едва ли не каждая планета, община и корпорация оказались по макушку в долгах, безнадежно запутавшись в паутине кабальных кредитов и займов. Ничем не обеспеченные деньги растекались по информационным сетям, перебрасывались на межзвездные расстояния за считаные секунды. Таким вот способом брат, не покидая Бахуса, перекинул Палангу некоторую сумму.

Однако банкиры Дублона не только предоставляли удобные для клиентов возможности трансфера. Воротилы МФА прокручивали совершенно бессовестные аферы, по многу раз вкладывая фиктивные капиталы, которых на их счетах реально не имелось. Они торговали гравитонными сигналами, получая взамен контроль над вполне материальными ценностями.

После недолгих рассуждений об этических проблемах полковник Смерть уверенно произнес:

–?Если сумеем отключить «Аргус-Зевс», дальнейшее будет зависеть от умения твоих людей убивать охранников.

К его удивлению, на лицах пиратов появились разочарованные гримасы, а ближайшие сподвижники адмирала мерзко захихикали.

–?Как он банален, — посмеиваясь, заметила Люсия. — Сейчас скажет, что знаком с парнем, которому известен код отключения электронной начинки.

–?Скажи это, полковник Смерть, — замогильным голосом подхватил Фальконет.

–?Не скажу, не надейтесь… — Паланг равнодушно покосился на готовых к расправе пиратов. — Понятно, вы считаете меня провокатором и устроили экзамен… Нет, братва, я не знаком ни с бывшим оператором системы, ни с ее конструктором. К тому же, насколько мне известно, коды доступа обновляются автоматически через неравные промежутки времени. Так что их никто не может знать.

Фальконет проворчал:

–?Это означает, что сегодня ты не попался. Ничего, в другой раз тебя разоблачим.

Все заржали, а Беннет буркнул:

–?Оборону Дублона прорвать нельзя.

–?Можно, — неожиданно для всех заявил полковник. — Может быть, даже мы сумеем. Если повезет.

–?Каким образом? — брезгливо спросил Фальконет.

Квартирмейстер напомнил, что такие же системы были построены на Блайзере, Цирцее, на планете-крепости Ксеркс-6, но там они уничтожены флотами, штурмовавшими эти планеты.

–?Надо найти не слишком разбитые спутники и покопаться в схемах, — сказал Паланг. — Если узнаем рабочие частоты, то сумеем перехватить сигнал обновления кода.

–?А если не перехватим? — воскликнул Мюррей.

–?Тогда нечего даже пробовать. И еще нужно, чтобы Патрик сумел разобраться в начинке спутника.

Оскалив редкие острые зубы, Фальконет угрожающе прошипел:

–?Пусть только попробует не справиться! Люсия его изнасилует, а такого надругательства бедный мальчик не выдержит.

Как обычно, шутка по адресу самого безобидного члена экипажа вызвала взрыв смеха большинства и жалкую гримасу на лице жертвы командирского юмора. Однако Фальконет еще не закончил развлекаться и, скорчив свирепую рожу, кивнул старпому. Мюррей сделал шаг вперед, положив пальцы на торчащую из расстегнутой кобуры рукоятку «Тарана». Это было эффектно, но глупо: в случае необходимости Паланг успел бы выстрелить первым.

–?Полковник, мы все помним, что на Кастлинге ты прикидывался нищей крысой, — вкрадчиво сказал Мюррей. — А сегодня, глядишь, у тебя на карточке бабло зазвенело. Загадочное дело — где ты деньги раздобыл. Изменой попахивает.

Братва насторожилась. Пираты — народ простой и потому питают почти детское пристрастие к расправам над изменниками. К общему разочарованию, обвинения совсем не обеспокоили Паланга. Квартирмейстер не стал выкрикивать оправдания, рвать на груди майку или хвататься за пистолеты.

–?Клиент гонорар перечислил, — спокойно сообщил отставной полковник. — Я иногда кое-кого постреливаю, а мне за это благодарность выражают. Понятно?

–?Куда понятнее, — проворчал Мюррей и добавил с неподдельным интересом: — Хорошо платят?

–?Смотря кого надо завалить. За тебя много не дадут.

–?Это верно, — легко согласился Фальконет.

Инцидент был исчерпан. Прихватив полупустой кувшин пива, штурман отправился в рубку — рассчитывать трассу. Вскоре после ужина «Прекрасная Елена» начала разгоняться, держа курс на звезду Ксеркс.

4

К заброшенной крепости Ксеркс-6 крейсер крался обходными путями, стараясь держаться подальше от мест, где хозяйничают флоты главных держав Северной Зоны. Двигались экономическим ходом, стараясь не перегрузить изношенные машины. Несмотря на все предосторожности, неизбежное все-таки произошло.

«Прекрасная Елена» не преодолела и четверти маршрута, когда зависли программы, контролирующие работу накопителей виртуальной мощности. Невидимая материя по-прежнему передавала свой импульс на «звездную сеточку», но энергия не вырабатывалась и, соответственно, не поступала во внутреннюю сеть одряхлевшего крейсера. К тому же в момент отключения разгерметизировались и, разумеется, перегорели вакуумные изоляторы, а последующий скачок напряжения вывел из строя самые разные силовые агрегаты, включая генераторы искусственной силы тяжести.

Корабль моментально потерял ход и выпал в пространство классической физики. Аварийные батареи едва поддерживали слабенькое освещение в центральных отсеках, кое-как работали обогреватели и агонизировала система регенерации.

Грязно ругаясь и подсвечивая переносными фонарями, квартирмейстер, механики, энергетик и мобилизованные в качестве носильщиков абордажники долго переворачивали вверх дном темные трюмы. С невероятным трудом, заработав обширную коллекцию синяков и ссадин, они нашли некоторые запчасти и поволокли невесомые, но громоздкие металлические многогранники к машинным отсекам.

–?Внимание, остолопы! — проревел в динамиках голос Фальконета. — Нейросеть работает нормально. Остановка за механической частью. Энергию давайте, пока я всех не перестрелял!

Вероятно, многим хотелось ответить по справедливости: мол, сам спускайся в темную грязь коллекторов и займись заменой сгоревших узлов. Роботов-ремонтников на крейсере, конечно, не имелось, потому что «адмирал» экономил на всем, кроме собственной выпивки.

Пристроившись к рекомендованной ему Жаннет, Паланг помогал механикам и мотористам выковыривать из крепежных гнезд испорченные предохранители, изоляторы, конденсаторы и трансформаторы. Потом квартирмейстера и абордажников отогнали, чтобы не попортили тонкое — в полцентнера массы — оборудование. Запасные детали устанавливали энергетик с инженерами.

К общей радости, вскоре заработала «звездная сетка» и снова включились лампы, гравитаторы, кондиционеры и фильтры. Вернулась тяжесть, и сделалось заметно теплее.

–?Раз мы тут не нужны, пошли на камбуз, — предложил Паланг. — Такое дело нужно обмыть последними каплями пива.

Никто не стал спорить, даже Афанасий, не любивший, когда в его хозяйство вне расписания вваливается толпа. Кок молча поставил на стойку жбан разведенного порошка слабого брожения, а также миски с вареным горохом и солеными сухариками.

После второго кувшина тюрбанец тонко вставил: дескать, у него в полку по случаю больших успехов разводили водой не пивной порошок, а чистый медицинский спирт. Конечно, никто не решился сказать это вслух, но многие должны были подумать: полковник Смерть был настоящим, по высшим понятиям, командиром.

–?В тот раз, когда взяли Аидас, даже Фальконет раскошелился, — мечтательно припомнил Абдул. — Как только сделали остановку на Цирцее, купил четыре бочки крепленого вина. Здорово мы тогда загудели.

–?Я только на третий день вернулся в реальность, — самодовольно улыбаясь, похвастал Зигфрид. — Открыл глаза и узнал, что проходим мимо Медеи. Остальные и вовсе через сутки очнулись, мы уже возле Артемиса были.

Именно так и представлял себе Паланг курс «Прекрасной Елены» после удачного налета. Аидас — Цирцея — Глад — Медея — Артемис. На Цирцее добыча еще лежала в трюмах. На Артемисе трюмы оказались пустыми. Элементарная логика подсказывала: споив команду до бесчувствия, Фальконет выгрузил захваченные сокровища либо на Гладе, либо на Медее. Обе планеты были вполне дикими и малонаселенными, так что спрятать там контейнеры — легко и просто.

Закаркавший из динамика голос «адмирала» возвестил, что ремонт закончен, крейсер готов дать средний ход, а потому всем бездельникам пора возвращаться по местам походного расписания. Когда технари и матросы поплелись к выходу, тюрбанец тихонько осведомился, чем занята Жаннет после вахты. Недоуменно подняв густые брови, дама-механик поведала, что никаких неотложных планов не имеет, и назвала номер своей каюты. Номер Паланг знал и без ее подсказок.

Без одежды и при минимальном освещении Жаннет выглядела не так уж плохо. Конечно, лицо и фигура были грубоваты, но в общем ничего не висело и не колыхалось. Правда, держалась она не слишком приветливо и сразу предупредила: мол, на долгое удовольствие не рассчитывай.

Удовольствие оказалось так себе, но многого Паланг и не ждал, так что серьезных разочарований не пережил. Уходить сразу он посчитал невежливым, к тому же партнерша пришла в романтическое настроение и ближе к финалу даже несколько раз простонала. Они лежали на узкой койке и лениво поглаживали друг дружку, отдаляя сцену прощания.