logo Книжные новинки и не только

«Небесный поцелуй» Кристи Голд читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Кристи Голд Небесный поцелуй читать онлайн - страница 3

Странное поскребывание, доносящееся откуда-то из-за двери, заставили его отвести взгляд от ее губ.

—  Что это там?

Она улыбнулась.

—  Это Лотти. Должно быть, она узнала, что на моей софе лежит раздетый мужчина.

—  Вам следовало предупредить меня, что мы тут не одни, — улыбнулся Дарин.

—  Можете быть уверены, она не скажет ни слова. Если бы я впустила ее сюда, она бы сразу бросилась целоваться.

—  Она всегда так встречает ваших гостей?

—  Да, она у меня просто дикарка. — Фиона кивнула в сторону разодранной книжки, валявшейся в углу. — Сегодня ей было скучно, и видите, что осталось от моего учебника.

—  Вы еще учитесь?

—  Я студентка колледжа.

—  Вы такая еще молодая? Я думал, что вы постарше.

Ее улыбка увяла.

—  Спасибо за комплимент. Похоже, ему явно сегодня не везло!

—  Я имел в виду старше двадцати.

—  Мне почти двадцать шесть. Я поздно начала заниматься своей карьерой. Но все же лучше поздно, чем никогда.

—  Вы из Лас-Вегаса?

—  Нет, из Идахо. Здесь я всего лишь несколько лет. Работаю в баре по ночам, чтобы платить за обучение и квартиру.

Дарин даже представить себе не мог такого образа жизни. Ее сила духа восхищала его не меньше, чем ее тело.

—  Такое ощущение, будто вы вообще не спите.

—  Да, спать приходится немного. Но я уже привыкла. Ну, а вы откуда родом?

—  Где я только не жил. У меня нет постоянного дома.

—  Все имеет свое начало. Мне почему-то кажется, что вы вообще не из Штатов.

—  Угадали. Я родился в небольшом государстве рядом с Оманом. Но я уже давно там не был.

—  Ни жены, ни подруги, которая ждала бы вас? Или вы из тех, которые находят себе женщин повсюду?

—  У меня нет привязанностей.

Точнее, он не хотел их.

—  А ваши родители?

—  Они умерли.

Она вздохнула и опустила глаза.

—  Извините. Мой отец умер, когда я была совсем маленькая, но мама до сих пор жива. Она научила меня всему, что я знаю о своей работе. Она делает лучший мартини в Штатах, а может быть, и во всем мире. И еще она научила меня защищать себя.

В этом Дарин уже успел убедиться. Но ему не хотелось, чтобы ей снова пришлось оказаться в подобной ситуации — еще одна причина поскорее покинуть ее квартиру.

Раздался стук в дверь, сопровождаемый лаем и повизгиванием собаки. Дарин попытался встать, но Фиона жестом остановила его.

—  Не вставайте! Это Пег.

—  Убедитесь в этом, перед тем как откроете дверь. Бекенфельд мог проследить за нами.

—  Думаете, у него настолько хорошие манеры, что он стал бы стучаться?

Дарин тоже сомневался в этом, но на всякий случай достал из кобуры пистолет и положил к себе на колени. В его положении он должен быть готов ко всему. Но что касается Фионы… К ее появлению в своей жизни он явно оказался не готов.

Хотелось бы ему провести с ней ночь? — уже не в первый раз спросил он себя. Эта мысль вызвала прилив сил в его теле. Если он и не в той форме, чтобы преследовать Бекенфельда, но он вполне способен заняться с ней любовью. Но только если они сразу договорятся об условиях: никакой привязанности, никакой эмоциональной зависимости, никаких обещаний. Все то, что случится в течение нескольких часов между закатом и рассветом, должно остаться между ними.

Завтра он вернется к своему одинокому существованию, где ничего не будет иметь для него значения, кроме его работы. Ему не нужны длительные отношения, хотя временами, признаться, он и ощущал по ним тоску.

Через глазок Фиона увидела свою соседку в белой фланелевой пижаме с мелкими розовыми сердечками. Блестящие завитки каштановых волос, фейерверком выстреливали во все стороны от ее головы.

Фиона открыла дверь и выскользнула в коридор.

—  Это все, что я смогла найти. — Пег тряхнула маленьким коричневым чемоданчиком. — Мне не хотелось врываться в клинику среди ночи — это вызвало бы подозрения.

Взяв у нее чемоданчик, Фиона щелкнула застежкой и заглянула внутрь.

—  Ты просто золото, Пег!

—  И где это у тебя?

—  Что?

—  Где ты порезалась?

—  Я не порезалась.

Пег кивнула в сторону чемоданчика.

—  Тогда для кого все это?

—  Для моего друга.

Пег нахмурилась.

—  Для друга? А ты уверена, что у твоего друга нет аллергии на пенициллин? А вдруг у него случится анафилактический шок? Тогда я могу потерять работу.

—  Я спрошу у него.

—  Нет, лучше я сама.

И прежде чем Фиона успела ее удержать, Пег нырнула ей под руку и заглянула в комнату через приоткрытую дверь. И тут же отпрянула назад.

—  Кошмар! У тебя на софе голый мужчина с пистолетом! — воскликнула она, глядя на свою подругу широко раскрытыми голубыми глазами. — Он что, держит тебя заложницей?

—  Ради бога, успокойся. Он из полиции, и ему нельзя себя раскрывать. А сегодня он попал в переделку.

Пег выпятила нижнюю губу.

—  Все это очень впечатляет. Его пистолет. И сам он тоже. Интересно, а как работает другое его оружие?

Фиона дернула Пег за руку.

—  Не глупи, Пег. Он ранен. Его не интересует секс.

Пег коротко хохотнула.

—  Не смеши меня. Я не знаю ни одного мужчины, которого какая-то царапина могла бы удержать от этого занятия.

—  Ну, это совсем не царапина. Вот поэтому я попросила тебя осмотреть его. Конечно, если только ты пообещаешь больше не задавать дурацких вопросов.

—  Ладно, обойдемся без вопросов, — шмыгнула носом Пег.

—  И без всяких намеков. Договорились?

—  Постараюсь, — еще менее охотно протянула ее подруга.

Фиона открыла дверь. Пег, держась как можно ближе к Фионе, осторожно вошла в комнату. Скорпио сидел на софе в широком зеленом шарфе, завязанным вокруг бедер. Пистолет он уже успел убрать в кобуру.

Фиона кивнула в сторону Пег.

—  Фрэнк, ой, прости, Скорпио, это моя соседка Пегги Джонс. Она посмотрит, чем тебе можно помочь.

Дарин наклонил голову.

—  Буду очень благодарен.

Отодвинув Фиону локтем в сторону, Пег вышла вперед.

—  Без проблем. Показывайте, где болит.

Дарин подтянул шарф и открыл залепленное пластырем бедро.

—  Ну, это совсем не дело, — охнула Пег и принялась отдирать пластырь.

Фиона подумала, что напрасно она не сбрила своему гостю волосы на ноге, но, взглянув на его лицо, с удивлением заметила, что тот даже не поморщился. Очевидно, этот парень был из тех редких счастливчиков, что имеют очень высокий болевой порог.

—  Так. Одна рана готова. Где остальные?

—  Рана на бедре еще ничего, — сказала Фиона. — Ему нужно перевернуться, чтобы показать тебе другую. Та похуже.

Дарин перевернулся на живот и опустил голову на сложенные руки. Пег присела на софу возле его ног. В этот раз, когда ее глаза встретились с глазами Фионы, в них не было и тени усмешки.

—  Да, рана скверная. Возможно, даже повреждено сухожилие.

Скорпио приподнял голову.

—  Сделайте что можно, я потерплю.

—  И подцепите какую-нибудь инфекцию. По крайней мере, вам нельзя будет ходить как минимум два дня… если, конечно, не умрете раньше.

—  Можете не сомневаться, выживу.

Его голос был абсолютно спокоен.

—  У него были раны и похуже.

Фиона показала на длинный белый шрам, идущий почти через половину его спины.

—  Ну что ж, займемся. — Обработав рану, Пег наложила повязку и, закончив, ласково потрепала его по голени. — Вот так, красавчик. Здесь мы все сделали. Но не пеняй на меня, если начнется гангрена. — Она встала и, сдвинув брови, посмотрела на него сверху вниз. — Есть аллергия на пенициллин?

—  У меня никогда не было аллергии.

—  Отлично. — Она порылась в чемоданчике и протянула Фионе пузырек с таблетками. — Давай ему по две штуки в течение семи дней. Если начнет подниматься температура, сразу вези в больницу.

—  Хорошо.

Фиона подумала, что вряд ли он тут задержится дольше чем на два дня.

—  Благодарю вас за помощь, миссис Джонс, — кивнул Скорпио.

Лицо Пег расплылось в широкой улыбке.

—  О, не стоит. Мой муж и я с удовольствием пригласим вас на обед, если все будет хорошо.

Скорпио улыбнулся.

—  Сочту за честь. Ваш муж — счастливчик.

Фиона подхватила Пег под руку и повела ее к двери.

В коридоре она рассыпалась в благодарностях.

—  Огромное спасибо тебе, Пег. Я теперь у тебя в долгу.

—  Ладно, ладно, детка. Но ты и себе кое-что должна. Этот экземпляр у тебя в комнате — просто непревзойденный образец идеального самца. Не упусти момент!

—  Он друг, Пег, просто друг.

—  Ладно, милочка, не буду спорить, — хитро улыбнулась Пег и, развернувшись, направилась к выходу.

Фиона несколько секунд смотрела ей вслед, затем заперла за ней дверь и прошла на кухню.

Налив стакан воды и достав таблетки обезболивающего, оставшиеся у нее после одной драки в баре примерно месяц назад, она вернулась в комнату.

—  Выпейте, и сразу почувствуете себя намного лучше.

Он отрицательно покачал головой.

—  Не вижу в этом необходимости.

—  Одна из них — антибиотик, две другие — обезболивающие.

—  Я испытываю лишь легкий дискомфорт.

—  Если выпьете, то не будете испытывать вообще никакого дискомфорта. Заснете, как ребенок.

Его глаза казались почти черными.

—  А если я откажусь?

Боже, какой упрямец!

—  Тогда мне придется поступить с вами так же, как я обычно поступаю с Лотти. Открою вам рот и засуну туда таблетки.

—  Значит, не отступитесь?

—  Ни за что. Так что берите таблетки и будьте паинькой.

Обреченно вздохнув, он взял с ее ладони таблетки, положил их в рот и запил водой. Господи, до чего же он сексуальный! Если бы у нее хватило смелости последовать совету Пег! Но нет, по крайней мере, не сегодня. Несмотря на слова подруги, что никакие раны не остановят мужчину, если он захочет заняться любовью, Фиона с трудом могла в это поверить. К тому же завтра его все равно уже здесь не будет. А зачем ей одна ночь?

—  Откройте рот, — скомандовала она. — Хочу убедиться в том, что вы их проглотили.

—  Вы не доверяете мне?

—  Не совсем. Так что откройте рот и дайте мне посмотреть.

С быстротой молнии он схватил ее за руку и притянул к себе.

—  А вдруг я их спрятал под язык?

—  Вы что, хотите, чтобы я открыла вам рот и засунула туда руку?

—  Нет, это способ мне не нравится. Но… я открыт для других предложений.

—  Не понимаю.

Он положил руку ей на шею и притянул к себе ближе, в результате чего ее губы оказались в дюйме от его губ.

—  Существуют и другие способы.

О боже, кажется, Пег все-таки права! — мелькнуло в голове Фионы.

—  Принятые вами таблетки уже наверняка начали действовать, поэтому лучше полежать тихо.

—  Но ведь нам придется провести вдвоем целый вечер, почему бы не получить от этого удовольствие? — Он закрыл глаза, потом медленно открыл их снова. — Если, конечно, вы не против.

—  Мы совсем не знаем друг друга.

—  Я уже успел вас хорошо узнать. Вы очаровательная, отважная и необычайно страстная женщина.

Надо быть полной дурой, чтобы купиться на такой откровенно льстивый комплимент.

—  Я не вчера родилась и прекрасно понимаю, что означают такие слова в устах мужчины, — многозначительно протянула Фиона.

—  Но тут вы ошиблись. Я не из тех мужчин, которые используют дешевую лесть, чтобы соблазнить женщину. Однако красоту спрятать нельзя. — Его глаза скользнули по ее груди. — И главное, что я ни к чему вас не принуждаю. Но разве может что-то изменить один-единственный поцелуй?

Улыбка чуть тронула его губы.

—  Ну а если соглашусь? Что я буду иметь от этого?

—  Вы сможете выяснить, проглотил ли я таблетки или спрятал их под языком.

Ей очень хотелось поцеловать его. Он прав: один поцелуй — это пустяк. Маленькое приключение. Всего лишь один-единственный поцелуй…

Отбросив в сторону здравый смысл, она наклонилась и… на несколько минут забыла обо всем на свете.

—  Что за лекарства ты мне дала? — пробормотал мужчина, когда, наконец, оторвался от ее губ.

Он сел и, упершись в колени локтями, закрыл руками лицо.

Фиона подняла голову. Пульс стучал у нее в висках, как отбойный молоток.

—  Обезболивающее. Кажется, оно должно действовать довольно мягко.

Он откинулся назад на софу.

—  Моя голова идет кругом. Мне кажется, я теряю сознание.

Фиона вскочила с софы и бросилась к телефону.

—  Я позвоню Пег.

Едва ее соседка сняла трубку, как Фиона скороговоркой выложила ей всю информацию: что она дала Скорпио, в каком количестве и какое действие на него это произвело.

Пег поспешила успокоить ее, заявив, что никакого вреда ему это не принесет, но проспать он может довольно долго.

Положив трубку, Фиона, с одной стороны, почувствовала облегчение, а с другой, ужасное разочарование, ведь вечер закончился так внезапно. Хотя, возможно, это и к лучшему. Ей стоило бы дважды подумать, прежде чем целоваться с этим мужчиной, ведь они почти незнакомы. Но сколько можно держать свои чувства в узде и здраво рассуждать о моральных принципах! А целоваться с ним так приятно!

Фиона быстро приняла душ и, оставив дверь в спальню открытой, забралась в постель. Завтра утром она в последний раз посмотрит на него и уйдет на занятия, а он проснется и наверняка уйдет искать своего… как там его? Бекенфельда! Если только он будет в состоянии это сделать. По крайней мере, без чьей-то помощи… А что, отличная идея!

Фионе даже расхотелось спать, и она, возбужденная, заерзала в постели. Она поможет Скорпио в его поисках, благо она хорошо знает Лас-Вегас, а заодно… Ну, об этом пока лучше не думать.

ГЛАВА ТРЕТЬЯ

Фиона почувствовала, как рядом с ней прогнулся матрас, и открыла глаза. На часах было шесть утра. Может, это Лотти, справившись с дверью, пришла пригласить ее на утреннюю прогулку? Фиона тут же рассмеялась над собственной глупостью. Чего только не придет в голову спросонья! Лотти… Да эта «Лотти» еле на кровати помещается!

И как же ей поступить в подобной ситуации? Вариантов много. Например, она громко, негодующе кричит и выскакивает из постели с видом оскорбленной добродетели. А можно и не кричать… а просто предложить позавтракать. Или притвориться спящей и ждать, что будет дальше. Последний вариант ей показался наиболее привлекательным. Фиона почувствовала горячие губы Скорпио на своем затылке, совсем не похоже, чтобы ему хотелось кофе с круассанами. Большая рука ласкала ее грудь с неожиданной для такого большого и сильного мужчины нежностью. Наверное, надо все же «проснуться» и устроить ему сцену. Но когда его рука скользнула по ее животу вниз, а кончик языка обвел ее ухо, она отбросила все предосторожности и, затаив дыхание, стала ждать продолжения.

—  Тамра… Тамра?

Фиона резко повернулась и села на постели. Его глаза были плотно закрыты, большие руки спокойно лежали на простыне. Он спал. Он даже не заметил, что ее уже нет рядом с ним. В его подсознании она была кем-то еще. Кем-то, кто наполнял его сновидения. Тамрой, не Фионой.

Может быть, он лгал, когда говорил, что у него нет привязанностей? Может быть, Тамра — это его жена или подруга? У себя в баре она встречала сколько угодно подобных мужчин, готовых рассказать любую историю, лишь бы затащить тебя в постель. Но если он обманул ее в том, что у него нет постоянной женщины, то, может быть, он обманул ее и в другом. А вдруг он все-таки связан с преступным миром? Ей необходимо это выяснить. И чем скорее, тем лучше.

Фиона встала, прошла на цыпочках в ванную, надела черные вылинявшие шорты и голубую майку с надписью поперек груди «Не трогай меня!». Крадучись вернулась в комнату, достала из кошелька ключи и, натянув на ноги красные мокасины, выскользнула за дверь, испытывая угрызения совести, что оставила бедную Лотти скулить на кухне, и легкое чувство вины за то, что собиралась сейчас сделать. Но это было совершенно необходимо для ее безопасности.

Почти бегом проделав весь путь от дома до стоянки машин, она открыла багажник белого седана и, обнаружив там черную нейлоновую сумку, нерешительно потянула за молнию.

Первым делом она достала кошелек, набитый сотенными купюрами. Деньги от продажи наркотиков? О боже, ей оставалось только надеяться, что нет.

От резкого звонка телефона она вздрогнула и выронила кошелек. Сотенные купюры разлетелись по черной резине багажника. Покопавшись в сумке, Фиона вытащила из бокового кармана что-то вроде огромного носового платка, потом какую-то золотую ленту и, наконец, добралась до телефона. Стоит ли ей отвечать на звонок?

Поколебавшись немного, она нажала на кнопку, но ее «алло» было встречено гробовым молчанием. Наконец абонент отозвался.

—  Я, должно быть, ошибся номером.

—  Возможно, и нет, если вам нужен Скорпио.

Еще одна долгая пауза.

—  Кто это?

—  Сначала сами представьтесь.

—  Александр Кент, коллега Дарина.

Дарин? Ага, один обман раскрыт.

—  Вы тоже из полиции?

—  В некотором роде. А вы в каких с ним отношениях?

—  Я его друг. — Она наклонилась и, удерживая телефон плечом, стала собирать деньги. — Он сейчас подойти не может. Спит. Может быть, вы хотите ему что-нибудь передать?

—  Вам необходимо разбудить его.

Фиона наморщила нос, услышав повелительные нотки в далеком голосе.

—  Это может оказаться не так-то просто.

Последовал нетерпеливый вздох.

—  Может быть, все-таки попытаетесь, мисс?..

—  Пауэрс. Мне очень жаль, но он совершенно обессилен после вчерашней ночи.

—  А что случилось вчера ночью?

Конечно, ей нетрудно было бы сообщить своему собеседнику некоторые детали, но кто знает, могла ли она ему доверять?

—  Думаю, Дарин сам все расскажет. Я передам ему, чтобы он вам перезвонил.

Закончив разговор, она пришла к выводу, что вопросов у нее осталось больше, чем ответов.

Положив кошелек и телефон в сумку, она перекинула ее через плечо и отправилась домой готовить кофе и тосты, так как никаких круассанов у нее не было. Как только ее Спящий принц проснется, она предложит ему завтрак и задаст несколько вопросов. Если его ответы ее устроят, она вернет ему сумку, но только после того, как он согласится принять ее помощь.

С этой мыслью она опустила ключи от машины к себе в карман. Если они ему понадобятся, ему придется потрудиться, чтобы получить их.

Дарин медленно поднимался из глубин долгого сна. Казалось, он был все еще неспособен определить себя ни во времени, ни в пространстве.

Открыв глаза и подперев рукой голову, он увидел женщину, сидящую в кресле в углу маленькой спальни. Женщину звали Фионой. Это она привезла его в свою квартиру. И усыпила какими-то сильными лекарствами.

Уголки ее губ дрогнули.

—  Хорошо спали, Дарин?

Черт, вероятно, находясь в полубессознательном состоянии, он наговорил ей больше, чем следовало.

—  Почему вы назвали меня Дарином?

—  Когда доставала вашу сумку из машины, зазвонил телефон, я решила ответить, и ваш друг, Кент, попросил вас ему перезвонить.

Дарин откинулся на подушку и уставился в потолок. Пульсирующая боль в щиколотке была сравнима с болью в голове.

—  Что он сказал?

—  Не так много. Он задал мне несколько вопросов. В том числе хотел узнать, что случилось прошлой ночью.

Он быстро посмотрел на нее.

—  Что вы ему сказали?

—  Ничего. Сказала, что вы ему позвоните, когда проснетесь. По-моему, он рассердился.

Видимо, Алекс узнал, что он так и не связался с агентом ФБР.

—  Хорошо, я попозже ему перезвоню.

—  А вы помните все события прошлой ночи?

Он помнил каждую деталь своей стычки с Бекенфельдом. И помнил, что таблетки, которые он выпил, придали ему смелости действовать в соответствии с его желаниями. И он помнил, с какой готовностью Фиона отвечала на его поцелуи, помнил реакцию своего тела, перед тем как погрузиться в глубокий сон. Но ему не хотелось говорить ей об этом. Он должен продолжить поиски Бекенфельда, а не отвлекаться на всякие пусть и приятные, но глупости.