logo Книжные новинки и не только

«Дом секретов» Крис Коламбус, Нед Виззини читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Крис Коламбус, Нед Виззини

Дом секретов

Монике, чья любовь к книгам и чтению вдохновила меня придумать эти приключения.

К.К.

Моему сыну Феликсу, которому, я уверен, понравится этот один день из жизни семьи.

Н.В.

1

Брендан Уолкер знал, что дом должен быть ужасен.

Первым предвестником стал чересчур жизнерадостный тон агента по недвижимости Дианы Добсон, который он сам использовал в разговорах с матерью.

— Это действительно самый удивительный дом из всех, что вы когда-либо видели, миссис Уолкер, — щебетал ее голос в динамике. — Прекрасное место для семьи с таким утонченным вкусом, как ваша. И, кстати, только что цена на дом была значительно снижена.

— Где он находится? — спросил Брендан.

Двенадцатилетний Брендан сейчас сидел рядом со своей старшей сестрой Корделией и резался в «Неизведанное» на обожаемой им игровой приставке. На нем были его любимая синяя футболка-джерси с пятнами от травы, рваные джинсы и потрепанные кеды.

— Простите, но кто это говорит? — донесся вопрос Дианы из айфона, стоящего на подставке на приборной панели.

— Наш сын Брендан, — ответил доктор Уолкер. — Я разговариваю по громкой связи.

— Так я говорю со всем семейством Уолкер разом! Какая честь. Что ж, Брендан, — голос Дианы звучал так, словно она ожидала одобрения за то, что запомнила его имя, — дом расположен на Си Клифф авеню один двадцать восемь, в окружении величественных домов, принадлежащих видным жителям Сан-Франциско.

— Таким, как Сорок девять и гиганты? — поинтересовался Брендан.

— Таким, как директора и банкиры, — поправила Диана.

— Пристрелите меня.

— Брен! — оборвал его мистер Уолкер.

— Вы почувствуете себя совсем иначе, как только увидите это место, — уверенно заявила Диана. — Это очаровательный дом в деревенском стиле, построенный из дерева, и абсолютно уникальный…

— Эй, постойте! — прервала ее Корделия. — Повторите еще раз, что вы сказали.

— С кем я имею честь говорить теперь? — спросила Диана.

«Имею честь? Серьезно?» — подумала Корделия, которая на самом деле сама использовала это выражение в моменты, когда хотела блеснуть интеллектом.

— Это наша дочь Корделия, — пояснила миссис Уолкер. — Наша старшенькая.

— Какое красивое имя!

«Не надо мне льстить», — хотелось сказать Корделии, но поскольку она была самой старшей среди детей, ей гораздо больше, чем Брендану, было присуще чувство такта. Корделия была высокой худой девушкой, с тонкими чертами лица, которые она прятала за густой челкой из грязных светлых волос.

— Диана, весь последний месяц моя семья ищет новый дом, и за это время я узнал, что агенты недвижимости говорят на своем языке, который я называю шифрованным.

— Уверена, что не понимаю, что вы имеете в виду.

— Извините, а что значит «уверена, что не понимаю»? — залепетала восьмилетняя Элеонора. У нее были пронзительные глаза, маленький точеный нос и длинные вьющиеся волосы точно такого же цвета, как у сестры, в которых иногда оказывалась и надолго застревала жевательная резинка, особенно если в этот день у Элеоноры случалось много приключений. Как правило, она была тихой, за исключением тех мгновений, когда вовсе не собиралась быть таковой, и это особенно в ней нравилось Брендану и Корделии. — Как можно быть уверенным, когда не понимаешь?

Корделия одобрительно кивнула сестре и продолжила:

— То есть, когда агенты недвижимости говорят «очаровательный», Диана, они подразумевают «маленький». Когда они говорят «в деревенском стиле», то имеют в виду, что он «расположен в среде обитания медведей». «Деревянный» значит «изъеденный термитами». А «абсолютно уникальный» — даже не знаю… Может быть, «низенький»?

— Идет, прекращаем быть просто игрушками в чужих руках, — не отрываясь от экрана, пробурчал Брендан, который был сейчас раздражен тем, что сам не придумал такую отповедь.

Корделия закатила глаза и продолжила:

— Диана, вы собираетесь показать моей семье маленький, низенький, изъеденный термитами дом в самом сердце места обитания медведей?

Через динамик послышался вздох Дианы.

— Сколько ей лет?

— Пятнадцать, — в один голос сказали доктор и миссис Уолкер.

— А звучит на все тридцать пять.

— Почему? — спросила Корделия. — Потому что я задаю уместные вопросы?

Брендан привстал с заднего сиденья и нажал кнопку сброса звонка.

— Брендан! — воскликнула миссис Уолкер.

— Это позволит нашей семье не до конца растерять вежливость.

— Но мисс Добсон собиралась рассказать нам о доме.

— Мы уже поняли, какой это дом. Как и все остальные, которые мы можем себе позволить, — плохой.

— Вынуждена согласиться, — сказала Корделия. — А вы знаете, как мне трудно соглашаться с Бреном.

— На самом деле ты любишь соглашаться со мной, — пробормотал под нос Брендан. — Особенно когда хочешь оказаться права вдвойне.

Корделия рассмеялась, отчего Брендан невольно заулыбался.

— Хороший Брен, — сказала Элеонора, быстро проведя рукой по его растрепанным волосам.

— Дети, давайте попробуем проявить побольше оптимизма в этом вопросе, — предложил доктор Уолкер. — Си Клифф есть Си Клифф. Перед нами откроется вид на Золотые ворота. Я хочу это увидеть, и интересно, что значит «цена была значительно снижена». Какой там адрес?

— Один двадцать восемь, — подсказал Брендан, не поднимая глаз. Он обладал пугающей способностью все запоминать, развившейся на почве увлечения спортивными состязаниями и использования чит-кодов в играх. Родители подшучивали над ним, говоря, что именно поэтому он может стать адвокатом (а также из-за умения вести спор). Но Брендан не хотел быть адвокатом. Он хотел стать одним из Сорока девяти или гигантом.

— Набери адрес в поиске у навигатора, пожалуйста, — сказал доктор Уолкер, протягивая телефон Брендану и одновременно продолжая управлять автомобилем.

— Но, пап, я прошел уже половину игры.

— И что?

— А то, что я не могу просто нажать на паузу.

— Разве там нет такой кнопки? — поинтересовалась Корделия.

— А с тобой никто не разговаривает, ясно? — ответил Брендан. — Можете просто оставить меня одного, пожалуйста?

— Ты уже фактически один, — заметила Корделия. — Ты все время занят своими глупыми играми, отказываешься ужинать вместе со всеми из-за занятий по лакроссу и избегаешь семейных поездок… как будто даже не хочешь быть частью семьи.

— Ты просто гений, — сказал Брендан. — Ты разгадала мой секрет.

Элеонора решительно протянула руку к айфону и, выхватив телефон, набрала адрес в строке поиска, но в обратном порядке — сначала номер улицы, а затем номер дома. Корделия уже собралась выдать Брендану очередную неприятную реплику, но напомнила себе о том, что он переживает трудный для мальчиков период, который заставляет их говорить ужасно саркастические вещи, потому что из-за возрастных изменений их тела выглядят так нескладно.

Но настоящей проблемой был дом. Даже Элеонора теперь сомневалась на его счет. Он должен быть достаточно ветхим, раз уж в нем состарились и умерли люди. Наверное, он готов развалиться на части, на окнах у него покореженные жалюзи, внутри слой грязи толщиной в дюйм, а перед домом стоит разросшееся дерево, и вокруг полно соседей, которые будут смотреть на Уолкеров и перешептываться: «Вот недоумки, которые собираются купить наконец эту развалюху».

Но что они могут сделать? В свои восемь, двенадцать и пятнадцать Элеонора, Брендан и Корделия были абсолютно уверены, что находятся в самом худшем из возможных возрастов, когда они абсолютно беспомощны и не в силах ничего изменить.

Поэтому Брендан продолжал играть, Корделия читала, а Элеонора возилась с GPS-навигатором, пока они не добрались до дома номер 128 по Си Клифф Авеню. Они дружно выглянули в окно и раскрыли рты от изумления. Ничего подобного они раньше не видели.

2

Район Си Клифф представлял собой холмистую местность с особняками, большая часть которых была выстроена на солнечной стороне улицы, засаженной ровным рядом деревьев с аккуратно подстриженными кронами. Но дом, предназначавшийся Уолкерам, находился в самом конце аллеи, на краю утеса, из-за которого район и получил свое название. Брендан даже поинтересовался, не стоит ли часть дома на сваях. От улицы его отделял изумрудный газон с тремя развесистыми соснами, отбрасывающими тень на траву. Дом был отделан золотисто-коричневым материалом, подчеркивающим королевский голубой тон его решетчатого фасада. Безупречно выложенная дорожка из гальки извивалась между деревьев к входной двери.

— Я проезжала здесь на велосипеде сотни раз, но никогда не видела этого места, — сказала Корделия.

— Это потому, что ты вообще ничего не видишь, кроме своих дурацких книг, — объяснил Брендан.

— И как ты себе представляешь чтение во время езды на велосипеде, умник?

— Аудиокниги?

— Дети, при агенте не драться, — тихо проговорила миссис Уолкер.

Она уже перезвонила Диане Добсон, извиняясь за выходку Брендана, и теперь они увидели женщину, похожую на Хилари Клинтон, стоящую в начале дорожки к дому.

— Должно быть, это она. Идемте.

Семья Уолкеров вышла из своей «Тойоты», при этом все неуклюже слегка натыкались друг на друга. Диана, оказавшаяся дамой со светлыми волосами, уложенными при помощи лака в некое подобие шлема, и в строгом, кораллового цвета костюме, поприветствовала их. Ее внешность придавала дому еще более впечатляющий вид.

— Доктор Джей Уолкер, — представился доктор Уолкер, протягивая руку. — А это моя жена, Беллами.

Миссис Уолкер скромно кивнула. Доктор Уолкер не озаботился тем, чтобы представить своих отпрысков. Сегодня утром он не побрился, хотя частенько указывал детям, что мужчина, не бреющийся каждый день, нарушает дисциплину. Но сейчас он уже не был тем образцом для подражания, как прежде. Диана оглядела поддержанный седан, принадлежащий семейству.

— А мы сможем держать здесь лошадь? — спросила Элеонора, дергая доктора Уолкера за брючину.

— Но у нас нет лошади, Нелл, — рассмеялся он. — Она переживает стадию покупки лошади, — пояснил доктор Диане.

— Но это прекрасно, папочка! Ты говорил, что я смогу получить лошадь на следующий день рождения…

— Так и есть, но только в случае, если мы купим дом в деревне, чего мы делать не собираемся. Ведь ты не можешь держать лошадь в городе.

— Почему нет? Здесь столько дорог, чтобы кататься! Парк Голден Гейт, Крисси Филд… Думаешь, я не помню того, что ты обещаешь…

Миссис Уолкер присела на колени рядом с дочерью и взяла ее за плечи:

— Дорогая, поговорим об этом позже.

— Но папочка все время…

— Успокойся. Это не вина папы. Все изменилось. Почему бы нам не поиграть? Давай-ка, закрой глаза и скажи, какую лошадь ты видишь в своих самых смелых мечтах. Ну же, я закрою глаза вместе с тобой.

Миссис Уолкер закрыла глаза. Элеонора последовала примеру матери. Брендан устало возвел взгляд к небу, считая все это глупостью, но соблазн присоединиться был велик и он едва ему не поддался. Корделия закрыла глаза в знак солидарности с сестрой и чтобы позлить брата.

— И… открывай! — объявила миссис Уолкер. — Какой он породы?

— Она. Калико. Светло-коричневая с белыми пятнами. Ее зовут Мисти.

— Чудесно.

Миссис Уолкер крепко обняла дочку, встала и отправилась смотреть дом с Дианой Добсон, терпеливо дожидавшейся, пока семейство решит все свои насущные проблемы.

— Восхитительно, не правда ли? — произнесла агент по недвижимости. — Совершенно уникальная конструкция.

— Меня все-таки кое-что беспокоит, — сказала миссис Уолкер.

Брендан заметил, что она перешла на очаровательный спокойный тон для переговоров, который воздействовал на людей удобным ей образом. Стоя перед домом, она выглядела сильной и красивой и более уверенной, чем за последние месяцы. Брендан подумал, что возможно сама судьба привела их к этому дому.

— Что вас беспокоит? — спросила Диана.

— Прежде всего, — начала миссис Уолкер, — дом стоит на краю утеса. Это кажется очень ненадежным. И что может случиться при землетрясении? Мы соскользнем вместе с домом прямо в океан!

— Дом пережил землетрясение тысяча девятьсот восемьдесят девятого года без единой царапины, — возразила на это Диана. — Инженеры выполнили работу превосходно. Зайдемте, посмотрим дом изнутри.

Заинтригованные Уолкеры проследовали за агентом по тропинке к дому мимо больших сосен. Брендану показалось, что газон выглядит несколько странно. Ему понадобилась целая минута, чтобы понять… здесь не было таблички: «Продается». «Какие же дома могут выставляться на продажу без таблички?» — подумал он.

— Это трехэтажный дом в викторианском стиле, — заявила Диана, — известный как Дом Кристоффа. Он был построен в тысяча девятьсот седьмом году джентльменом, выжившим после Великого землетрясения.

Доктор Уолкер кивнул. Его семья тоже пережила это Великое землетрясение в Сан-Франциско. Тогда они переехали, но работа привела доктора Уолкера обратно в здешние места. Работа, которой у него больше не было.

— Два восемнадцать! — воскликнула Элеонора, указывая на адрес над входной дверью.

— Один двадцать восемь, — мягко поправила Корделия.

Элеонора фыркнула и посмотрела себе под ноги. Диана уже окончила свой монолог на крыльце, но Корделия, не обращая внимания, развернулась и опустилась на колени рядом с сестрой. Это мог быть «учебный момент», как любила говорить преподавательница английского Корделии мисс Кавано. Поскольку одним из следствий дислексии Элеоноры являлось то, что она читала в обратном порядке, Корделия подумала, что должен быть простой психологический трюк, способный научить ее читать как полагается. Просто они еще не придумали его. Брендан задержался, желая понаблюдать за неудачей сестры.

— А ты можешь прочесть его в обратном порядке? — ободряюще спросила она.

— Это не так просто, дорогуша. Ты думаешь, что знаешь все!

— Ну, я читала книги об этом и пытаюсь помочь…

— Тогда где же ты была на прошлой неделе?

— В смысле? О чем ты говоришь…

— О дурацкой замене учителя на дурацком уроке английского, когда меня попросили прочесть вслух фрагмент из «Маленького домика в прерии». И у меня не получилось.

По мере того как Элеонора рассказывала все о происшествии, этот школьный день проносился перед ее глазами. Мисс Фитцсиммонс была на больничном, и Элеонора побоялась признаться заменявшему учителю, что у нее проблемы с чтением, поэтому, держа книгу в руках, она вышла и встала перед классом в ожидании чуда. Она подумала, что, возможно, хоть раз магическим образом ей удастся прочесть предложение как следует. Но слова, как всегда, были беспорядочны — не расположены в обратном порядке, как полагала Корделия, а беспорядочны, и когда она попыталась прочесть заглавие, то первые четыре слова получились правильно, а последние прозвучали как ругательство. Все засмеялись, и Элеонора, выронив книгу, выбежала из класса; учитель отправил ее к директору, а одноклассники продолжали дразнить ее этим ругательством.

Корделия заговорила тихим голосом:

— О, Элеонора… Прости меня. Но я не могу быть с тобой в классе.

— Нет, не можешь! Поэтому нечего притворяться, что ты можешь все исправить!

Корделия поморщилась. Брендан, забавляясь провалом сестры, решил было отпустить едкую ремарку, но прежде чем он смог это сделать…

— Что это? — воскликнула Элеонора.

Брендан и Корделия одновременно повернулись и увидели фигуру, метнувшуюся от одной из сосен в сторону дома. Промелькнувшая тень. Слишком быстрая для человека. Неподалеку от них машина просигналила на Си Клифф авеню.

— Наверное, это просто тень от машины, Нелл, — сказал Брендан. — Перепрыгнувшая с дерева на дом.

— Нет, не от машины. Это был человек. И он был лысый, — настаивала Элеонора.

— Ты видела лысого парня?

— Женщину. Старую женщину. Она смотрела на нас. А сейчас она за домом.

Брендан и Корделия переглянулись, каждый ожидал от другого гримасы в духе, какая же глупенькая эта Элеонора. Но они оба были абсолютно серьезны, как и сестра.

Дети посмотрели в сторону дома. Темный силуэт замеченной ими фигуры по-прежнему был там. Стоял и наблюдал за ними.

3

Брендан сделал глубокий вздох и попытался сохранять спокойствие и присутствие духа. Фигура оставалась неподвижной.

— Эй? — позвал он, сходя с дорожки и увлекая Элеонору за собой. Корделия последовала за ними. — Здесь есть кто-нибудь?

Он постарался придать голосу жесткость, но тот все равно звучал как у персонажа из «Улицы Сезам», а не как у Шварценеггера. Брендан откашлялся, пытаясь скрыть этот казус, пока они вместе с сестрами крались к дому.

Фигура оказалась просто старинной статуей. Готический ангел, высотой в шесть футов, высеченный из серого камня, покрытого зелеными и черными полосками. За спиной у него были сложены крылья, а руки протянуты вперед, но кисть правой руки была отломана. У ангела не была лица, подбородка и губ, ветры и влажность Сан-Франциско оказали свое разрушительное воздействие на скульптуру. Островки мха разрослись на месте глаз.

— Красиво, — сказала Корделия.

Брендан потер лоб и с удивлением обнаружил, что тот покрыт потом. Глупо, но он ожидал увидеть здесь фигуру, о которой сказала Элеонора, — лысую женщину, старуху. Он унесся в своем воображении и уже видел картинку, как эта старуха тычет в них пальцем и шипит: «Вот недоумки, которые собираются купить наконец эту развалюху».

— Видишь, Нелл? Это всего лишь статуя. Здесь никого больше нет, — сказал Брендан, положа руку на плечо Элеоноры.

— Она куда-то ушла.

— Это всего лишь игра теней. Обман зрения.

— Ничего подобного!

— Забудь. Ты просто испугалась.

— Не так сильно, как ты, — ответила Элеонора, убирая руку Брендана со своего плеча и указывая на мокрые потные следы, оставшиеся на одежде от его прикосновения. Но до того как Брендан успел возразить, чья-то рука схватила его сзади за шею.