Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Кристина Юраш

Принесите мне совесть ужасного принца

Пролог

— Ваше величество! — послышался голос придворного мага из темноты. — Время пришло! Пора королевству обзавестись королевой и наследниками! Я все понимаю, но традицию мы должны соблюдать! Каждый раз, когда принц достигает тридцатилетнего возраста, по всему королевству объявляется отбор!

— Но мой сын не хочет жениться! — вздохнула королева, глядя на сидящего рядом короля, который молча вздыхал. — Он категорически отказывается! Он недавно заявил, что брак до добра не доводит! А буквально на днях он заявил мне, что девушки его вообще не интересуют!

Последнюю фразу королева добавила полушепотом. «Принцу нравятся мужчины!», — послышалось взволнованное в коридоре. — «Вы слышали?».

— Вот сволочи! Ничего сказать нельзя! — прокашлялась королева, поджав губы. — Везде есть уши! Я даже в туалет в этом дворце сходить не могу! Уже все знают, зачем я пошла, куда я пошла и с какими результатами! Это просто невыносимо!

— Не переживайте, ваше величество! Скоро ваш сын женится, — усмехнулся придворный маг, потирая сухонькие ручки и поглядывая на короля, который сидел и улыбался чему-то своему.

— А вчера он мне заявил, что лучше съест перед народом свою корону, чем женится! — вздохнула королева, склоняясь к магу. — Он обещал прийти на отбор без штанов, чтобы методом тыка определить победительницу! Он так и сказал, на кого укажет, та и будет королевой! И чтобы невесты трижды подумали, прежде чем… Арктюр, я не знаю, может, вы с ним поговорите? Я не хочу превращать королевский отбор в королевский позор!

— Дайте-ка подумать, — старый маг почесал бороду, накручивая ее на свой палец.

— Но это еще не все! — возразила королева, кусая губы. — Он обещал, что девушки будут бежать дальше, чем видят! Что он им такое устроит — мало не покажется! Вот видите, девушки его не интересуют! Корона и трон тоже!

— Заинтересуют! Еще как заинтересуют! Магия, ваше величество, способна на многое! Все будет в лучшем виде! Женится наш принц! Еще как женится! Мы просто наложим на него одно проклятье, от которого он ни одной юбки не пропустит!

— Никаких проклятий! Я бы отменила отбор! — королева резко встала с трона. — Я не хочу, чтобы мой сын мучился, как его отец! Я, как мать, запрещаю!

— О, смею вас уверить, проклятие безвредное! Никаких проблем с ним не возникнет! Считайте это маленьким заклинанием! Не более! Только молодых служанок из дворца уберите на время действия! — усмехнулся старик, осматриваясь по сторонам. — Да, и на всякий случай и старых тоже!

— Я не про проклятие, — произнесла королева, сжимая в руках кружевной платок. — Проклятие можно снять. Есть вещи, которые не снимаются!

— Обещаю, я поговорю с ним, — закивал придворный маг, переводя тему и выпуская бороду. Она повисла седым завитком. — Я сумею убедить его, чтобы он согласился на отбор! Я могу идти, ваше величество?

— Да-да, конечно, — вздохнула королева, снова присаживаясь на трон.

— Любимая, ты меня слышишь? — в тишине опустевшего тронного зала слышался голос великого короля всея Норланда. — Мой сын уже стал совсем взрослым… А ведь совсем недавно я качал его на руках.

Королева сидела, словно каменное изваяние, глядя в одну, видимую только ей точку. Ее губы предательски дрожали, пока она пыталась совладать с собой.

— Да, любовь моя, пора объявлять отбор. Маги сказали, что дальше тянуть нет смысла, — вздохнул король, улыбаясь. Его роскошная корона с алым камнем в оправе белого золота лежала на коленях, переливаясь драгоценностями. — И вот снова королевский отбор… Помнишь, свое платье, в котором ты появилась впервые? Да, то самое… Золотое… Я помню, как увидел тебя впервые, когда ты вошла в зал… Платье шелестело и сверкало, а я стоял, как дурак, не в силах оторваться…

Королева украдкой закусила дрогнувшую губу. Ее руки до напряженной белизны впивались в подлокотники.

— А помнишь наш первый танец? — спросил король, пока королева тяжело дышала. По напряженным пальцам пробежала нервная дрожь. Она сидела неподвижно. Роскошная и величественная. С бледным лицом, на котором отпечаталось ранними морщинами бесконечное горе.

— Я помню, как держал тебя за талию, как мы кружились в танце. Я смотрел на твое лицо, а ты почему-то прятала взгляд. А потом я понял, что ты украдкой улыбаешься… Моя маленькая, я помню ямочки на щечках, каждый золотой локон, который выбился из прически, помню сверкающие шпильки и маленький медальончик, спрятанный в корсете. Как же ты была прекрасна… Я помню, как сказал тебе что-то… Какой-то пустяк, а ты замерла, словно я напугал тебя. А потом я увидел румянец на твоих щечках. Ты ответила, а я был рад слышать твой нежный голос, — шептал король с улыбкой.

Зубы королевы едва заметно стучали, пока она тяжело дышала. Ее грудь, прикрытая ажурной шалью, вздымалась в усеянном жемчугами корсете. Она что есть силы закусила дрожащую губу, морщась от боли и беззвучно всхлипывая. Ее покрасневшие глаза смотрели в одну точку, а она сама боялась даже вздохнуть, чтобы не уронить набежавшую слезу.

— А помнишь прогулку? Я пригласил тебя прогуляться по королевскому саду. Ты тогда спросила меня: «А разве так можно, ваше высочество?». Я помню, как мы гуляли с тобой, а я взял тебя за руку и грел ее в своих руках. Тебе понравились магнолии… Мамины магнолии. Я тогда сорвал одну и приколол к твоему корсету. Мы тогда еще улыбались, что это «живой бант», — король счастливо вздохнул, улыбаясь сквозь седую бороду. — Сколько же лет назад это было, любовь моя?

Один взмах ресниц, и по щеке королевы скатывалась хрустальная, прозрачная слеза. Она стекала, оставляя влажную дорожку, по которой уже катилась следующая, нагоняя ту самую первую — самую горькую. Пальцы, которые держались за лакированный подлокотник трона, ослабли. Королева тяжело задышала, переводя украдкой взгляд на мужа и на драгоценности, которые сверкали на короне.

— Моя маленькая красавица, моя восхитительная девочка, моя любовь, — сглотнул король, улыбаясь и вздыхая. Он смотрел куда-то во тьму зала с отрешенной задумчивостью. Казалось, еще немного, он будет что-то напевать. — Я никогда не забуду тот момент, когда поцеловал тебя… Я никогда не мог представить, что губы женщины могут быть настолько желанными и сладкими. Ты замерла, словно маленькая птичка, пойманная и напуганная. А я утешал тебя поцелуями, уверяя, что мы с тобой будем вместе навсегда… Прошло столько лет, но я до сих пор люблю тебя…

И тут король склонился и поцеловал драгоценный камень, украшающий корону. Он встал, неся ее в руках, пока королева провожала его взглядом. Возможно, ей хотелось что-то сказать, но она молчала, роняя слезы.

— Объявляйте королевский отбор! — послышался голос короля, а все вдруг засуетились. Свечи вспыхнули голубыми огоньками, освещая роскошь зала и бриллианты королевских слез.

— Я тридцать лет живу в этом аду, — прошептала королева, стирая слезы и гордо вскидывая голову. — С того самого проклятого отбора!

— Он согласен! — послышался голос придворного мага. — Вот только при одном условии. Конкурсы для девочек придумывает он!

— Это конец, — всхлипнула королева, поглядывая на короля. — Это королевский позор!