logo Книжные новинки и не только

«Небесный поцелуй» Кристи Голд читать онлайн - страница 4

Knizhnik.org Кристи Голд Небесный поцелуй читать онлайн - страница 4

—  Я помню все до того момента, как принял таблетки. После этого — черный провал.

Казалось, она была разочарована.

—  Вы забыли, как забрались ко мне в постель?

Он смутно помнил, как искал во сне что-то… или кого-то.

—  Нет. Вряд ли я стал бы ходить в темноте по чужой квартире, да еще и с больной ногой.

—  Возможно, ваши раны не так уж вас и беспокоили? По крайней мере, мне так показалось перед тем, как вы отключились.

Взгляд Дарина все время перемещался от нежных губ Фионы к ее полной груди, которой ему так не терпелось коснуться, несмотря на дурацкую надпись на майке.

—  Уверяю вас, я отлично спал и очень признателен вам за лекарство. Мне гораздо лучше.

—  А как вас все-таки называть? Скорпио или Дарином?

—  Вы можете называть меня как угодно.

Сам же он называл себя форменным идиотом, так как ему по-прежнему хотелось сорвать с нее одежду и затащить к себе в постель.

Она чуть подалась вперед и сдвинулась на край кресла.

—  У меня к вам один вопрос.

Вряд ли он мог бы ответить на большую часть ее вопросов.

—  Да?

—  Кто такая Тамра?

Казалось, это имя пронзило его более страшной болью, чем нож Бекенфельда.

—  Откуда… где вы слышали его?

—  Вы назвали меня этим именем сегодня утром.

Возможно, он позволил себе и нечто большее.

—  Я не приставал к вам?

Она отвела взгляд в сторону.

—  Немного.

Он вздохнул.

—  Тогда это объясняет мой сон.

—  Наверное, сон был весьма неприличным.

—  Ну, это как сказать.

Уголки ее губ слегка приподнялись, но тут же вновь опустились.

—  Вы так и не ответили мне, кто такая Тамра.

—  Кое-кто, кого я когда-то знал.

Женщина, которую он когда-то любил и в каком-то смысле продолжал любить до сих пор, догадалась Фиона.

—  Она не была вашей женой?

—  Нет.

Она могла бы ей быть, если все сложилось бы иначе, продолжала анализировать девушка.

—  Но она, должно быть, много значила для вас, если вы до сих пор говорите с ней во сне. Если вы до сих пор мечтаете о ней.

—  Она была частью моего прошлого. Прошлого, которое больше не существует.

Фиона встала из кресла.

—  Хотите кофе?

Подтянувшись на руках, Дарин сел на постели. Его голова была словно наполнена ватой. Тело гудело.

—  Перед тем как отправиться дальше, думаю, кофе мне был бы очень кстати.

Фиона пристально посмотрела на него.

—  Вы не очень хорошо выглядите. Наверное, оттого, что потеряли много крови. Может быть, вам все-таки стоит остаться сегодня у меня?

—  Я обязан найти Бекенфельда.

Она сложила на груди руки.

—  Вы действительно считаете, что он появится где-то днем в городе?

Дарин не мог не оценить ее логику, так же как и ее длинные стройные ноги.

—  В течение дня я мог бы составить план и все как следует обдумать.

—  Вы вполне можете заняться этим и здесь. Я сейчас ухожу на занятия и вернусь не раньше чем через несколько часов. Так что вам никто не будет мешать.

—  Мне не хотелось бы злоупотреблять вашим гостеприимством. — Он сдвинулся к краю постели. — Принесите мне мою сумку, я переоденусь и пойду.

—  Нет.

Похоже, с ней не очень просто иметь дело!

—  Что значит — нет?

—  Нет, значит то, что сумку я не отдам. Вы не в том состоянии, чтобы бегать одному по Лас-Вегасу.

—  Я всегда работаю один.

—  Но не с больной ногой. Кроме того, вы даже не знаете, где искать вашего Бекенфельда.

—  Я уже навел кое-какие справки.

Она усмехнулась.

—  Вы посетили несколько сайтов в Интернете? И что вы там искали? Адреса притонов Лас-Вегаса?

—  Разумеется, нет. Не беспокойтесь, я смогу сориентироваться.

—  Хорошо, но… сумку свою все равно не получите.

Выведенный из себя ее упрямством, Дарин вскочил с постели, отбросив в сторону простыню. Но она даже не дрогнула, как будто вид голого мужчины был для нее вполне привычным зрелищем. Возможно, так оно и было на самом деле. Эта мысль неожиданно разъярила его еще больше, словно он уже имел на нее какие-то права.

—  Вы вернете мою одежду или мне отправляться за машиной прямо в таком виде, да еще и с больной ногой?!

Ее взгляд скользнул по его груди и опустился ниже.

—  Должна сказать, что определенные части вашего тела находятся в отличном рабочем состоянии.

—  Не хотите ли проверить это на практике?

Она подняла руку и взглянула на часы.

—  Прошу прощения, но мне пора отправляться на занятия. Может быть, позже мы и обсудим ваше предложение.

—  Позже меня здесь уже не будет.

Она улыбнулась и, вытащив из кармана ключи, покрутила их на пальце.

—  Вам придется нанять такси или отправиться пешком. И хотя таксисты в Лас-Вегасе народ привычный, я все же не думаю, чтобы кто-нибудь из них согласился посадить к себе в машину голого мужчину. Конечно, вам может повезти, если водителем окажется женщина. Но, в таком случае, будьте готовы, что расплачиваться вам придется не деньгами, а чем-то еще, поскольку ваш кошелек тоже у меня.

Ему не стоило бы никакого труда отобрать у нее ключи. Но по какой-то причине он не сделал ни единого движения…

—  Вы что, собираетесь держать меня здесь заложником?

—  Лишь на короткое время. К тому же мне хотелось бы воспользоваться вашей машиной, так как моя будет готова только завтра утром. Думаю, вы могли бы мне это разрешить, учитывая, что я сделала для вас прошлой ночью.

Дарин разрывался между яростью и желанием. Он хотел схватить ее и хорошенько встряхнуть. А еще лучше бросить ее на постель и сорвать с нее одежду.

—  Я не понимаю, почему вы себя так ведете? С какой стати такая трогательная забота обо мне?

Она положила ключи к себе в карман.

—  Я тоже это не совсем понимаю. Да, спасли мне жизнь, ну и что, подумаешь, какая малость! Ведь сами по себе вы с вашими диктаторскими замашками не очень-то симпатичный тип.

Дарин сделал шаг вперед и сжал зубы — острая боль пронзила его ногу.

—  С диктаторскими замашками?

—  Ладно, это можно простить. Вот почему, собственно, я и собираюсь предложить вам свою помощь.

Должно быть, эта женщина сошла с ума.

—  Я не могу принять ваше предложение.

—  Но вам придется. Иначе вы не увидите ни своей одежды, ни своей машины. — Она кивнула в сторону кухни. — Выпейте кофе. Может быть, тогда ваше настроение улучшится.

Еще раз смерив его взглядом и задержавшись чуть подольше на его торчащем мужском достоинстве, она развернулась на каблуках, вышла из комнаты и закрыла за собой дверь.

Дарин сомневался, что кофе улучшит его настроение. Над ним одержала верх женщина — женщина, которая была на целый фут его ниже и на сотню фунтов легче. Женщина, чье упрямство одновременно и раздражало и восхищало. Но он не мог принять ее предложение. Он давно уже поклялся, что больше не позволит ни одной женщине командовать собой.

Ей следовало бы догадаться, что он не запомнит их поцелуй.

Возвращаясь домой после занятий, она снова и снова прокручивала в голове события минувшей ночи. Не слишком-то приятно было сознавать, что его желание поцеловать ее было, скорее всего, результатом действия лекарства. Пег будет разочарована.

Тем не менее, то, что случилось сегодня утром, явно свидетельствовало об обратном. Ей потребовалось все ее самообладание, чтобы удержать дыхание и не отступить, когда он резко встал с постели, отбросив в сторону простыню. Чувство было такое, словно ей в кровь впрыснули пинту мексиканской текилы, и если бы не ее железная воля, она забыла бы про свои занятия.

Толкнув дверь своей квартиры, Фиона увидела Дарина, который лежал на софе, глядя в экран телевизора с отсутствующим выражением лица. Дверь хлопнула, но он так и не отвел глаз от экрана.

Ее обожаемая Лотти, свернувшись клубочком, устроила себе уютное гнездышко на софе возле его ног. Обычно Фиона даже не успевала вставить ключ в замок, как собака с радостным лаем бросалась встречать ее. На этот раз она едва удостоила ее взглядом. Ничего удивительного! Этот красавец, должно быть, производил чарующее впечатление на всех без исключения особ женского пола, независимо от их вида.

Фиона вытряхнула ключи на столик, затем, подумав, положила их обратно в карман.

—  Как прошел день? Обед был вкусным?

Судя по его угрюмому виду, Скорпио явно не оценил в полной мере ее кулинарные способности.

—  Мне даже не удалось ничего попробовать. Не знал, что эта собачка способна лазить как кошка.

—  Так вы поставили тарелку на стол, а сами отвернулись?

—  Точно.

—  Извините, забыла предупредить: когда еда на столе, за ней нужен глаз да глаз.

Лотти подняла голову и, наклоняя ее то в одну, то в другую сторону, всем своим видом изобразила полнейшую невинность.

—  В таком случае я прямо сейчас займусь ужином. Вы, должно быть, ужасно проголодались, — быстро проговорила Фиона, пытаясь загладить отсутствие хороших манер у своей воспитанницы.

Он взъерошил рукой волосы и посмотрел на нее.

—  В этом нет особой необходимости. Если вы вернете мою одежду, то через пять минут меня уже здесь не будет.

—  Вам нужно поесть, чтобы не свалиться в обморок от голода посреди дороги.

—  Я не раз обходился без пищи по несколько дней.

—  Но вряд ли вы тогда теряли столько крови.

Он подтянулся на руках и облокотился на подушки.

—  Я чувствую себя вполне нормально.

—  Докажите это.

Неожиданно он улыбнулся.

—  Как вы хотите, чтобы я это вам это доказал?

Словно что-то вспыхнуло внизу ее живота и жаром разошлось по всему телу.

—  Я собиралась предложить вам просто пройти по комнате, но, вы, вероятно, подумали о чем-то другом.

—  Значит, вы желаете, чтобы я нагишом на глазах у вас прошелся по комнате, да? Вам понравилось, да?

Самый момент начать серьезный разговор, решила Фиона. Это позволит убить сразу двух зайцев: и уйти от скользкой темы, и рассказать ему про свою задумку. Она улыбнулась и подошла к софе.

—  У меня есть план, Скорпио, — доброжелательным тоном произнесла она. — Не возражаете, если я буду называть вас Скорпио?

—  Нисколько.

—  Отлично. — Она сделала паузу. — Тогда, возможно, вы не будете также против, если я покажу вам сегодня вечером некоторые злачные места в городе?

Он уперся руками в колени, словно готовясь к прыжку.

—  Какие злачные места?

—  А такие, куда может отправиться только глупец или искатель приключений.

—  А как же ваша работа?

—  По вторникам и средам я свободна.

—  Я уже говорил, что не хочу вас втягивать в свои дела и подвергать опасности.

—  Этого и не случится. Если мы найдем Бекенфельда, я отойду в сторону и предоставлю все остальное вам к тому же со мной люди скорее будут разговаривать. Они не скажут вам ничего, если у них возникнет подозрение, что вы связаны с полицией.

—  А если я не соглашусь на ваш план? Что тогда?

Она усмехнулась.

—  Скорее стоило поинтересоваться, что я еще могу сделать, если вы согласитесь.

Улыбка чуть тронула его губы.

—  Приготовите ужин?

—  Да. Но не только. После того, как мы вернемся, я думаю, будет и десерт.

Его глаза потемнели и стали совсем черными.

—  Предложение заманчивое, что и говорить, но я все же беспокоюсь о вашей безопасности.

—  Ничем не рискуешь — ничего не выигрываешь, правильно?

—  Тогда… тогда нам нужно поужинать и отправиться сразу же, как только стемнеет.

—  Разве вы не знаете, что в Лас-Вегасе по-настоящему никогда не бывает темно? Итак, ужин будет готов через несколько минут. Надеюсь, вы любите макароны.

Он поймал ее за руку и притянул к себе. Ей пришлось ухватиться за его плечи, чтобы не упасть к нему в объятия.

—  Полагаю, мы могли бы скрепить наше соглашение еще одним поцелуем.

«Еще одним»?

—  Значит, вы меня обманули и все-таки помните, что было прошлой ночью?

—  Ну не настолько же я был одурманен таблетками.

Обхватив ладонью ее затылок, он притянул ее к себе и поцеловал с тем же чувством, что и прошлой ночью. Фионе сразу захотелось выгнать Лотти на кухню, закрыть дверь и отдаться умелым рукам и губами ее гостя.

Но у Скорпио, по всей видимости, были другие планы. Когда он отпустил ее, на его лице уже не было видно улыбки.

—  А теперь принеси мне мою одежду.

Фиона отступила назад и прищурилась.

—  Значит, ты поцеловал меня в обмен на одежду?

—  Я поцеловал тебя потому, что ты выглядела так, словно хотела этого.

Она покачала головой и вздохнула.

—  Ну что ж, тогда я отдам ее тебе после ужина. В этом случае я буду уверена, что ты хотя бы поешь как следует.

—  Я человек слова, Фиона. И буду строго соблюдать наше соглашение, но, учти, ты можешь оказаться в опасности.

ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ

Пока Фиона искала место на забитой машинами автостоянке, Дарин смотрел на кроваво-зеленый неоновый щит с изображенной на нем женщиной-кошкой в ковбойском наряде. Два предыдущих бара были далеко не из самых лучших, но ночной клуб «Игривые кошечки» был явно худшим из худших.

—  Ты думаешь, Бекенфельд может прийти сюда? — спросил он.

—  Почему бы и нет? Место здесь тихое, полицейские заглядывают редко, и хотя карточных столов здесь нет, зато большой выбор одноруких бандитов.

Фиона уже открыла дверцу машины, когда Дарин сказал:

—  Я думаю, тебе лучше остаться здесь.

Она повернулась к нему.

—  Послушай, чего мне бояться? Ведь я, скорее всего, буду единственной одетой женщиной во всем заведении. Посетители на меня и не посмотрят. К тому же здесь работает мой знакомый, и я могла бы у него что-нибудь узнать. И вообще, я не собираюсь всю ночь сидеть в машине и ждать тебя.

Его еще раз возмутило ее упрямство, тем не менее, в ее словах был здравый смысл.

—  Ладно, но держись все время рядом со мной.

Вылезая из машины, он с трудом удержал равновесие — подвернулась щиколотка.

Фиона быстро обошла капот, взяла его руку и положила к себе на плечо.

—  Обопрись на меня и сделай вид, что тебе это нравится.

Ему это действительно нравилось, даже очень.

—  Не вижу в этом особой необходимости.

—  Послушай, во-первых, мы будем смотреться как влюбленная пара, во-вторых, ты не будешь беспокоиться, что приложишься к тротуару своим драгоценным задним местом.

—  Что?

—  Я думала, это вполне подходящее прилагательное, но, если ты скажешь, я могу подобрать и другие. Позже.

Дарин вступил в борьбу со своими желаниями с того момента, как только увидел ее. Он держал себя под контролем во время ужина и в машине, хотя темно-коричневая кожаная юбка почти не скрывала ее стройные ноги, а белая облегающая блузка выразительно подчеркивала ее грудь. Но если она и дальше будет продолжать делать намеки относительно их ближайшего будущего, он за себя не отвечает!

—  Ненавижу эти каблуки и юбки, — проворчала Фиона.

—  Зачем ты тогда их надела?

—  Чтобы придать себе вид женщины, наслаждающейся ночной жизнью. Но, боюсь, я похожа на рыбу, выброшенную из воды на берег, или на шута, который пытается заработать несколько баксов, разыгрывая дешевые трюки. — Она метнула на него быстрый взгляд. — Ты готов сыграть роль влюбленного?

—  Определенно.

Фиона потянула тяжелую дверь и, войдя внутрь, обняла Дарина за талию.

Ему пришлось опереться на ее плечо, чтобы унять стреляющую боль в ноге. Как он будет преследовать Бекенфельда, если они встретят его? Одна надежда, что удастся подойти к нему поближе и выстрелить. Он с облегчением нащупал пистолет у себя под мышкой. По крайней мере, он сумеет защитить Фиону, если они все же столкнутся с ним.

Сизое облако сигаретного дыма висело над баром; визг гитары и гулкие басы ударных неслись из динамиков, заполняя собой все пространство вокруг.

Женщина в одних стрингах с отсутствующим выражением лица крутилась на сцене вокруг шеста.

Подойдя к бару, они устроились за стойкой. Лицо Фионы сияло от удовольствия. Интересно, подумал Дарин, она играет или действительно наслаждается ситуацией?

—  Хорошо выглядишь, Фиона.

Высокий мужчина с покрытыми разноцветной татуировкой руками возник из глубины бара и, подойдя к ней, поцеловал в щеку.

—  Ты тоже, Морт. — Она кивнула в сторону Дарина. — Это мой друг.

—  Фрэнк, — протянул руку Дарин.

—  Фрэнк ищет одного парня, который должен ему кучу баксов. В нем примерно футов шесть, глаза — бусинки, голова бритая. Называет себя Бекенфельдом.

—  Или Болденом, — добавил Дарин.

Болденом звали доктора, которого убил Бекенфельд, чтобы воспользоваться его документами.

—  С ним лично я не знаком, но такое описание может подойти, по крайней мере, к трем парням, которые сюда частенько наведываются. Может быть, у него есть какие-нибудь особые приметы?

Дарин вытащил из кармана фотографию.

—  Вот. Она сделана еще до того, как он побрил голову.

Морт не торопясь вытер руки, взял карточку и, выпятив нижнюю губу, принялся ее изучать.

—  Вне всяких сомнений, я его видел.

Фиона оживилась.

—  Когда?

—  Несколько минут назад. — Он кивнул в дальний угол зала. — Там за столиком. Но только я не хочу здесь никакого шума, так что разбирайтесь с ним на улице.

Фиона повернулась к Дарину.

—  Хочешь, я схожу туда, чтобы проверить?

—  Нет, он может узнать тебя.

Она подергала цепочку у себя на шее.

—  Тогда на аллее было довольно темно.

—  Не слишком. Он вполне мог тебя запомнить.

Прищелкнув языком, Фиона вздохнула.

—  Что же мы будем делать?

—  Ждать. В любом случае мы его не пропустим, когда он будет выходить.

—  Так можно и всю ночь прождать.

—  В нашем деле большая часть времени уходит именно на это — на ожидание. Но ты можешь возвращаться домой. Я позвоню, если ты мне понадобишься.

—  Ну уж нет. — Ее взгляд остановился на женщине. Она двигалась по краю сцены, в то время как мужчины засовывали сложенные купюры под ее скудный наряд. — Посмотри на этих парней, у них текут слюнки, как у Лотти при виде сахарной косточки.

Дарин смотрел только на Фиону, на ее изящный профиль, чуть вздернутый маленький нос, длинную тонкую шею.

Небритый мужчина, проходя мимо, бросил взгляд на Фиону, остановился и сказал:

—  Я тебе неплохо заплачу, детка, если ты потанцуешь со мной.

В ушах у Дарина зазвенело.

—  Она…

—  Ты хочешь, чтобы я с тобой потанцевала? — перебила его Фиона. — Так вот, дорогой, иди куда шел. Иначе получишь каблуком прямо по своей семейной драгоценности.

Мужчина злобно прищурился и, повернувшись, процедил сквозь зубы:

—  Ах ты, сука!

Дарин вскочил, но Фиона удержала его.

—  Не надо. Он того не стоит. Вспомни лучше, зачем мы здесь.

Она была права, за сегодняшний вечер он уже несколько раз забывал об этом. Но все равно, он с большим удовольствием ударил бы по морде этого негодяя.

Фиона взяла руку Дарина и положила к себе на колено.

—  Мне только что пришла в голову одна мысль.

—  Мысль?

—  Скорее план. Давай подождем Бекенфельда в машине. Тогда он нас не увидит и не попытается скрыться. Мы можем подъехать почти к самому выходу.

Дарин кивнул.

—  Так вы не хотите чего-нибудь выпить? — спросил бармен.

—  Нет, — Фиона перекинула через плечо сумочку. — Мы собираемся выйти и подождать нашего приятеля в машине.

Морт широко растянул губы в улыбке.

—  В машине? А мне можно к вам присоединиться?

Дарин с трудом подавил желание стереть с лица Морта эту двусмысленную улыбку. Метнув в сторону бармена убийственный взгляд, он потянул Фиону к выходу и коротко бросил:

—  Обойдемся без посторонних.

Морт подмигнул Фионе.

—  Я всегда знал, что ты шикарная девочка, Фиона. С таким-то телом!

Дарин перегнулся через стойку бара.

—  Тебя это не касается, понял?

Морт демонстративно поднял руки.

—  Остынь, парень! Подумаешь, подразнил немного твою подружку.