logo Книжные новинки и не только

«Небесный поцелуй» Кристи Голд читать онлайн - страница 2

Knizhnik.org Кристи Голд Небесный поцелуй читать онлайн - страница 2

—  Убери руки!

В следующее мгновение Чак отлетел назад. Да, в силе ее новому знакомому не откажешь!

—  Что с ним делать? — невозмутимо спросил он.

—  Просто выведите его за дверь. Я позвоню в полицию, если он придет еще раз.

Мужчина ухватил Чака за шкирку и поволок к двери. Вскоре оба растворились в ночной мгле. А вдруг ее прекрасный спаситель не вернется? Как будет обидно!

Дарин шагнул в теплую ночь, проклиная перебравшего посетителя бара, а вместе с ним и себя за то, что чуть было не поддался чарам сотрудницы ФБР. Он ожидал увидеть мужчину — Кент сказал ему, что агент будет работать под кодовым именем Лев, — а не привлекательную молодую женщину с большими зелеными глазами и с такой пышной и крепкой грудью, что ею просто нельзя не любоваться. Но ему придется как-то с этим справиться. У него нет времени на любовные развлечения, даже если это и была его первая мысль при виде девушки за стойкой бара.

Как только он поймает такси и посадит в него этого чертова Чака, он вернется и обсудит с агентом план действий. Надо будет лишь поменьше глазеть на ее выдающиеся во всех смыслах прелести. До появления Бекенфельда оставалось около часа. Если сегодня все пройдет успешно, завтра он уже будет в самолете, а Бекенфельд — за решеткой.

Дарин вздохнул. Ему никогда не узнать, какова эта рыжеволосая фемина в постели. А судя по ее внешнему виду, она суперсексуальна.

Мимо него прошел мужчина с бритой головой. Дарин не смотрел в его сторону, но, видимо, подсознание оказалось более чутким, он оглянулся и узнал… Бекенфельда.

Доктор тоже обернулся. Искра узнавания промелькнула в его острых маленьких глазках, после чего он, резко толкнув Чака на Дарина, метнулся в сторону и побежал прочь.

Стряхнув с себя что-то гневно бормочущего пьянчужку, Дарин бросился вслед за преступником. Расстояние между ними быстро сокращалось, но тут Бекенфельд свернул за угол здания и исчез.

Через несколько секунд раздался женский крик. Голос показался Дарину на удивление знакомым. Он метнулся вперед и увидел две едва различимые фигуры, борющиеся на земле. Черт побери, да это же его напарница из ФБР! Значит, она решила ему помочь, пошла следом и, заметив Бекенфельда, попыталась его задержать. Какая смелая женщина! Впрочем, других в ФБР и не держат!

Схватив негодяя за руку, Дарин оторвал его от женщины и… невольно взглянул на ее груди. Секунды невнимания вполне хватило преступнику, чтобы полоснуть своего противника ножом по бедру, а затем по щиколотке.

Боль была адская. Упав на землю, Дарин услышал удаляющийся стук убегающих ног, и, прежде чем он успел перевернуться на живот и нащупать на земле выпавший пистолет, Бекенфельд словно растворился в ночной мгле.

Дарин откинулся на спину. Давненько ему не доводилось совершать подобных ошибок! Преступник находился уже у него в руках, а он его упустил. И стыдно сказать, почему… Загляделся на женскую грудь! Уму непостижимо! Повел себя как подросток.

Повернув голову, он увидел женщину, присевшую возле него на корточки. Слава богу, она была жива.

—  Вы не ранены? — хмуро спросил он.

—  Нет, я в порядке. — Она бегло осмотрела лежащего рядом мужчину. — Господи, у вас кровь.

К счастью, куртка защитила его от удара и нож лишь скользнул по бедру, но рана все же оказалась достаточно глубокой, а вот правая щиколотка была сильно порезана. Конечно, все это заживет, но преследовать Бекенфельда теперь ему будет значительно труднее. По крайней мере, сегодня ночью.

Дарин коротко выругался по-арабски, проклиная собственную неосторожность.

—  Я вызову машину скорой помощи, — голос девушки был поразительно спокоен.

Дарин схватил ее за руку.

—  Никакого госпиталя. Никаких докторов.

Ее глаза расширились.

—  Вы в своем уме?

—  Со мной случались вещи и похуже. А где, кстати, был ваш пистолет, когда вы преследовали Бекенфельда? Почему не стреляли?

—  Какого Бекенфельда?

Он чуть не задохнулся от гнева.

—  Неужели они вас даже не проинформировали, кого вам предстоит задерживать?!

—  Кто — они? Я ничего не понимаю.

Дарина озарила внезапная догадка.

—  О черт! Так вы не из ФБР?

—  Нет. Но первая буква правильная. Меня зовут Фиона.

Дарин скрипнул зубами, обхватил руками ноги. Бен был абсолютно прав, считая его не совсем подходящим для этого задания. Два непростительных промаха подряд. Но он пока не сдался!

Фиона поднялась с земли и вытерла руки о джинсы.

—  Пойду позову нашего нового бармена, который только что пришел, пусть поможет вам.

—  Не надо.

—  Почему не надо? Вам надо срочно обработать рану.

Скорее всего, этот бармен и являлся агентом ФБР, и Дарин не хотел, чтобы тому стало известно, каким ослом оказался его напарник. То, что Бекенфельду удалось уйти, было его, Дарина, грубейшей ошибкой. Значит, надо ее исправлять. Но как? Он ранен. И ему, похоже, нужна помощь. А рядом только эта женщина.

Он перевел взгляд на Фиону. Выражение ее лица — смесь смущения и участия. Сейчас это был единственный человек, на которого он мог рассчитывать. Если, конечно, она согласится ему помочь.

—  Вы живете здесь поблизости?

—  У меня квартира примерно в двух километрах отсюда.

—  Отвезите меня туда.

Фиона опустила глаза и внимательно посмотрела на него.

—  Сначала скажите мне, кто вы такой и зачем вы здесь. И что за тип — этот Бекенфельд, который пытался меня убить.

Он скажет ей только то, что должно ее успокоить. Ему не хотелось подвергать ее опасности, сообщив ей лишнюю информацию.

—  Если отвезете меня к себе домой, то узнаете подробности. Пока же могу сказать вам только то, что я действую в соответствии с законом. Человека, которого я упустил, зовут Роман Бекенфельд, и он очень опасен.

Лицо Фионы прояснилось.

—  О, значит, вы ловите преступников?

—  Именно.

—  Но… как я могу быть в этом уверена?

Дарин поднял руку.

—  В правом кармане брюк мои документы.

Она присела и, пошарив в его кармане, вытащила оттуда бумажник.

—  Фрэнк Скорпио?

—  Совершенно верно. — Он шевельнул ногой и поморщился от боли. — Мы скоро можем отправиться?

—  Мне придется вызвать такси. Моя машина на ремонте.

—  Обойдемся без такси. Я взял в аренду автомобиль. Он на стоянке возле бара.

—  Отлично. — Она живо поднялась. — Я только предупрежу нового бармена. Это займет не более минуты. Будьте здесь и никуда не уходите.

—  Обещаю вам быть здесь. Впрочем, далеко мне все равно не уйти. А вы пообещайте, что ничего вашему бармену обо мне не расскажете. Чем меньше людей будут знать о случившемся, тем лучше.

—  Договорились. — Она покосилась на его пистолет. — Не могли бы вы убрать эту штуку подальше? А то мне как-то не по себе.

Дарин засунул «беретту» в кобуру.

—  Могу ли я еще что-нибудь сделать для вас, прежде чем из меня вытечет вся кровь?

Она ободряюще улыбнулась.

—  Все поняла. Ухожу.

Дарин остался один на темной аллее. Связавшись с этой женщиной, он совершал ошибку. Но у него нет выбора. Сегодня явно не его день!

Роман Бекенфельд бежал, не останавливаясь. Бежал, пока его легкие не начали гореть, а глаза слезиться. Бежал без цели и направления по безлюдным темным улицам. Острая боль в правом боку заставила его остановиться. Он спрятался за большим желтым мусорным баком и пощупал свои ребра — вроде бы ничего не сломано, только ушиб, как он и думал.

И все из-за этой чертовой бабы, на которую он неожиданно налетел, завернув за угол. Надо было сразу пырнуть ее ножом — и бежать.

Нетрудно догадаться, через кого Шакир нашел его. Через этого идиота Ларри Саттера. Он не должен был доверять ему. Саттер лгал, когда заявил, что ему удастся выбраться из госпиталя за час до намеченной встречи, — обыкновенная уловка, чтобы защитить свою задницу. Наверняка уже во всем раскололся.

Проклятые Шакир и Саттер! Если Шакир останется жив, а, скорее всего так и произойдет, так как ему не удалось ударить его как следует, то в ближайшие дни придется каким-то образом вывести его из игры. Но начинать надо с Саттера. Собаке — собачья смерть. Но как? Он не может и близко подойти к госпиталю, его сразу же узнают, а там наверняка кишмя кишат полицейские.

Томми Строкс. Бывший заключенный, исчезнувший из Техаса, но, без сомнения, прокручивающий свои делишки где-то в Лас-Вегасе. Вполне подходящая кандидатура для такой работенки.

Однако у него пока нет денег, чтобы заплатить Строксу. Впрочем, можно сыграть на ненависти парня к адвокатам. Есть шанс, что Томми согласится убрать Саттера без всякого вознаграждения, в отместку за то, что некогда один из этих судейских не сумел избавить его от пятилетнего тюремного срока. Осталось лишь найти его. И он найдет. Сегодня же. А потом возьмется за Шакира.

ГЛАВА ВТОРАЯ

Подъехав к дому, Фиона постаралась справиться с охватившим ее волнением и помогла Фрэнку выбраться из машины. Что ж, если ей хотелось приключения, то она определенно его получила. Слава богу, хоть осталась цела. Если бы не Фрэнк, тот сумасшедший наверняка бы ее прикончил. Хотя она ему так просто не сдалась бы, особенно после того, как он повалил ее на землю. Угроза изнасилования напугала ее даже больше, чем блеснувший в его руках нож.

Открыв замок, Фиона толкнула дверь и тут же была встречена Карлоттой, ее слюнявым перекормленным шарпеем.

—  Ну что, Лотти, чем ты меня сегодня порадуешь?

Клочки бумаги в углу комнаты послужили ей ответом.

Покачав головой, Фиона погрозила собаке пальцем.

—  Ах, какая нехорошая девочка!

Лотти, как всегда, смотрела на нее невинным взглядом широко открытых прозрачных ореховых глаз, полных искреннего удивления.

Прежде чем вернуться назад к Фрэнку, Фиона взяла Лотти за ошейник и, препроводив нашкодившую собаку в спальню, закрыла дверь прямо перед ее огорченной физиономией.

Фрэнк. Ха! Это имя совсем не подходило ему. Остается надеяться, что он сотрудник какого-нибудь легального агентства, а не подпольный наркоделец. Она уже пошла на риск, не отправив его в клинику, а впустив его в свою квартиру, и вовсе выказала себя наивной дурой. Но, с другой стороны, не могла же она оставить его, истекающего кровью, на улице? Он ранен и нуждается в помощи!

Повернувшись, она с удивлением обнаружила, что он уже успел пройти в комнату и расположиться на ее софе — ноги вытянуты, глаза закрыты. Нет, он был слишком великолепен для ее дешевой квартирки. Правда, немного бледен. И уж не случился ли с ним обморок от потери крови? Тогда ей придется звонить в «Скорую», хочет он того или нет.

Фиона закрыла замок на два оборота, подошла к софе и посмотрела на повязку, которую она соорудила на его бедре из двух полотенец из бара. Присев рядом, она отвела в сторону его куртку и с облегчением увидела, что царапина на боку едва кровоточила. Но для того, чтобы лучше рассмотреть рану, ей нужно снять с него брюки. Если учесть, что они встретились всего лишь несколько часов назад, раздевать его казалось ей не совсем приемлемым занятием, но в то же время и ужасно соблазнительным.

Словно в замедленной киносъемке Фиона поднесла руку к его молнии и… замерла. Нет, она не способна сделать это. Но если сдвинуть немного полотенце вниз…

Рука мужчины со скоростью кобры метнулась к ее запястью. От неожиданности Фиона чуть не подпрыгнула.

—  Что вы делаете? — спросил он, не открывая глаз и не отпуская ее руки.

Слава богу, по крайней мере, он не в обмороке.

—  Я хотела взглянуть на вашу рану. Ее надо бы продезинфицировать.

Мужчина поднял голову и внимательно посмотрел на нее своими глубокими черными глазами. Фиона почувствовала, как по ее спине побежали мурашки.

—  У вас есть какой-нибудь антисептик?

—  Кроме антисептика у меня найдется еще и пластырь. — И некоторые знания по оказанию первой помощи благодаря году практики в спасательном отряде. Правда, за все время у них было лишь несколько вызовов и ни одного ножевого ранения. — Я сделаю все, что в моих силах.

—  Я буду признателен за любую помощь. — Он с благодарностью посмотрел на нее. — Вы уверены, что он вас не поранил?

Фиона была тронута его искренним участием.

—  Уверяю, со мной все в порядке. Разве что две царапины на спине.

—  Вы меня успокоили. Я боялся, что он мог задеть и вас.

—  Он пытался, но мне удалось удержать его.

—  Сожалею, что не могу сказать того же про себя.

—  Но вы спасли меня. Если бы вас не оказалось рядом, вряд ли бы мы сейчас с вами разговаривали.

—  Если бы не я, вы вообще не попали бы в эту историю.

Фиона не собиралась сейчас обсуждать все превратности судьбы, поэтому просто сказала:

—  Вы могли бы устроиться поудобнее. Я имею в виду, если вы хотите снять…

Господи, почему она не может произнести это слово?

Он поднял брови.

—  Мои брюки?

—  Да. И ботинки, и носки, конечно. Я тогда могла бы разглядеть ее получше… Вашу рану, я имею в виду… Ту, которая на бедре.

—  Может, мне и рубашку снять заодно?

Похоже, он явно находил эту ситуацию забавной. Она же, скорее всего, выглядела идиоткой. Ее взгляд предательски задержался на молнии его брюк.

—  Конечно. Или же я просто подниму ее вверх. — Она украдкой посмотрела на его лицо. — Вашу рубашку…

На мгновение ей показалось, что он готов рассмеяться.

—  Что еще вы хотели бы от меня?

—  Не могли бы вы отпустить мою руку?

—  Конечно, — ответил он, но прежде, чем отпустить, провел большим пальцем по внутренней стороне ее запястья.

Или же ей это только показалось?

Фиона вскочила на ноги и стянула с кресла широкий шарф, связанный ее бабушкой из шерсти различных оттенков зеленого.

—  Вы можете пока накрыться этим.

Она бросила ему шарф и, быстро повернувшись, чтобы скрыть смущение, прошла в ванную, где, присев на корточки, нашла в шкафчике под раковиной пластырь, вату и антисептик. Войдя в комнату, она чуть не выронила все это из рук, увидев его длинные мускулистые ноги, выступавшие далеко за край софы, и голую грудь, которая являла собой прекрасный образец рельефных мышц.

Фиона опустилась на колени и приложила кусок чистой материи к его левому боку.

—  Ну, эта ваша рана выглядит совсем неплохо. Я думаю, здесь ничего делать не надо, — сказала она.

—  Это всего лишь царапина. Сейчас меня интересует мое бедро и щиколотка.

По правде сказать, Фиону больше интересовало то, что находилось между его бедрами. Отбросив прочь эти крамольные и совершенно неуместные в данной ситуации мысли, она опустила взгляд и посмотрела на его рану.

—  Да, эта выглядит похуже. Пожалуй, тут не помешала бы парочка скобок.

—  Достаточно просто забинтовать.

—  Как скажете, — ответила она и, промокнув рану, начала обрабатывать ее антисептиком.

Несколько полосок пластыря, которые она наложила, лишь слегка сблизили края-раны. Он посмотрел на ее работу.

—  Выглядит довольно нелепо.

—  Ничего не поделаешь, какое-то время вам придется пожить в таком виде.

—  Теперь щиколотка.

В его голосе послышались повелительные нотки.

Она бросила на него быстрый взгляд.

—  Этим я сейчас и собираюсь заняться. Перевернитесь на живот.

Он перевернулся, Фиона скинула с Фрэнка простыню и чуть не проглотила собственный язык: на нем не оказалось трусов. Ее глазам предстали аккуратно вылепленные ягодицы, которые были лишь немного светлее его ног. Отсутствие трусов не только смутило ее, но произвело определенное действие на некоторые места ее тела. Но ей надо было заниматься раной, а не любоваться красотой обнаженного мужского тела!

Щиколотка оказалось поврежденной намного сильнее. Даже и думать нельзя было о том, чтобы зафиксировать края раны с помощью пластыря.

—  Вас все-таки придется отвезти в госпиталь, — проговорила она упавшим голосом.

—  Ерунда, и так заживет.

—  Фрэнк, золотко, — в ее тоне послышались елейные нотки. — Вам чуть не отрезали ногу. Еще неизвестно, сможете ли вы ходить. Вас обязательно должен осмотреть врач.

Мужчина поднял голову и скосил на нее глаза.

—  А вы не знаете какого-нибудь врача?

За все время, проведенное в Лас-Вегасе, Фиона только раз была у врача, и то гинеколога. Зато ее соседка по этажу Пег работала медсестрой в клинике.

—  Я знаю одну женщину, которая может помочь.

Он нахмурился.

—  Врач — женщина?

—  Вы имеете что-нибудь против женщин, Фрэнк?

Он посмотрел на нее, как будто проглотил кусок жгучего перца.

—  Нет. Но я не буду отзываться на Фрэнка.

—  Стало быть, ваше имя не Фрэнк?

—  Нет.

—  В таком случае каково ваше настоящее имя?

—  Вы можете называть меня Скорпио. Ну и черт с ним!

—  А вы можете по-прежнему называть меня Фионой. Но если вы назовете меня Фи-Фи или Рыжей, я насыплю горсть соли прямо на вашу рану, понятно?

Его рот дрогнул, на щеках обозначились ямочки, белые зубы блеснули между приоткрытых губ.

—  Вы всегда такая агрессивная?

—  Это еще вполнакала.

Она поспешила на кухню, чтобы позвонить Пег.

Дарин считал, что боль от полученных ран вполне способна заглушить физическое желание. Но он ошибся. Едва Фиона коснулась его бока, как он почувствовал его первые признаки.

—  Сейчас она придет, — сказала Фиона, вернувшись в комнату и устроившись напротив него в кресле.

—  Она — хирург?

—  Медсестра.

—  Выдумаете, ей можно доверять?

Фиона сложила на груди руки.

—  Может быть, у вас есть какие-нибудь идеи получше?

Идеи у него были. Правда, никак не связанные с его лечением. Он даже специально дернул ногой, чтобы приступом острой боли снять нарастающее возбуждение. Еще не хватало, чтобы хозяйка дома увидела, как топорщится одеяло!

—  Я буду благодарен за любую помощь. И если вы принесете из машины мою сумку, то я смогу переодеться и отправиться дальше.

Она скрестила вытянутые перед собой ноги.

—  Вы действительно полагаете, что в состоянии сегодня куда-нибудь отправиться?

—  Я обязан сделать свою работу.

—  Вы собираетесь продолжить погоню за Бекенфельдом по темным улицам Лас-Вегаса, хотя он взял старт больше часа назад? И вы что, надеетесь передвигаться на коленях или ползком?

—  У меня были и более серьезные травмы.

Она внимательно посмотрела на него.

—  Не сомневаюсь. Но если вы даже и уйдете отсюда, вряд ли сумеете отыскать его сегодня. За это время он мог вообще покинуть страну.

—  Уверен, что нет.

—  Как вы можете быть в этом уверены?

Фиона задает слишком много вопросов. Но ему придется сообщить ей некоторые подробности, чтобы она представляла, насколько велика опасность и почему так важно, чтобы Бекенфельд был схвачен как можно быстрее.

—  Могу ли я рассчитывать на то, что информация, которую я намерен вам сообщить, не пойдет никуда дальше?

—  Мой рот на замке.

—  Бекенфельд по специальности врач, но использует свою медицинскую практику лишь для прикрытия. Он похищает новорожденных и продает их. Недавно он убил одного врача из Техаса, чтобы воспользоваться его пропуском и найти в роддоме женщину, у которой он собирался украсть ребенка. К счастью, он был вовремя остановлен, но ему все же удалось ускользнуть от полиции.

—  Значит, он убийца и похититель детей?

Ее голос задрожал от возмущения.

—  Ему нужны деньги, чтобы подпитывать свою страсть к азартным играм. Наш информатор сообщает, что у Бекенфельда в Лас-Вегасе имеются связи, и он собирается их использовать, чтобы пополнить свои финансы. К тому же в этом городе легко спрятаться.

Но он все равно доберется до него. И на этот раз ему не удастся уйти.

—  Но если даже он остался в городе, вы вряд ли сможете заняться этим сегодня. Останьтесь здесь на ночь, а утром отправляйтесь на поиски, если, конечно, не станет хуже.