Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Л. Мари Аделайн

О чем мечтают женщины

Посвящается Кэти Джеймс, за твои всегда мудрые слова…

ДЕСЯТЬ ШАГОВ

Шаг первый: Капитуляция

Шаг второй: Смелость

Шаг третий: Доверие

Шаг четвертый: Великодушие

Шаг пятый: Мужество

Шаг шестой: Уверенность

Шаг седьмой: Любопытство

Шаг восьмой: Бесстрашие

Шаг девятый: Изобилие

Шаг десятый: Освобождение

Пролог

Дофина

Я засмеялась. А что еще мне оставалось? Все происходило на самом деле. Он действительно был здесь. И его просьба казалась самой естественной просьбой в мире. Красивый мужчина стоял почти по колено в реке Абите и предлагал мне раздеться ради него. Он высоко закатал джинсы, которые потемнели внизу от воды, плескавшейся вокруг его мускулистых икр, и обнажил стройный торс, так как сильно припекало апрельское солнце.

Мужчина протянул ко мне загорелую руку:

— Дофина, ты принимаешь этот Шаг?

Вместо того чтобы мгновенно ответить ему согласием и броситься в воду, как мне того хотелось, я застыла на поросшем травой берегу. На мне был винтажный зеленый сарафан, который совсем недавно я решилась укоротить до колен, а теперь сожалела об этом. Платье выглядело сексуальным и совсем не походило на те, что я обычно носила. А вдруг я выгляжу в нем ужасно? А что, если я совсем ему не нравлюсь? А вдруг нас застукают? А если у меня ничего не получится? А если я утону? Я очень плохо плаваю… И вообще, я всегда боялась воды… И хотя нас отлично скрывали пышные кусты болотной розы и мальвы, росшие на склоне у реки, меня не отпускал страх. Контроль и доверие, доверие и контроль. Два спорящих между собой демона… И почему именно сейчас? Разве я не сумела уже сделать многое? И научилась многому. Создала успешный бизнес по продаже винтажной одежды еще до того, как закончила колледж. Разве я не прошла благополучно сквозь экономические спады и ураганы, защищая свой маленький магазинчик с такой же яростью, с какой героический воин защищает раненого товарища? Я сделала все это, и даже больше, но от меня всегда требовались лишь дисциплина, самоконтроль и крепкая рука на руле бизнеса.

Но если я приму предложение совершенно незнакомого мужчины и присоединюсь к нему, шагнув в бегущую воду, это будет означать, что течение моей жизни изменит направление. Это будет означать, что я позволила себе войти в новый мир — в мир, наполненный стихийностью и риском, желанием и, возможно, разочарованием. Это будет означать, что я должна забыть о самоконтроле и научиться доверять. И, несмотря на всю свою браваду в тот день в коуч-центре, я вдруг поняла, что не хочу позволить событиям развернуться так, как они должны развернуться — именно об этом мне говорили, — как я клялась позволить им развернуться.

Но, черт побери, этот мужчина был так хорош… и гораздо выше меня ростом. Впрочем, при росте в пять футов и три дюйма я была ниже большинства мужчин. А у этого были смеющиеся глаза, великолепное сложение, а растрепавшиеся каштановые волосы отливали на солнце медью. Я не могла разобрать, зеленые у него глаза или голубые, но он не сводил их с меня. Солнце припекало все сильнее, и я уже ощущала собственные волосы как длинную тяжелую вуаль. Я медленно сбросила босоножки. Ступни коснулись прохладной травы. Может, я все-таки смогу войти в воду. Потихоньку.

— Ты принимаешь этот Шаг? Я могу спросить только еще один раз, — сказал он без малейших признаков нетерпения в голосе.

«Ну же, давай. Иди к нему. Ты должна». Я почувствовала, как мои руки непроизвольно поднялись, ненадолго замерли на лямках платья, завязанных сзади на шее, а потом стали действовать сами по себе… Я спустила верх сарафана, обнажив грудь. И тут же отвела взгляд. Нужно действовать быстрее, пока ум не обнаружил ошибку… «А что, если мое тело его разочарует? Что, если я не его тип женщины? Хватит думать. Действуй». Я расстегнула молнию на спине и позволила платью упасть на траву. Потом сняла трусики и опять выпрямилась, совершенно обнаженная; на мне осталась лишь золотая цепочка на запястье.

— Я это понимаю как «да», — произнес он. — Иди сюда, красавица. Вода теплая.

Мое сердце бешено заколотилось. Но я настолько спокойно, насколько могла, направилась к нему, к воде, на ходу все же прикрываясь руками… Осторожно потрогала воду пальцами ног — она оказалась теплее, чем я ожидала, — и погрузила ногу в неспешно текущую реку, а потом направилась к нему по дорожке из плоских, поросших мхом камней. Я видела дно реки. Все было в порядке.

Когда я приблизилась к нему, разница в нашем росте стала настолько очевидной, что это могло показаться уже не сексуальным, а смешным. Рост мужчины, похоже, был не меньше шести футов четырех дюймов! Но прежде чем я успела рассмеяться, прежде чем даже подошла совсем близко, руки мужчины легли на застежку его джинсов, вынудив меня остановиться и замереть. «Мне смотреть на него? Или не смотреть?» Мое южное воспитание требовало отвернуться, чтобы скрыть, насколько я покраснела. Я уставилась на росший вдали дуб.

— Тебе незачем отворачиваться.

— Я волнуюсь.

— Дофина, тебе ничего не грозит. Здесь только мы.

Все еще стоя к нему спиной, я услышала легкий всплеск и шорох одежды. Потом он бросил джинсы через мою голову, и они упали на берег рядом с его поношенными ботинками, моими босоножками и зеленым платьем.

— Ну вот. Теперь и я обнажен, — сказал он.

Я слышала, как он медленно идет по воде ко мне, и вот уже он прижался к моей спине…

Его подбородок коснулся моей макушки, потом он зарылся лицом в мои волосы, затем скользнул губами по моей шее… «Боже!..» Я закрыла глаза, глубоко вдохнула и запрокинула голову, позволяя мужчине ласкать мою шею. Я нутром просто чувствовала, что он хочет именно это, да и я тоже. Меня словно наэлектризовали. Моя кожа, согретая водой, охлажденная воздухом и обласканная его прикосновениями, вибрировала, наполняясь жизнью. Ветерок донес ароматы Юга: запахи скошенной травы, реки, магнолий… «Я хочу этого. Я хочу этого! Я хочу его! Что за сомнения? Почему я не могу просто повернуться к нему лицом? Этот человек здесь с единственной целью: доставить мне удовольствие. А мое единственное препятствие — неспособность позволить ему это».

И тут же, стоило мужчине положить руки мне на бедра, в голове раздался тот назойливый внутренний голос, громкий, с интонациями штата Теннесси, с интонациями моей матушки: «Он думает, что ты слишком вялая. Слишком маленького роста. Ему, пожалуй, не нравятся рыжие…»

Я крепко зажмурила глаза, заставляя голос умолкнуть. А потом до меня донесся низкий стон — стон мужского восторга. «Ладно, ему нравится то, чего он касается». Мужчина прижался губами к моему уху, потянул меня назад, увлекая следом за собой на глубину.

— У тебя невероятная кожа, — пробормотал он, заводя меня все глубже, пока я не оказалась в воде по пояс. — Как алебастр…

«Он лжет. Ему приказали это говорить…» Я умоляла собственный внутренний голос наконец заткнуться.

— Повернись, Дофина! Я хочу взглянуть на тебя.

Я медленно опустила руки, коснулась пальцами воды. Открыла глаза и повернулась, чтобы уткнуться взглядом в широкую грудь и безошибочное свидетельство того, что мужчина действительно желает меня. «Это все на самом деле! Так пусть и идет, как идет…» Я откинула голову, чтобы посмотреть на спокойное красивое лицо, и тут — бах! Он ловко подсек меня, так что я взвизгнула от восторга, хотя внутри что-то дернулось. Но к тому моменту, когда я крепко ухватилась за его мускулистую шею, он уже держал меня на руках прямо в сверкающей воде и, поддразнивая, опускал глубже.

— Холодно! — задохнулась я, крепче хватаясь за него.

— Ты скоро согреешься, — шепотом пообещал он, еще глубже погружая меня в воду.

Чувствуя под собой его руки, я позволила себе отдаться мужчине и реке. Я выпрямилась, запрокинула голову, и мои волосы поплыли по воде. «Ну и ладно, и пожалуйста…»

— Правильно, просто расслабься. Я ведь тебя держу.

Я вдруг ощутила, что хорошо держусь на поверхности. Вода больше ничуть не пугала меня. Я закрыла глаза и впервые за долгое-долгое время улыбнулась по-настоящему.

— Ты просто Офелия, — произнес он.

Одной рукой поддерживая меня под поясницу, другой он уверенно провел по моим ногам, по бедрам, чуть задержавшись на них, а потом наклонился и поцеловал выемку пупка, наполненную водой.

— Щекотно! — Я все еще не открывала глаз.

«Ты невесома и божественна. Твое тело прекрасно, Дофина…»

— Правда? — шепнул он, и тут же его рука снова скользнула вниз, пальцы принялись исследовать мою промежность…

«О боже!..»

— Да, немножко, — пробормотала я.

Мое тело раскрывалось, как морская звезда. Я широко раскинула руки, чтобы удержаться на плаву. Мне нравилось то, как действовала на меня вода. От прохлады кожа становилась более упругой. Соски встали и затвердели. Я открыла глаза, посмотрела ему в лицо и увидела в глазах мужчины желание. Я наблюдала за тем, как он наклоняется, чтобы поцеловать мою грудь, в то время как рукой раздвигает мои бедра…

— Как тебе это? — спросил он, когда сначала один, а потом и второй его палец скользнули внутрь меня.

— Нет, — сообщила я, делая глубокий вдох. — Так не щекотно.

Жар наслаждения пульсировал во мне. «Это может произойти слишком быстро», — подумала я, когда твердые пальцы мужчины стали ласкать меня изнутри. Я вцепилась в него, а он нежно дразнил мое женское естество, сначала осторожно, потом более настойчиво, проникая все глубже. Я чувствовала, как вода скользит по моей коже, и от сочетания этих ощущений дыхание все учащалось. Мне не раз хотелось чего-то подобного, но я… Нет, я предпочла выкинуть все мысли из головы и просто наслаждаться сиюминутным. Понуждая его пальцы пробраться еще глубже, я слегка выгнулась, и мои волосы расплылись вокруг головы. Наверное, в этот момент они походили на огненную корону…

— На тебя стоит посмотреть, Дофина… — пробормотал мужчина, нежно двигая пальцами одной руки во мне, а другой рукой поддерживая меня на воде.

А потом он ловко развернул меня так, что сам очутился между моими ногами. Но прежде чем я обхватила его, чтобы притянуть ближе, он, продолжая поддерживать меня под спину, наклонился и коснулся губами моих влажных бедер, теперь поблескивавших на солнце. Жар его губ, смешавшись с прохладой бегущей воды и движениями пальцев внутри меня, создал ощущение настолько сильное, что я хлопнула ладонями по воде, ища опоры. А он закинул мои ноги себе на плечи, коснулся языком моей нежной пещерки, ее верхней части, там, где начинались короткие рыжие завитки, и стал ласкать меня, и вода тоже словно ласкала мою кожу миллионом пальцев… На секунду я даже перестала понимать разницу между лаской воды и лаской его ищущего рта, но тут его язык, теплый и настойчивый, нашел главную точку… Ах!.. Я шире раздвинула ноги, инстинктивно, жадно. Шум течения в ушах стал оглушительным, когда мужчина начал круговыми движениями вылизывать клитор, а затем ввел палец в меня и начал двигать им вверх-вниз… О боже!.. Он продолжал поддерживать меня под спину, в то время как его язык и пальцы продолжали свой танец. А потом мужчина поднял голову и потянулся губами к моим соскам, чтобы подразнить их. Его рот был влажным и теплым, язык трепетал, облизывая меня, словно он впитывал, пил меня… Похоже, он раньше меня ощутил, как напряжение охватило все мое тело, как сжались колени, как руки протянулись ладонями к солнцу. Да…

Первая волна была теплой и знакомой. «Ох, это то самое, — думала я. — Я помню это…» Но потом наслаждение стало сильнее, глубже, набрало такую силу, что я невольно закричала. Мужчина еще энергичнее заработал пальцами, а его язык начал быстрее описывать круги, и я засмеялась, когда наконец это случилось, когда я дошла до финала, один раз, второй, и наслаждение накатывало снова и снова… Я корчилась, мои ноги дергались на плечах мужчины, и на какое-то мгновение мы словно стали единым телом. А потом, после этого долгого взрыва, я наконец пришла в себя, хотя грудь продолжала тяжело вздыматься.

— Хорошо, хорошо, — прошептал он.

Он мягко опустил меня на поверхность воды, как бумажный кораблик, и я не сопротивлялась.

— Но… но это еще не все, да? — спросила я.

Мои бедра все еще дрожали, а ногами я обвивала талию мужчины.

Когда мы очутились ближе к берегу, я опустила ноги и коснулась камней на дне. Теперь я стояла по пояс в реке, по груди струйкой стекала вода, а соски были все еще напряжены. Я отвела упавшие на лицо волосы, чувствуя себя опьяненной, обессиленной, удовлетворенной…

— Это то, куда я должен был привести тебя на этом Шаге, Дофина. Мне совсем того не хочется, но я должен остановиться.

Он пошел к тому месту на каменистом берегу, где вошел в реку. Рядом с кучкой нашей одежды лежала стопка белоснежных полотенец. Мужчина отпустил мою руку и выбрался на сушу, его мокрая спина блестела на солнце. Потом мужчина повернулся и помог мне выйти. Я вздрогнула, когда он взял одно полотенце, набросил его на меня, одновременно прижав к себе, и тут же начал меня растирать.

— Я чувствую себя так… Я просто не знаю, что сказать.

— Тебе и не нужно ничего говорить. Это я получал удовольствие.

Он отвернулся, чтобы тоже вытереться.

Я, завернувшись в полотенце, наблюдала за тем, как он натягивает джинсы на мускулистые ноги, как надевает безупречно белую футболку, тут же прильнувшую к его влажному торсу. Затем он подошел ко мне, обхватил ладонями мое лицо и нежно, неторопливо поцеловал:

— Я серьезно. Дофина, я на самом деле получил огромное наслаждение. — С этими словами он поцеловал меня в лоб, отступил на несколько шагов и, повернувшись, исчез в зеленых зарослях.

Мне хотелось закричать ему вслед, поблагодарить за все… Но слова все еще скрывались под той частью прежней меня, которая боялась уступить, боялась желать, боялась просто получать удовольствие и верить, что оно возможно. Так что я лишь рассмеялась вслух, а про себя подумала: «Я смогла! Случилось нечто, и я позволила этому произойти!»

Я взяла платье и натянула его через влажные, дрожащие ноги. Разглаживая его на бедрах, я нащупала что-то в кармане. Это оказалась маленькая пурпурная коробочка, внутри которой, приютившись в хлопковом облачке, лежала маленькая золотая подвеска, светлая, с неровными краями. На одной стороне подвески была выгравирована римская цифра I, а на другой — слово «Капитуляция». Мое сердце подпрыгнуло, когда я крепко сжала в руке подвеску. Она была похожа на теплый плоский камешек. Она была моей. Я прикрепила ее к своей цепочке, к браслету, который носила уже три недели.

Я медленно поднималась по пологому склону туда, где меня ждала машина. Минуя высокую каменную стену, увитую бугенвиллеей, я погладила маленькие розовые лепестки. «Ты это сделала. Ты отказалась от самоконтроля. Теперь пора сделать другие Шаги, пусть и осторожно, навстречу новой жизни… и прочь от всех тех голосов, прочь от горестей, прочь от печального прошлого…»

Глава первая

Кэсси

Этим утром, когда я потягивалась в своей постели дома в Мариньи, мне в голову пришли три мысли.

Первая: прошло шесть недель после той невероятной ночи с Уиллом.

Вторая: я снова заснула с браслетом С.Е.К.Р.Е.Т. на руке. Ничего страшного в этом не было, когда на нем висели одна-две подвески, но теперь подвесок стало десять, и они впивались в нежную кожу моего запястья, оставляя на ней следы.

И третья: сегодня был мой день рождения. Дикси лежала у меня в ногах и моргая смотрела на меня. Я потянулась к ней и прижала к себе. Она тут же замурлыкала и снова заснула… Хотелось бы и мне обладать таким умением.

— Мне сегодня тридцать шесть, Дикси! — сообщила я, почесывая кошку за ухом.

Еще один год, словно неловкий проказник, свалился на меня. До той ночи с Уиллом я не слишком обращала внимание на бег времени. Это было шесть недель назад, и вот теперь время начало течь медленнее. Работа в кафе «Роза» одновременно и успокаивала, и сыпала соль на раны, которые необходимо было залечить. Разве я могла не думать об Уилле, если видела его каждый день? Разве я могла вести себя как ни в чем не бывало после того вечера, когда я танцевала в «Ревю девочек с Френчмен-стрит», а потом мы с Уиллом целовались всю дорогу до кафе и даже на лестнице, поднимаясь в его комнату, где при свете луны он сорвал с меня одежду и бросил меня на матрас? Уилл не знал, что тем вечером я выбрала его в качестве моей последней фантазии. Он знал лишь, что я отчаянно желала его.

А для меня грань между фактом и фантазией исчезла. Уилл стал для меня реальностью. Мы целовались так, словно занимались этим в течение многих лет. Наши тела невероятно подходили друг другу, и нам не нужно было слов. Это превосходило всяческое воображение. И подумать только, что все это время он был прямо у меня под носом, а я не замечала его, не сумела заметить! Но после года членства в обществе С.Е.К.Р.Е.Т. мне удалось избавиться от цепей прошлого и высвободить в себе нечто подлинное, неподдельное. И когда Уилл сказал мне, что они с Трачиной расстались, я почувствовала, что чаша весов наконец-то склоняется в мою пользу. Наутро после нашей волшебной ночи я подумала, что Уилл — награда за мое возвращение к жизни.

Но я ошиблась.

Куда сильнее, чем сладостные воспоминания той ночи, меня преследовало лицо Трачины, бледное, но полное надежды, и ее ровный голос, излагавший суровые факты, убившие мою фантазию. Трачина сообщила, что беременна от Уилла и что он пришел в сильное волнение, когда узнал об этом.

А как бы вы восприняли вот такую простую новость именно в тот момент, когда решили, что нашли любовь всей своей жизни? Вы почувствовали бы, как ваша мечта лопается, и ушли бы прочь? Именно так я и поступила. И направилась в коуч-центр, где мои слезы осушила Матильда. Она напомнила мне, что каждая фантазия встроена в реальность.

— Люди любят фантазировать, — сказала она. — Однако, на свою беду, не обращают внимания на факты. И за это приходится платить. Всегда.

Факт номер один: мы с Уиллом наконец-то оказались вместе.

Факт номер два: я вполне могла полюбить его.

Факт номер три: его бывшая подруга беременна.

Факт номер четыре: когда она сказала ему об этом, они снова сошлись.

Факт номер пять: мы с Уиллом не можем быть вместе.

Поскольку Уилл был моим боссом, я хотела немедленно уйти с работы, но Матильда убедила меня, что нельзя принимать поспешные решения в делах практических, вроде службы, уплаты налогов, ответственности перед другими и выполнения взятых на себя обязательств.

— Кэсси, не давай мужчинам власти над собой! Продолжай выполнять собственные жизненные задачи. Ты многому научилась за прошедший год.

В то утро я пребывала в таком смятении… Даже не была уверена, что правильно сделала, вступив в общество С.Е.К.Р.Е.Т. Но по крайней мере, я сама приняла какое-то решение… И это уже было для меня новым событием. До появления в моей жизни С.Е.К.Р.Е.Т. я всегда подчинялась той силе, которая больше всего воздействовала на меня в каждый данный момент, и обычно этой силой оказывался мой бывший муж Скотт. Почти восемь лет назад он решил переехать в Новый Орлеан, но его пьянство уничтожило наши намерения начать все сначала. Мы с ним уже разошлись К тому времени, когда он погиб в автомобильной аварии, мы с ним уже развелись. И хотя он бросил пить, но так и остался сломленным человеком. И я была сломлена. В течение пяти лет после его гибели я просто много работала и мало спала, постепенно привыкая к одиночеству и жалея себя, пока однажды не нашла дневник, в котором описывалось, как некая женщина проходит загадочные Шаги, связанные с сексом, совершает путешествие, изменяющее ее… мягко говоря.