logo Книжные новинки и не только

«Темные видения. Одержимость» Л. Дж. Смит читать онлайн - страница 1

Лиза Джейн Смит

Одержимость

1

— Быстрее! — задыхаясь, выпалила Кейтлин, преодолев последний пролет лестницы.

И уже мысленно, на случай, если это лучше подействует, повторила: «Быстрее».

Она ощутила, как с четырех сторон до нее доносятся отголоски чужой тревоги. Ни один из привычных органов чувств не участвовал в этом обмене информацией — скорее, так можно видеть музыку или осязать цвет.

Телепатическая связь — странное, но порою просто незаменимое свойство.

Например, Кейт была несказанно рада присутствию в своем сознании Роба, присутствие это воспринималось как яркое золотое свечение и дарило уверенность и тепло. Она ощущала, что Роб рядом, в соседней комнате: быстро, но и без суеты он выдвигает один за другим ящики шкафа и заталкивает в холщовую сумку джинсы и носки.

Они покидали Институт.

Не совсем так, как собирались, когда приехали сюда участвовать в проекте по исследованию экстрасенсорных способностей. Кейтлин рассчитывала покинуть Институт мистера Зетиса следующей весной под звуки оркестра, с гарантированной стипендией и в присутствии гордого за свою дочь отца. Вместо этого она прокралась посреди ночи, чтобы забрать пожитки и бежать, пока их не настиг мистер Зетис.

Мистер Зетис, глава Института, хотел превратить их в психогенное оружие и продать наиболее платежеспособным клиентам.

Но возможно, сейчас, когда ребята раскрыли его план, воспротивились ему и одолели, мистер Зетис просто желал их смерти. Одолеть Зетиса казалось фантастикой, такой силой он обладал, но ребята победили. Они оставили его без сознания на полу потайной комнаты собственного особняка в Сан-Франциско.

Когда мистер Зетис очнется, он будет разъярен и готов убивать.

— Что возьмешь? — спросила Анна.

В ее обычно спокойном голосе звучали тревожные нотки.

— Не знаю. Одежду… Надо взять теплую одежду. Неизвестно, где нам придется ночевать.

Мысленно, так, чтобы Роб, Льюис и Габриель тоже слышали, она повторила: «Все берите теплую одежду!»

В ее сознании тут же отозвался другой голос, холодный, как полночь, и острый, как клинок: «И деньги. Берите все деньги, какие попадутся на глаза».

— Габриель, как всегда, практичен, — буркнула Кейтлин и швырнула на дно спортивной сумки кошелек, а следом бездумно набросала джинсы и свитера.

Из шкатулки для украшений она достала свою счастливую стодолларовую купюру и сунула в карман.

— Что же еще?

Кейт поймала себя на том, что хватает самые бесполезные вещи: то бархатную шапочку с золотой вышивкой, то мамино ожерелье, то недочитанный детектив в мягкой обложке. В конце концов она взяла маленький альбом для рисования и пластмассовый пенал с масляной пастелью и цветными карандашами. Она просто не могла их не взять, она скорее бежала бы голой.

Кейт не просто любила рисовать, это было гораздо важнее. Рисуя, она предсказывала будущее.

«Надо спешить», — подумала Кейт.

Анна замерла перед висящей на стене резной деревянной маской. Ворон, тотем ее семьи, был слишком велик, чтобы забрать с собой.

— Анна…

— Я знаю. — Анна коснулась изящными пальцами затупленного клюва и отвернулась от маски. — Пошли.

— Подожди… мыло.

Кейт влетела в ванную, схватила кусочек «Айвори» и мельком увидела в зеркале свое отражение. Ничего общего с невозмутимой Анной — длинные рыжие волосы спутались, щеки раскраснелись, синяя радужка глаз точно подернулась дымом. Ни дать ни взять — распаленная ведьма.

— Отлично, — сказал Роб, когда все собрались в коридоре. — Готовы?

Кейтлин посмотрела на ребят, на тех четверых, кто стал ей невозможно, непредставимо близок.

Роб Кесслер, весь — тепло и свет, золотистые волосы и такие же глаза. Габриель Вулф, надменный и красивый, словно нарисованный черным и белым. Анна Ева Уайтрэйвен, спокойная и нежная даже в самых сложных ситуациях. Льюис Чао — миндалевидные глаза блестят от возбуждения, на гладкие черные волосы нахлобучена бейсболка.

Сила Габриеля вышла из-под контроля, и все они оказались пойманы в телепатическую сеть. Никто больше не мог остаться наедине с собой… если только они не найдут способ разорвать связь.

— Я хочу взять кое-что снизу, — сказал Габриель.

— Я тоже, — добавил Роб, — но мне нужна помощь Льюиса. Идем. Ты в порядке, Кейт?

— Просто немного запыхалась, — ответила Кейтлин, хотя у нее бешено колотилось сердце, а руки и ноги тряслись так, что она не могла стоять на месте.

С неистребимой предупредительностью истинного уроженца Северной Каролины Роб потянулся за сумкой Кейтлин. На мгновение их руки соприкоснулись; сильные пальцы Роба сплелись с пальцами Кейт.

«Все будет хорошо», — мысленно шепнул он.

Эта фраза предназначалась ей одной.

Чувство, захлестнувшее Кейт, было почти болезненным.

«Ради бога, только не сейчас», — подумала она и постаралась не замечать легкого покалывания там, где ее коснулся Роб.

— Будь осторожен… целитель, — сказала она и пошла вниз по лестнице.

Льюис обернулся через плечо.

— Моя стереосистема, мой телик… — застонал он.

— Почему бы тебе не вернуться и не забрать их? — насмешливо предложил Габриель. — С таким багажом на тебя точно не обратят внимания.

— Шевелитесь, — приказал Роб и уже на нижних ступеньках добавил: — Льюис, идем со мной.

Кейтлин пошла следом.

— Что вы хотите?

— Забрать документы, — без колебаний ответил Роб. — Открой эту панель, Льюис.

«Конечно, — подумала Кейтлин. — Документы мистера Зетиса».

Он держал их в потайной комнате под лестницей. Там было немыслимое количество самой разной информации, большей частью секретной, а местами и разоблачительной.

— Но зачем они нам? Кому мы их покажем?

— Не знаю, — ответил Роб. — Но я все равно хочу забрать их. Это доказательства его намерений.

Пальцы Льюиса скользнули по темной панели. Кейт понимала, что он делает — пытается усилием мысли найти пружину замка.

— Не так-то легко работать под чутким надзором, — проворчал он себе под нос, но вскоре раздался щелчок, и панель отъехала в сторону.

— Превосходство разума над материей, — с улыбкой констатировал Роб.

«Поторопись», — попросила Кейт.

Она не стала наблюдать, как Роб идет по темному коридору за дверью, а подхватила сумку и направилась в лабораторию, где застала Анну перед клеткой с мышами.

— Ну, давайте же, — говорила Анна. — Беги, мышонок Джорджи, беги, мышка Салли.

Анна стояла на коленях и держала клетку возле открытой двери в лабораторию.

— Ты их выпускаешь?

— Я отправляю их на волю, говорю, чтобы они нашли какую-нибудь норку. Неизвестно, что с ними сделает мистер Зет, — ответила Анна. — Я даже Джойс больше не доверяю.

Джойс Пайпер, парапсихолог, фактически управляла Институтом мистера Зетиса. Именно она «завербовала» Кейтлин. После всего случившегося Кейт, думая о ней, чувствовала себя преданной.

— Хорошо, только поторопись. Время поджимает, — сказала Кейтлин и в нетерпении вышла в коридор.

Льюис нервно теребил козырек бейсболки. У него за спиной, в комнате Джойс, Габриель потрошил ее кошелек.

«Габриель!» — мысленно одернула его Кейт и, почувствовав, как завибрировала телепатическая сеть, постаралась взять себя в руки.

Габриель насмешливо взглянул на нее.

— Нам нужны деньги.

— Но ты не можешь…

— Почему? — поинтересовался он, и его серые глаза потемнели, став почти черными.

— Потому что это… это не… — Кейт почувствовала, как слабеет ее напор. — Это неправильно, — наконец сказала она.

Габриель не знал слова «неправильно».

— Джойс — наш враг, — коротко ответил он. — Если бы не она, нам не пришлось бы бежать среди ночи. Мы не выживем без денег, ты же понимаешь, Кейт?

Смотреть Габриелю в глаза дольше секунды было опасно. Кейтлин, не ответив, повернулась к нему спиной.

— Хорошо, — процедила она сквозь зубы, — но не бери кредитки, их легко проследить. И не говори Робу, он будет в ярости. Только быстрее!

Это слово молоточком билось в голове Кейт: быстрее, быстрее, быстрее. Чаще, чем удары сердца. У нее возникло ощущение — нет, уверенность, — что нельзя задерживаться в Институте ни на секунду.

Предвидение? Но Кейт не обладала даром предвидения. Она узнавала будущее, только рисуя.

Быстрее. Быстрее. Быстрее.

«Доверься себе, — подумалось ей внезапно. — Следуй своим чувствам».

— Габриель, — резко сказала она, — мы срочно должны уходить.

И телепатически обратилась к остальным ребятам: «Льюис, Роб, Анна, надо уходить! Прямо сейчас, немедленно! Что-то произойдет… я не знаю что, но надо уходить…»

— Успокойся.

Кейт почувствовала на плече руку Габриеля и вдруг осознала, насколько возбуждена. Только выразив эмоции словами, она поняла, какими сильными они были и что им необходимо подчиниться.

— Я в порядке, но, Габриель, мы должны уходить…

Габриель встретился с ней взглядом и кивнул.

— Если ты так чувствуешь… идем.

В коридоре они увидели, как из потайной двери в спешке выбегает Роб с целой пачкой документов. Из лаборатории вышла Анна.

— Что случилось? Кто-то подъехал к Институту? — спросил Роб.

— Я не знаю, я только знаю, что надо спешить…

— Возьмем машину Джойс, — предложил Габриель.

Роб подумал секунду и кивнул.

— Уходим через заднюю дверь.

Он подгонял Анну и Льюиса, а Кейтлин буквально наступала ему на пятки.

— Отъедем подальше и бросим машину… — начал говорить Роб.

В этот момент Кейтлин захлестнула волна адреналина, и во рту появился металлический привкус страха.

За ее спиной распахнулась парадная дверь.

2

Кейт оглянулась.

Мистер Зетис.

Фонарь на крыльце за его спиной высвечивал лишь черный силуэт, но Кейт тем не менее сумела разглядеть лицо. Неделю назад, когда она только приехала в Институт, мистер Зет показался ей похожим на дедушку маленького лорда Фаунтлероя, эдаким старым красавцем аристократом. Теперь она знала правду, и львиная грива седых волос стала для нее олицетворением чистого зла. Черные глаза горели как…

«Как у дьявола, — подумала Кейтлин. — Только он не дьявол, а сумасшедший гений, и нам надо убираться отсюда».

Ребят словно парализовало. Даже Габриель оцепенел: он стоял вполоборота позади Кейт, так что она оказалась ближе всех к Зетису. Какая-то сила, исходившая от старика, не давала им сойти с места, лишала воли.

Их сковал животный страх.

В голове Кейт прозвучал голос Роба: «Не смотри на него».

Но голос был слабым и далеким. Ужас, распространявшийся по телепатической сети, ощущался гораздо сильнее.

— Подойдите ко мне, — велел мистер Зетис.

У него был хорошо поставленный, властный и низкий голос. Он шагнул вперед, и Кейт смогла лучше разглядеть его. На густых прядях седых волос и накрахмаленном воротничке запеклась кровь: последствие ментальной атаки Габриеля, вырубившей старика. Но сейчас Габриель истощен…

Мистер Зетис словно находился в телепатической цепи и мог слышать мысли Кейтлин.

— Вы устали, — сказал он. — Не думаю, что сегодня вечером вас хватит еще на одну эскападу. Почему бы нам всем не сесть и не поговорить?

Кейт онемела от страха, но последняя фраза Зетиса вывела ее из себя.

— О чем нам разговаривать? — зло бросила она.

— О вашем будущем, — ответил мистер Зетис. — О ваших жизнях. Я признаю, что был чересчур резок в нашу последнюю встречу. Меня шокировало, что вы установили постоянную телепатическую связь, но я по-прежнему думаю, что нам удастся работать вместе. Мы найдем другой способ разорвать эту цепь…

— То есть не убивая никого из нас? — едко поинтересовалась Кейтлин.

По вибрирующей от страха телепатической сети до Кейт донесся бесстрастный голос Габриеля: «Не лезь на рожон, не спорь с ним. Вы четверо, бегите… отходите к задней двери. Я его задержу».

— Нет, — не подумав, вслух сказала Кейтлин.

Несмотря на весь ужас ситуации, она ощутила, как ее захлестнула волна теплых чувств: законченный эгоист Габриель готов рисковать собой, чтобы защитить их…

Габриель сделал пару шагов и встал перед Зетисом. Как только он закрыл от нее старика, Кейтлин заново обрела способность двигаться.

«Мы не оставим тебя, — заявила она. — Ты один раз уже чуть не умер сегодня…»

Габриель не оглянулся: он стоял, как волк перед прыжком, и все его внимание было сфокусировано на Зетисе.

«Кесслер, уведи их. Я разберусь со стариком».

Но Роб ответил категорично: «Нет! Никто не останется здесь. Разве ты не видишь, он хочет нас задержать… Вдобавок мы не знаем, где Джойс».

Тут Кейт поняла, что он прав. Это ловушка.

— Уходим! — крикнула она вслух и мысленно, и в эту секунду на пороге кухни у нее за спиной возникла чья-то фигура.

Этот кто-то схватил Кейтлин.

— Пустите!

Кейт отбивалась и кричала. От криков других у нее заложило уши. Она видела перед собой искаженное от злобы лицо.

Гладкие светлые волосы Джойс Пайпер пропитались потом и кровью и прилипли к черепу. На щеках виднелись высохшие багровые потеки, аквамариновые глаза затуманила ненависть, губы сжались в нитку.

«О господи, она действительно хочет убить меня, я верила ей, а она сумасшедшая, такая же сумасшедшая, как мистер Зетис…»

Кто-то вырвал Кейт из рук Джойс и толкнул в сторону задней двери. Голос Роба заглушил крики остальных:

— Беги, Кейтлин! Уходи! Все бегите!

Кейт оглянулась и мельком увидела сцепившихся с Джойс Роба и Габриеля и приближавшегося к ним с багровым от злобы лицом мистера Зетиса. В следующую секунду она уже бежала с Льюисом и Анной по тесному коридору к выходу. Только у самой двери Кейт поняла, что все еще держит в руках сумку. Кейт бросила ее на пол и схватилась за щеколду.

Она распахнула дверь… Шофер мистера Зетиса, огромный и неподвижный, как гора, закрывал собой выход.

«Вперед!»

Кейтлин не поняла, кто это крикнул, но они с Льюисом и Анной одновременно бросились в атаку, как будто тремя телами руководил один мозг. Льюис пригнулся и головой протаранил живот шофера, Кейт с размаху ударила его сумкой по лицу, Анна пнула по голени. Шофер рухнул на спину, а они помчались к зеленой машине с откидным верхом, которая стояла на подъездной дорожке.

Это была машина Джойс, они угнали ее, чтобы вернуться в Институт. Ключи все еще торчали в замке зажигания.

— Забирайтесь на заднее сиденье, — сказала Кейт ребятам и забросила сумку в салон.

«Роб! Габриель! Уходите! Скорее, мы вас подхватим!»

Кейтлин повернула ключ, переключила передачу и резко вывернула руль. Машину она водила так себе — практики не хватало, — но сейчас развернула автомобиль на узкой дорожке так лихо, что гравий веером разлетелся из-под колес.

— Фары… — выдохнул Льюис.

Кейт вслепую щелкнула переключателем, и яркий свет выхватил из темноты шофера мистера Зетиса, стоявшего у них на пути.

Кейтлин не сворачивала.

Она слышала чей-то крик, все происходило как в замедленной съемке: шофер разинул рот; секунды тянулись бесконечно; машина надвигалась на шофера… А потом он вдруг нырнул в сторону, и в то же мгновение из задней двери Института выскочили Роб и Габриель.

Кейт ударила по тормозам.

«Запрыгивайте!»

Роб и Габриель, перелезая через Анну и Льюиса, забрались в машину. Кейт не стала ждать, пока они устроятся, и выжала педаль газа.

«Вперед, — думала она (или это думал кто-то другой?). — Вперед, вперед, вперед».

Взвизгнули шины, Кейт вырулила на улицу и, набирая скорость, помчалась прочь от фиолетового здания Института исследования экстрасенсорных способностей.

Быстрая езда дарила чувство свободы. Кейтлин проскакивала знаки «стоп» и не тормозила на поворотах. Она не представляла, куда едет, просто следовало как можно быстрее убраться от Института Зетиса.

— Кейт.

Это был Роб. Он сидел на переднем сиденье рядом с ней и прижимал к груди стопку документов.

«Кейт», — повторил он и положил руку ей на плечо.

Кейтлин тяжело дышала, ее все еще немного трясло после пережитого стресса. Она выехала на главную улицу Сан-Карлоса, Эль-Камино-Реал, и проскочила светофор на красный свет.

«Кейт, расслабься. Мы вырвались. Все в порядке». — Роб сжал ее плечо.

— Все в порядке, — вслух повторил он.

Кейт перестала судорожно цепляться за руль, у нее начало восстанавливаться дыхание.

— Ребята, вы как? — спросила она.

— Отлично, — ответил Роб. — Габриель снова их вырубил. Лежат без сознания в лаборатории. — Он повернулся назад. — Хорошо сработал.

— О, я рад, что тебе понравилось, — сказал Габриель.

Его голос звучал настолько же холодно, насколько голос Роба — тепло, но Кейт понимала, что силы Габриеля на исходе.

Она чувствовала, что Роб обеспокоен, и знала, что Габриель тоже это ощущает.

— Послушай, — начал Роб, — ты выдохся. Если хочешь, я…

«Нет», — отрезал Габриель.

Кейтлин пала духом. Всего час назад Габриель готов был принять помощь Роба, помощь их всех. В особняке Зетиса он позволил Робу использовать исцеляющую силу, позволил ему перенаправить на себя энергию ребят. Он никогда никому не доверял, но им — поверил. Они буквально пробились к нему сквозь стены, которыми он себя окружил, и спасли его жизнь. И вот теперь…

Габриель становился таким же, как прежде. Отгородился от них, всем своим видом давая понять, что он сам по себе. И с этим ничего нельзя было поделать.

Кейтлин все же попыталась. Иногда ей казалось, что Габриель относится к ней… с большим уважением, чем к другим, или хотя бы прислушивается к ее мнению.

— Тебе надо отдохнуть, — как можно мягче заметила она и попыталась поймать его взгляд в зеркале заднего вида.

«Отстань».

В сознании Кейт возникла картинка — высокие, утыканные шипами стены. Габриель пытался выглядеть неуязвимым. Она знала: он никогда не признается, что не хочет быть в долгу перед Робом.

Тихий голос Анны вернул Кейт к реальности.

— Куда мы едем?

Это был хороший вопрос, и сердце Кейт снова учащенно забилось.

— Я не знаю. А вы, ребята? Куда двинем?

Она почувствовала, как все в машине напряглись. Никто, кроме Льюиса, не знал Сан-Франциско.

— Вот черт, — сказал он. — Ладно, мы же не поедем в Сан-Франциско? Мои родители живут в районе Пасифик-хайтс, но…

— Но это первое место, о котором подумает мистер Зет, — закончил за него Роб. — Нет, мы уже договорились, что к родителям поехать не можем. Только втянем их в неприятности.

— Короче говоря, — начал Габриель, — мы не знаем, куда едем…

— Это не важно, — перебила его Кейтлин. — Куда-нибудь мы в конце концов приедем. Важно решить, что делать сейчас. А сейчас два часа ночи, темно, холодно, и мистер Зетис будет нас преследовать…

— Ты права, — согласился Габриель. — А еще когда он очухается, то пустит по нашему следу полицию. Мы же угнали машину.

— Значит, надо быстрее убираться из Сан-Карлоса, — сказал Льюис, и от волнения его голос прозвучал по-мальчишески тонко. — Впереди сто первое шоссе, езжай по нему на север, Кейт.

Кейтлин стиснула зубы и выехала на широкую, в десять полос, автостраду. Она знала, что ребята чувствуют, как она взвинчена, но никто не сказал об этом вслух.

— А теперь давайте подумаем… мы не едем в Сан-Франциско… Хорошо, езжай на мост Сан-Матео, а оттуда — на север по восемьсот восьмидесятому шоссе. Это Ист-бэй, ну, ты знаешь, Хэйворд и Окленд.

Вначале мост был широким, но потом сузился и превратился в бетонную полосу, которая едва вырисовывалась на фоне темной воды. Вскоре они уже мчались по другой автостраде.