Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Глава 2


Некоторое время Николас молча смотрел на нее. Он не имел понятия, почему медлит. Перед ним лежала в постели красивая женщина, которая хотела, чтобы он занялся с ней любовью, а он колебался. Да что с ним такое, черт возьми?

Возможно, София разрушит чары другой женщины, под влиянием которой он пребывал и которую так безответно любил. Он просто хотел забыться на некоторое время. Его эрекция требовала от него решительных действий. Его рот находился совсем рядом с ее полными губами, и он принял решение.

— Думаю, что мне это удастся!

Николас подался вперед и нежно поцеловал девушку в губы. Желание пронзило его, когда та ответила ему. Его язык скользнул в ее рот, и он услышал стон удовольствия. Он должен обладать ею сегодня ночью. И ничто его не остановит!

Он осторожно лег на нее. Ее мягкое, податливое тело приникло к нему, ее груди прижались к его груди. Пока ее язык играл с кончиком его языка, он занимался тем, что раздвинул ей ноги.

Его губы скользнули к ее уху. Нежно смяв губами мочку, он улыбнулся, когда она снова застонала. Ее бедра инстинктивно приподнялись и прижались к его напрягшемуся члену. О Господи, она была такой милой! Ну, как тут устоишь?

Николас проделал языком жаркую дорожку вдоль ее шеи. Одновременно он сдвинул покрывало и увидел цель, к которой стремился. Ее розовый сосок дерзко воспрянул, и, видя такую реакцию, Николас легонько сжал его двумя пальцами.

— О-о… — тихонько простонала она, и ее глаза сделались огромными от овладевшего ею желания.

— Тебе нравится?

— О да, — пробормотала девушка.

Он снова приник к ее рту, ощущая ее взволнованное дыхание, пока она не заерзала под ним. В нем взыграло с новой силой желание, которое он пытался сдержать, чтобы сполна насладиться созерцанием и лаской ее ослепительно красивого тела.

Он не мог вспомнить, когда последний раз испытывал столь неукротимую страсть, как сейчас с Софией. После близости со многими женщинами его возбуждение и страсть значительно поутихли в последний год. Его утомляли женщины и их образ жизни, стремление найти богатого жениха. В значительной степени именно поэтому он решил путешествовать. Но София являла собой нечто совсем особенное. Ее тихие стоны, свидетельствующие об испытываемом ею удовольствии, распаляли в нем желание.

Проведя рукой по пушистым волосам лобка, он раздвинул пухлые складки и дотронулся до желанного маленького бугорка. Он улыбнулся, уткнувшись ей в груди, когда она вскинулась от этого его прикосновения.

— Невероятно, — прошептала она.

— София, я безумно хочу тебя, — сказал он, уделив внимание ее другой груди.

— Да. Нико.

Ему не требовалось дополнительных слов. Его палец погрузился в щель, достигнув теплых влажных глубин. Он пошевелил им, но, почувствовав упругое сопротивление, осторожно ввел внутрь другой палец.

— Нико, — прошептала она.

Услышав этот стон и свое имя, Николас возбудился до предела. Он пошевелился и занял такое положение, когда его член оказался у самого входа в щель. Медленно, осторожно он вошел в нее. Его тело жаждало проникнуть глубже, но щель была маленькой и тесной, и требовалось время, чтобы она приспособилась к размеру его естества.

Спустя некоторое время он попытался проникнуть глубже, но не смог. Его глаза округлились, когда он понял причину.

— София?

— Не останавливайся, Нико, — прошептала она. — Продолжай.

Эти ее слова еще больше усугубили дело, ибо его желание брало верх над контролем. Она внезапно обвила ноги вокруг его бедер и крепко притянула его к себе. Николас закрыл глаза по причине ошеломительной страсти, а так же понимая, что первое соитие меняет все. Он должен дождаться, когда она будет готова продолжать.

Если бы он знал об этом раньше, он мог бы сделать это с меньшими неудобствами для нее.

Софи ахнула, когда он лишил ее девственности. Она знала, что будет больно, но никто не говорил ей, насколько это странное ощущение — чувствовать мужчину внутри себя.

Когда он осыпал ее шею поцелуями, она начала постепенно приспосабливаться к тому, что он находится внутри ее. Ее дыхание успокоилось, а ощущения от поцелуев в шею вызвали дрожь в позвоночнике. Он стал дразнить соски языком, а затем взял их в свой теплый рот.

Проведя ладонью по животу, он скользнул между ног и отыскал клитор. Он потрогал его большим пальцем, заставив ее забыть о неприятных ощущениях, которые он причинил своим проникновением. Влага в ее лоне окружила его член, и она поняла, что боль постепенно уменьшается. Oна слегка пошевелила бедрами, и тихо вздохнула. Малейшее движение приносило странные, неведомые ощущения, но в то же время вызывало интерес.

Почувствовав его горячие губы на своих грудях, она подняла ноги еще выше, не выпуская его бедер. На сей раз, они простонали в унисон.

— Ты готова продолжать? — шепотом спросил он.

— Да.

Он приподнялся над ней настолько, чтобы видеть ее лицо. Софи не могла отвести взора от его теплых карих глаз. Он медленно вышел из нее, и она разочарованно застонала. Ее мать объясняла ей, что происходит между мужчиной и женщиной. Это не могло быть завершением. Кульминация еще впереди.

Перед тем как полностью выйти из нее, он сделал глубокий толчок. Она застонала, ощутив всю его полноту. Девушка никогда не могла даже предположить такое, чтобы Нико оказался в глубине ее лона. Он увеличил темп толчков, и Софи отвечая ему, ощутила новый прилив страсти. Она подалась навстречу ему настолько, что решила, что это предел. Его палец снова вернулся к чувствительному бугорку, на сей раз, играя с ним решительнее. Закрыв глаза, она испытывала такое ощущение, будто рассыпается на миллион частей.

— София, — пробормотал он и, толкнувшись еще дважды, неподвижно замер.

Она улыбнулась, видя выражение удовольствия на его лице. Это ее тело доставило ему такое удовлетворение. Закрыв глаза, она наслаждалась моментом.

Он лежал на ней и тяжело дышал. Когда его дыхание несколько успокоилось, он легонько укусил ее плечо. Она улыбнулась, ощутив прикосновение его зубов.

— София, — снова произнес он несколько виновато, и поцеловал ее в шею.

— Гм? Я сама хотела тебя, Нико. Тебе не в чем упрекнуть себя.

Он поднял голову и посмотрел ей в глаза.

— Мы ведь только познакомились в этот вечер. Наверное, я был слишком настойчив.

Она медленно и обольстительно улыбнулась.

— А разве ты никогда не хотел женщину, которую только что встретил?

— Тут все совсем иначе.

— Почему? Потому что ты мужчина? — Она выгнула бровь. — Женщина не в состоянии испытывать такое же желание?

Он скатился с нее и лег на спину.

— У девственницы все происходит совсем иначе.

— В самом деле? И тебе известно, каким именно образом?

— Женщина хочет, чтобы акт сопровождался эмоциями. А не был простым семяизвержением, как у мужчины.

Она тихонько засмеялась и повернулась на бок.

— Тогда почему же я, едва посмотрев на тебя, захотела, чтобы ты овладел мной? Я не могу сказать, что люблю тебя. Тем не менее, я все-таки хотела тебя.

Он тоже повернулся на бок, и они оказались лицом к лицу.

— Ты хочешь сказать, что, то, что произошло, для тебя ничего не значило?

— Разумеется, нет. — Она провела ладонью по его крепкой челюсти. — Ты был у меня первым.

Взяв ее руку, он поднес ладонь к своим губам. Легкая дрожь пробежала при этом по всей ее руке.

— А что, если я хочу еще? — спросил Нико.

Девушка медленно улыбнулась. Она сделала правильный выбор. Он может стать ее идеальным партнером. Хотя она, в сущности, ничего о нем не знает.

— Нам нужно это обсудить.

— Что ты скрываешь, София? — Он уставился на нее своими карими глазами.

— Ничего, — солгала она. Пока что она не могла рассказать о себе слишком много. Вначале нужно посмотреть, как будут складываться дела.

Он издал сдерживаемый вздох.

— Ты можешь остаться на ночь?

— Нет, но я могу задержаться еще на несколько часов, — ответила она и погладила его по щеке.

— В таком случае мы не должны терять время даром.

— Вот как?

— Именно так, — шепотом ответил он и крепко обнял ее.

Николас сделал глубокий вдох, пытаясь снова взять верх над чувствами. У него никогда не было таких женщин, как София. Он не подозревал, что может существовать такое очаровательное создание. Он хотел ее снова и снова.

Прижавшись к нему, она положила ему голову на грудь. Он обвил ее руками. Возможно, он сможет заставить ее изменить свое решение уйти. Он прикрыл покрывалом ее обнаженные обольстительные части тела.

В его голове крутилось множество вопросов, которые хотелось бы ей задать, но он не знал, станет ли она отвечать на них. По какой-то причине она хотела получить опыт любовной связи с мужчиной. Возможно, потому, что он спас ей жизнь. Но он хотел надеяться, что это не единственная причина. Выходит, она с ним только ради благодарности?

Она подняла голову и посмотрела на него. Затем слегка улыбнулась, отчего его сердце снова ускорило свой ритм.

— Который час? — тихо спросила Софи.

Он нахмурился, полагая, что она уже думает об уходе. Он не хотел, чтобы она покинула его. Взглянув на небольшие часы на ночном столике, он ответил:

— Скоро полночь.

Ее улыбка тут же погасла.

— Мне пора идти.

— Почему?

— Моя тетушка скоро будет дома. Я должна быть там, когда она вернется.

— Очень хорошо. — Он снова обвил ее руками. — Но скажи мне наконец, как ты оказалась в воде?

Девушка тихонько хихикнула.

— Я засмотрелась на канал.

— Понятно, — хмыкнул он, — но почему и как ты нырнула туда?

— Какие-то мальчишки пробегали мимо и столкнулись со мной. Я так сильно наклонилась, что потеряла равновесие и полетела вниз.

Николас нахмурился.

— Но почему ты так пристально смотрела в воду, перегнувшись через балюстраду?

— Иногда это помогает сосредоточиться.

— На чем же?

Она вздохнула.

— На себе. На своем будущем.

— И что тебе удалось узнать?

Софи некоторое время молчала.

— Ничего, к сожалению, — наконец ответила она тихо. — Я не увидела ничего, достойного внимания.

И этот ответ открыл ему больше, чем она хотела бы. Ему было непонятно, почему такая красивая девушка полагает, что в жизни ей уже нечего ожидать.

— Так ты по этой причине пришла к выводу, что должна потерять девственность со мной?

— А если даже и так? — шепотом ответила она, поглаживая пальцами ему грудь.

— Ты думаешь, что это правильное решение?

— Я полагаю, что ты слишком уж озабочен тем, что между нами произошло.

— Это должен был быть подарок мужу, а не мне. — Он почувствовал, как девушка замерла, тесно прижавшись к нему.

— Я сомневаюсь, выйду ли вообще когда-нибудь замуж, — сказала она настолько тихо, что он едва расслышал.

— Почему?

— Мне уже двадцать шесть, через несколько месяцев будет двадцать семь. Слишком стара, наверное, для замужества.

— В самом деле? — Он засмеялся. — Мне случилось знать женщин, которые вышли замуж, будучи гораздо старше тебя, дорогая, и все оказались счастливы.

— У нас к этому относятся иначе. — Нахмурившись, девушка отвернулась от него.

— Где же это, интересно? — негромко спросил он, надеясь получить хоть какую-то информацию о ней.

— Неважно, — уклонилась она от ответа.

К сожалению, София была права. Ему ни к чему все эти подробности, он ведь все равно уедет. Девушка, скорее всего, была итальянкой и, вероятно, католичкой. Отца хватит апоплексический удар, если он привезет домой из своего путешествия такую невесту. Его сыну, маркизу, и будущему герцогу, была нужна совсем другая жена. Она должна принадлежать к высшему обществу и подарить ему достойных наследников.

София явно не относилась к этому типу женщин. Конечно, ему было хорошо с ней. Даже сейчас он хотел ее, как никакую другую женщину, Николас вопросительно взглянул в ее серые глаза.

Девушка обольстительно улыбнулась.

— Иди ко мне!

— Ты не ощущаешь боли?

— Есть только один способ это выяснить. — Она обвила руками его шею и притянула к себе.

Софи вздремнула несколько минут. Еще никогда в жизни она не чувствовала себя такой порочной. Лечь в постель с мужчиной, с которым едва познакомилась, и при этом не испытывать никакого стыда. Она и предположить не могла, что способна на такое.

Но что толку думать об этом теперь! Все уже произошло.

Она взглянула на часы. Шел уже второй час ночи, и она должна прибыть домой до того, как ее мать возвратится с очередного рандеву. Она выдавала себя за тетю Софи, чтобы придать ей большую респектабельность. Софи всегда гордилась тем, что она не такая, как мать. Но сейчас после того как переспала с мужчиной, которого только что встретила, она в этом усомнилась. В чем же теперь разница между ними?

Спустившись с кровати, она посмотрела на мужчину, который стал ее первым любовником. Как хорошо, что ее первое впечатление о нем оказалось верным! Если так, то он может отыскать ее завтра. И станет ухаживать за ней, пока они не узнают друг друга получше. Сейчас ей не хотелось покидать Венецию, ведь она наконец встретила мужчину своей мечты!

Глядя на точеные черты его лица, девушка пожелала нарисовать его портрет. Нельзя сказать, что у нее был к этому особый талант. Ее подруга Жанетт — совсем другое дело, у той явные способности. Жаль, что ее нет рядом!

Софи спохватилась, вспомнив, что давно пора уходить. Две свечи давали достаточно света для того, чтобы она смогла найти одежду, которую миссис Коста оставила для нее. Надев вполне приличное коричневое шерстяное платье, она подошла к зеркалу в углу комнаты.

Но нельзя уйти, не оставив хотя бы прощальной записки и не сказав, где Николас может найти ее. Найдя на письменном столе бумагу, девушка взяла в руки гусиное перо и макнула в чернильницу. Она боялась, что наделает ошибок, все-таки итальянский — не ее родной язык.

Перечитывая записку, Софи заколебалась. Что, если для него она была всего лишь простым развлечением? Однако быстро выбросила этот вздор из головы. Ее подсознание подсказывало, что все будет хорошо. Она свернула записку и надписала на ней его имя.

Стопка бумаг на письменном столе ее заинтриговала. Возможно, она сможет выяснить кое-что еще о том, кто стал ее первым мужчиной. Бросив взгляд на кровать, она убедилась, что в этот момент Нико спал глубоким сном. Она снова обратилась к бумагам. И наткнулась на изрядно потрепанный лист. Было ощущение, что его перечитывали много раз.

Софи внезапно почувствовала прилив эмоций. Тот, кто написал это послание, был явно небезразличен Нико. Очевидно, Софи поняла, что он очень любил женщину, писавшую эти строки. Она закрыла глаза и сосредоточилась на эмоциях, которые порождало это письмо.

Внезапно ей стало стыдно. Она должна положить его на место и тихо уйти. Но какая-то сила заставила ее осторожно открыть письмо.

Оно было написано на английском!

А она старалась говорить и писать по-итальянски! Софи прочитала первые строчки письма, и ее руки задрожали. Оно начиналось не общепринятым обращением «Дорогой Нико», а словами «Мой замечательный Николас» и было датировано тремя годами раньше.

Это было теплое письмо с описанием событий высшего света Лондона.

Вот как?

Она снова посмотрела на кровать. Скорее всего, Николас не мог быть англичанином. Она бы почувствовала это! Если бы он был ее соотечественником, тогда то, что произошло сейчас, было бы, в самом деле, ошибкой. Он узнал бы, кто такая Софи на самом деле, — незаконнорожденная дочь графа и актрисы.

Помоги ей Господь, если он действительно англичанин!

Закусив губу, она продолжила чтение и остановилась, когда было упомянуто имя Бэннинг. Это должно было быть простым совпадением. Бэннинг являлся братом Жанетт и был женат на ближайшей подруге Софи — Эвис.

Не в силах совладать с любопытством, она бросила взгляд на подпись. Письмо выпало из ее рук.

Софи не могла пошевелиться. Девушка села и тупо смотрела на письмо. Она была потрясена.

«Жанетт», Ничего себе!

Откуда ее подруга знала этого человека? Софи посмотрела на стопку бумаг на письменном столе и увидела еще одно письмо, адресованное Нико… Николасу.

Только оно адресовалось лорду Энкрофту.

«Лорд Энкрофт». Кто же это такой?

Софи ухватилась за стол, поскольку чуть не упала. Неужели она провела ночь с английским лордом?

Мужчиной, который, вероятно, платил своим любовницам за то, чтобы они покинули Лондон, а их дочери воспитывались без него. Как ее отец!

Дрожь сотрясала все тело Софи. Дело обстояло даже еще хуже, если ее память не подводит. Лорд Энкрофт был не только другом Жанетт и Бэннинга, он к тому же был кузеном Элизабет.

Не было ни малейшей надежды сохранить любовные отношения с Николасом. Она была никто, в то время как он был маркизом и будущим герцогом.

О Господи! Она смяла написанную ею записку и бросила на едва тлеющие угольки камина. Она будет молиться, чтобы он не сделал попытки найти ее. Софи попятилась из комнаты, не спуская глаз со спящего мужчины. Это было ее самой большой ошибкой.

Она переспала с кузеном своей лучшей подруги.


Глава 3


— Что-то случилось? — спросила Виктория.

Софи подняла взгляд от чашки с чаем и увидела, что все ее подруги с озабоченностью, если не с тревогой, смотрят на нее. После возвращения в Лондон три недели назад она так и не рассказала никому из них о произошедшем. Это было странно, потому что все они раньше откровенно рассказывали ей о своих мужчинах. Девушка как могла, оттягивала встречу с ними. В течение последних нескольких недель она выдвигала для этого целый ряд уважительных причин, но сегодня должна была с ними повидаться.

Даже сейчас, когда она сидела в гостиной Эвис, Софи напрягалась всякий раз, стоило ей заслышать шаги. Она не имела понятия, вернулся ли Николас в Лондон, но знала, что он вполне может появиться в доме Селби. Тот факт, что они не встречались раньше, был просто волей провидения. До замужества Эвис и Жанетт единственным местом, где Софи могла увидеть Николаса, был дом Элизабет. А подруги редко здесь встречались из-за вздорного характера ее тетушки.

Николас волею случая никогда не заходил к своей кузине, когда там бывала Софи. Но сейчас он мог нанести визит мужу Эвис — Бэннингу. Или зайти к Жанетт или ее мужу. Или даже к мужу Виктории Сомертону. Ясно, что в одном из этих мест Софи может быть представлена Николасу. Оставалось надеяться, что ее интуиция сработает до его появления в дверях. Правда, она не имела понятия, что она станет делать, если их встреча состоится.

— Софи, ты стала такой скрытной после своего возвращения, — сказала Эвис. — Может, ты поведаешь нам наконец о своем путешествии?

— Да, расскажи нам все подробно, — подхватила Элизабет.

Но ни одной из подруг она не могла довериться, Виктория вышла замуж за единокровного брата Софи в декабре, и Энтони знал Николаса с детства. Элизабет была кузиной Николаса. А Жанетт была женщиной, которую Николас любил. Даже Эвис была женой одного из приятелей Николаса.

Они все знали его и поверили бы в то, что тот должен сделать ей предложение после того, что произошло в Венеции. Но Софи понимала, что этот мужчина не для нее. Мало того, что он влюблен в ее лучшую подругу, он к тому же маркиз. А такой человек никогда не женится на внебрачной дочери графа, имя которого она даже не могла назвать. И хуже того, поскольку она покинула его комнату среди ночи, она не могла вызвать его образ, когда сосредоточивалась на своем будущем. А снова видела лишь темноту. Определенно ее пребывающий в смятении мозг рождал видение того, чего она в этот момент ждала, но не облик любимого. Ее щеки вспыхнули, когда она вспомнила о том, как она желала Нико в ту ночь.