Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Ксен Крас

Испорченные сказания. Том 1. Бремя крови


Пролог

Король ждал.

Коронованный всего пять дней назад Фалин из Великой Династии Старскай, бывший некогда четвёртым в очереди на престол, дал слово брату покончить с Культом Первых, и теперь его победа была близка.

Долгие десятилетия подданные Его Величества боролись с еретиками, многие погибли, защищая истинную веру и оберегая людей от неверного пути. Последний из безумцев был пойман три цикла назад и отдан палачам для допроса.

Дверь в Большой зал открылась, и слуга возвестил о прибытии палача.

— Ларс, — король поднялся с трона и сошёл по ступеням вниз, — с хорошими ли ты новостями?

— Ваше Величество, — мужчина преклонил колено, — он желает говорить лишь с вами.

— Что ж, пусть его приведут.

Последний предводитель Культа, мужчина безродный, но статный, даже сейчас держался так, словно на его плечах лежал груз ответственности за весь мир, но эта тяжкая ноша была лишь в радость ему.

— Ты хотел говорить со мной, и я внял твоей просьбе. Говори.

— Ваше Величество! — Мужчина рухнул вниз для поклона. Подняться ему помогли стражники. — Вы совершаете ошибку. Вы приняли меня не за того человека — я не принадлежу к Культу Первых, а лишь такой же их враг, как и вы.

Король молчал.

— Моя семья, мой Орден, уже много столетий борется против идеи о возрождении Первых и поддерживает баланс в Ферстленде. Я последний представитель моего Ордена, и, поскольку я не успел провести ритуал посвящения, некому занять моё место. С того самого дня, как моя душа покинет тело, всё в привычном вам мире изменится, вернётся то, что мы сдерживали всеми силами. Мои друзья и близкие положили свои жизни, чтобы все люди могли жить как должно и не бояться.

— О каком Ордене ты говоришь?

— Орден Тринадцати, Ваше Величество. Силы потомков Первых затуманивали им разум, они несли лишь боль и страдания, непрекращающиеся войны и сотни тысяч смертей простых людей. Но их жажду крови ничто не могло усмирить. И тогда они создали нас — Орден Тринадцати — и объяснили, что делать. Мы призваны сдерживать наследие Первых, чтобы всё не вернулось вновь. Древние писания, что имеются у нас, помогали всем поколениям, они переписывались из раза в раз — Орден должен продолжать свою жизнь, должен оберегать народ, а для этого необходимо заставить людей поверить в нечто такое, что не принесёт вреда.

Фалин Старскай не понимал, почему этот культист отличается от других своих братьев. Он говорил удивительно безумные слова, безоговорочно веруя в сказанное, однако при этом казался самым обычным человеком. Бог мучений не коснулся его души и разума, мужчина излагал мысли связно и степенно.

— Орден Тринадцати, Культ Первых — ваши названия разнятся, но вы говорите о Первых, давно сгинувших, если они вообще были, и о великой цели. Вы убиваете людей ради неё, возглавляете бунты и сеете сомнения в душах верующих в Богов. Вы — яд королевства. И в вас должен поверить мой народ?

— Нет-нет, мы не желали, чтобы о нас знали. Культ Первых является нашим главным врагом, как и вашим. Мы вовсе не желали раскрываться людям — нам это не требуется. Первые из нашего Ордена сделали всё, чтобы люди поверили в несуществующую высшую силу — в Тринадцать Богов.

— По-вашему, Боги не существуют? Это слова еретика, и они грозят вам казнью.

— Пусть так, Ваше Величество. Боги лишь выдумка Ордена, лучшая из всех исполненных. Люди оправдывали Богами все чудеса, что случались, то, чему не могли найти другого, более достойного оправдания. И это дало нам время — бесценное время, необходимое для ритуалов, что мы повторяем каждый год во всех местах, отмеченных первыми из нашего Ордена. С каждым новым проведением ритуала те силы, что великие рода унаследовали от прародителей — Первых, — те, что способны уничтожить всё живое, уходили всё глубже в землю. Дар стал проявляться всё реже и реже и являлся лишь жалким отголоском прошлого могущества. Вера в Богов захватила внимание всего человечества, и вместо попыток разобраться в чудесах люди начали искать им оправдание в божественной воле, в проклятиях и благословениях.

— Твои слова — речь безумца.

— Для вас, но не для меня. Я лишь хочу объяснить вам, что Орден и Культ Первых — давние враги и я никогда не желал причинять вред кому-либо.

— Я выслушал тебя. Надеюсь, в твоих словах была хоть доля правды и ты на деле последний из своего Ордена. За твои слова и разведение смуты тебя ожидает казнь. Как и другие еретики, ты отправишься на костёр.

— Ваше Величество, молю вас лишь об одном — позвольте мне провести обряд посвящения!

— Нет.

Стража подняла безумца и повела прочь. Спокойный, достойно продержавшийся в течение всего разговора с королём, пленник потерял самообладание — он вертелся, как змей, в попытках поймать взгляд Фалина.

— Мир погрузится в хаос, Ваше Величество! Если не продолжать наше дело, Ферстленд будет уничтожен, привычный уклад нарушится и силы, что надёжно сокрыты в земле, вновь пробудятся!

Король оставался непреклонным. Он смотрел, как культиста уводят, и отдал приказ об утренней казни.

Его Величеству и представителям королевской семьи не полагалось находиться на площади при проведении казней, телесных наказаний, появляться в тюрьмах и присутствовать на обряде погребения — представители высшей власти не должны показывать, что их можно осудить, заточить и тем более демонстрировать свою человеческую смертность подданным.

Из окна король Фалин Старскай наблюдал, как безумца привязывают к столбу, как палач поджигает сено, он слышал крик. Последний из Ордена не мог его видеть, но будто чувствовал, где он находится, и смотрел на короля до тех пор, пока боль не поглотила его полностью.

Стены и пол задрожали, это сопровождалось гулом, который, казалось, проникал в разум и душу короля. Фалин впился пальцами в подоконник, чтобы не упасть, и выглянул на улицу. Землетрясение поразило всех — люди с криком разбегались, прислуга бросилась прочь из замка, а гул становился всё более невыносимым, и в какой-то момент король испугался, что его голова разлетится на куски, словно брошенный на пол переспелый фрукт.

Всё прекратилось в один миг, гул исчез, будто его и не было. Люди поднимались на ноги, озирались, рассчитывая увидеть повреждения домов, но их не оказалось.

Костёр ещё горел.

Рирз

Море штормило все десять дней плаванья, и лишь теперь, когда корабль вошёл в небольшую бухту, путешествующие нашли в себе храбрость выбраться на палубу. Молитвы Богам всё ещё звучали то тут, то там, но стали заметно тише. Лишь отдельные люди шептали слова благодарности перед тем, как садиться в лодку, что должна была доставить их до берега.

На месте, где должен будет воздымать башни к небу новый замок Династии Холдбист, сейчас были только холмы, деревья, камни и высокая трава. Эти земли, весь этот материк начали исследовать и заселять всего четыре поколения назад. Раньше междоусобные войны, пиры и иные способы проведения досуга мешали лордам смотреть дальше границ своих владений — так говорили.

Рирз был уверен в другом — лорды не нуждались в новых землях, пока смертность среди них не начала стремительно падать. Веками из четырёх детей выживало лишь двое, а обзавестись своими детьми, здоровыми и способными дать жизнь следующему поколению, как правило, получалось лишь у одного. Но всё изменилось.

Отец и дед нынешнего короля тратили немало денег на лекарей и их обучение, они разрешили многие споры, начали контролировать все стычки Династий и Ветвей. И лордам стало скучно. Когда запрещено убивать своих соседей, приходится или смириться, или искать себе новые способы развлечься, в том числе и проливая кровь.

Знать отправилась искать то, что удовлетворит всем их требованиям. Новые дикие земли были населены многочисленными, совершенно раздробленными племенами, не имевшими единого правителя, хорошего оружия и доспехов, не строившими крепкие стены. Их вотчина оказалась плодородна, на ней обнаружились золотые прииски, а сами жители, на радость захватчикам, были куда выносливее крестьян Ферстленда и представляли собой хорошую рабочую силу.

Рирз наблюдал с безопасного расстояния, как к берегу причаливает первая лодка. Он не стремился идти впереди, прежде него отправлялись разведчики. Опасные земли всегда встречали захватчиков враждебно, местные жители всеми силами боролись за свою свободу. Некоторые из Великих Династий уже прошли весь путь — от первых высадок до обустройства лагеря и даже возведения стен, и теперь разосланные всем письма с предостережениями и их опыт помогали остальным не повторять ошибок. В этом деле у лордов не было вражды — огромные просторы сулили приумножение богатств каждому роду, а младшим из семей или незаконнорождённым — получение в свои руки власти и возможности добиться почёта и оставить своё имя в истории.

Вторая и третья лодки причалили почти одновременно. Первый отряд ждал подкрепления, прежде чем отправляться на разведку. Каменисто-песчаный берег встретил первых захватчиков с севера удивительным радушием: насколько мог судить Рирз, наблюдая с палубы корабля, никого крупнее крабов вблизи кромки прибоя не наблюдалось. В высокой же и густой поросли, верхние части которой отличались по цвету, могла таиться опасность. Только когда разведчики подошли ближе к траве, бастард понял, что прогадал с высотой — большинству заросли доставали до груди.