Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Матильда Старр, Лана Ричи

Цена моей девственности

Глава 1

— Ты что, не понимаешь, тупая дрянь? Мистер Донован — один из наших самых важных клиентов! И если он захотел, чтобы ты сегодня уехала с ним — значит, ты сегодня уедешь с ним!

Я сидела напротив Тейлора Смита, директора клуба «Красотка».

Ине могла поверить в то, что он мне говорил. И ещё меньше могла поверить в то, что он говорит это мне.

Я отработала в этом клубе полгода и ни разу не видела патрона. Только слышала, что он — человек жестокий. Наши пути не пересекались и не могли пересечься: он босс, а я — уборщица. Только вот сегодня, из-за нелепой случайности, всё изменилось.

И сейчас я сижу в его кабинете, сжавшись, почти утонув в огромном кресле. А он орет. Огромный рост, широченные плечищи, шрам на брови и глаза убийцы. Я боялась бы его, даже если бы он молчал. Но он не молчал.

— Ты все поняла?! — Он навис надо мной и теперь дышал мне в лицо отвратительный сигарным запахом.

— Но я… Я же не проститутка! — попыталась втолковать ему я.

— Послушай, как там тебя?..

— Софи, — подсказала я еле слышно.

— Софи?! — зарычал он. — Грёбаная ты сучка! Если мистер Донован потребует, даже я буду проституткой. И деньги. Они что, тебе не нужны?

Деньги мне были нужны. Если бы это было не так, я бы ни за что не приблизилась к этому клубу, и уж тем более не стала бы тут работать, даже уборщицей.

Не то чтобы я была ханжой или как-то плохо относилась к девочкам, которые тут работают. Нет, даже наоборот: мне было их очень жаль. Да, конечно, я видела их дорогие наряды, драгоценности и в общем-то неплохие машины, на которых они отсюда уезжали. Клиенты в этом клубе были только богатые, и недостатка в деньгах и дорогих подарках девушки не испытывали.

Но видела я и кое-что другое. Поработав здесь, они быстро подсаживались или на наркотики, или на алкоголь. Видимо, если продаёшь своё тело, в душе образуется какая-то бесконечная пустота, которую каждый наполняет чем умеет.

Я не видела ещё здесь счастливых историй.

А, нет, видела. В тот день, когда я пришла сюда на работу, одна из девушек увольнялась из клуба. Клиент сделал ей предложение: кольцо, цветы и всё такое. А через три месяца она снова вернулась… Нет, это точно было не для меня.

Только вот Смиту это никак не объяснишь.

— Послушайте. Но я правда не могу… — я запнулась. Мне трудно было произнести вслух то, что я должна была сказать. Голос изменил мне, и я почти прошептала: — Я вообще девственница… Зачем я ему такая нужна?

Услышав это, хозяин клуба вдруг перестал орать, окинул меня взглядом, будто бы оценивающим, и молча вышел из кабинета.

Оставшись одна, я сначала перевела дыхание. Когда этот человек находился рядом, от него исходила чудовищная угроза. Он будто заполнял собою этот огромный кабинет, и становилось мало воздуха. А в следующее мгновение я подумала, что, наверное, расслабляться не стоит. Напротив — угроза сейчас стала ещё сильнее. Куда он ушел? Что сейчас происходит за этой дверью?

И я не ошиблась. Он вернулся через четверть часа, когда я была донельзя измучена ожиданием и неизвестностью.

— Считай, что ты вытащила свой счастливый билет, Софи. — Теперь он не орал и даже обратился ко мне по имени. — Мистер Донован готов заплатить тебе пятьдесят тысяч долларов. Пятьдесят тысяч! Ты слышала? Считай, что ты крупно выиграла в лотерею. Так что давай-ка приводи себя в порядок, мой свой «лотерейный билет» в гримёрке и ступай навстречу своему счастью.

Я поняла, что именно он назвал «лотерейным билетом», и мои щеки вспыхнули. Почему я должна выслушивать такое?

По тому, как изменилось настроение у босса, я догадалась, что по этому «лотерейному билету» и он планирует кое-что выиграть, и, возможно, его «кое-что» куда больше, чем казавшаяся мне баснословной сумма в пятьдесят тысяч долларов.

Только вот никаких денег мира не хватит, чтобы я сделала то, что он предлагает. Это я знала наверняка.

— Нет, вы не поняли, мистер Смит… Дело не в деньгах, просто я не хочу…

И вот тут он озверел.

— Да имел я в виду, что ты там хочешь или не хочешь! Поднимай свою тощую задницу и топай к клиенту! Нашлась мне тут дева Мария!

Я набрала воздуха, чтобы что-то возразить, но он добавил:

— Мне сказали, что ты живёшь с родителями, — он назвал адрес.

Я похолодела. Ну конечно, устраиваясь на работу, я указала свой адрес. Но о том, что я живу с родителями, я не говорила тут ни одной душе. Я вообще мало с кем тут разговаривала.

— Так вот, слушай меня. Или ты прямо сейчас идёшь и раздвигаешь ноги перед нашим дорогим клиентом, или через два часа случится печальное происшествие: при пожаре погибнет целая семья. И полиция даже не станет расследовать это дело. Дом старый, нормы пожарной безопасности не соблюдались… странно, что до этого тут ничего ещё не сгорело. Усекла?

Я молча кивнула.

— Вслух скажи!

— Усекла, — повторила я за ним обречённо.

Я всё ещё не могла смириться с мыслью, что мне придётся продать себя. Это было шоком. Но уж точно я не могла допустить, чтобы что-то случилось с моими родителями.

— Вперёд, в душ! Кара подберёт тебе одежду поприличнее.

Кара — это администратор у девушек. С ней я пару раз сталкивалась, и панически её боялась. Девушки между собой называли её исключительно «Фюрер». Думаю, больше ничего говорить о ней не нужно. Я хотела возразить, меня вполне устраивала и моя одежда, но взглянув в пылающие гневом глаза мистера Смита, тут же передумала.

Глава 2

Когда я устроилась на работу в клубе «Красотка», я была несказанно рада. Считала это своим везением. Действительно, целая череда совпадений… Удачных совпадений.

Я совершенно случайно встретила Валери.

Мы учились с ней в школе, а потом надолго разошлись. Я в тот день обходила заведения в нашем квартале, чтобы подыскать работу неподалёку от дома. В забегаловке на заправке, где я тогда была официанткой, платили сущие копейки, а впахивать приходилось столько, что к вечеру ноги гудели, словно железные.

Так что свой единственный на неделе выходной я решила потратить на поиски чего-то получше.

Немного робея, вошла в ресторанчик. Довольно приличный. И сразу же направилась к администратору — спросить, не нужны ли им люди. К этой встрече я готовилась: уложила волосы, хороший час провозилась с макияжем. Так, чтобы лицо стало ярче, но не смотрелось вульгарно. Надела лучшее своё платье и изящные туфельки на каблуках, купленные на распродаже специально по этому случаю. Но когда я шла и повторяла про себя короткое приветствие, чтобы не запутаться, меня окликнули:

— Софи! Да тебя не узнать!

Я обернулась и увидела Валери.

Вот уж кого точно было не узнать! В школе это была полноватая девчонка с брекетами. Не то, чтобы мы дружили — но тусовались вместе. Так уж всё устроено: отбросы должны держаться отдельно от элиты.

Сейчас же передо мной сидела темноволосая красотка с четвёртым размером груди и тонкой талией. Брендовые шмотки, дорогая сумочка и тот уверенный взгляд, который свойственен только людям с хорошим достатком. Похоже, она устроилась в этой жизни лучше, чем я.

Или нет? На часах едва ли был полдень, а она сидела с почти опустошённой бутылкой вина. Мне это показалось странным. Но вопросов я задавать не стала: ведь необязательно она напивается здесь одна? Может быть, человек, с которым она сидела за этим столиком, просто ушёл чуть пораньше.

Впоследствии я узнала, что никакого компаньона у неё в тот день не было, просто Валери почти физически не выносит одиночества. Боится остаться одна, потому что тогда её одолевают грустные мысли. А в ресторане, где снуёт персонал, а за столиками сидят другие люди, ей легче. А выпивать, не дожидаясь полудня — для неё такое не редкость.

Но тогда она показалась мне чертовски респектабельной.

— А ну-ка, садись! — почти приказала она мне, подозвала официантку, велела принести ещё один бокал и какие-нибудь закуски. Сама разлила вино по бокалам, не дожидаясь, пока это сделает тот же официант, замахала ему рукой: мол, что стоишь, иди неси, что велено.

— Ну как ты? Вижу, стала просто красоткой! Хотя ты и в школе была хорошенькой.

Я чувствовала себя немного неловко, а главное, уже поняла, что теперь разговаривать о работе с администратором — дохлый номер. Приду в следующий выходной, надеюсь, она меня не узнает. Но видеть Валери я была рада. Хоть кто-то из нашей «отстойной четвёрки» выбился в люди.

Я рассказала ей о своей работе в забегаловке, о том, что ищу что-то получше, и она, нетрезво взмахнув руками, крикнула официанту:

— Шампанского!

А потом, обратившись ко мне, пояснила:

— Нам есть что отпраздновать. Потому что ты уже нашла очень крутую работу. Слыхала про такой клуб — «Красотка»?

Я напряглась, но ничего не всплывало в памяти. Но она стала объяснять:

— Если работаешь официанткой, заработок — тридцать долларов в смену, плюс чаевые. Но это так, ерунда. Основные деньги, сама понимаешь, не на этом. Выезжаешь с клиентом на час — двести долларов, на всю ночь — четыреста. Это у официанток. А вот для танцовщиц — триста час и шестьсот за ночь. Ну, туда пробиться невозможно. Фюрер переводит в танцовщицы только тех, кто активно лижет ей зад.