Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Лана Земницкая

Пациент #666

Тайре. Веронике.

Спасибо.

Глава 1

Хлоя Харрис за свои двадцать восемь — с хвостиком, — лет успела многое пережить. Гибель отца, встречу матери с её новым мужем, который стал самой Хлое неплохим другом и наставником. Учёбу в колледже и институте, работу в экстренной службе, службу в горячей точке…

Поначалу её всегда не воспринимали всерьёз — хрупкая девушка, напичканная книжками по психологии, что с такой взять? — но позже Хлоя сумела показать окружающим её людям, на что способна. Её начали уважать, ей даже стали предлагать работу — Харрис сперва отказывалась возвращаться в Штаты, она чувствовала, что должна находиться там, где её помощь гораздо нужнее, но в конце концов, ей пришлось согласиться. Заболела мать, девушка приехала, чтобы поухаживать за ней, и застряла на несколько месяцев. Дженнифер стало лучше, но она старалась помешать дочери вернуться на службу — да и Хлое, так быстро снова привыкшей к горячему душу и домашней еде, уже и самой не хотелось возвращаться в палатки и слушать автоматные очереди вдалеке. Так что девушка решила остаться в Штатах — несколько друзей, что тоже вернулись вместе с ней домой, помогли с работой. С рекомендациями и собеседованием проблем не возникло, Харрис давно пытались уговорить устроиться в одну из клиник. Можно было сказать, что жизнь вдруг наладилась впервые после приезда домой.


Это был первый рабочий день. Хлоя пришла чуть раньше, чем должна была — ей хотелось поскорее разобраться со всеми трудностями «кабинетной» работы, хоть немного освоиться, прежде чем начинать день. Так что целый час с утра она провела в своём новом кабинете, перебирая бумаги своего предшественника и систематизируя медкарты больных.

Когда до начала рабочего времени оставалось ещё минут пятнадцать, Хлоя подумала, что ей не стоит ждать — эти минуты вполне можно было компенсировать обедом. Так что она обратилась к медсестре, что сидела на посту недалеко от её кабинета, и сообщила, что готова принимать посетителей, если таковые имеются. Девушка окинула её оценивающим взглядом и прищурилась:

— Я вас раньше не видела. Доктор Харрис, верно?

— Да. Первый рабочий день, — чуть улыбаясь, похвасталась Хлоя. — Сегодня плановый осмотр некоторых больных, которых наблюдал мой предшественник, я думаю, стоит начать с них.

— А вас уже инструктировали?

— Что? — Харрис чуть приподняла брови. — Нет…

— Вы не беседовали с начальством? Некоторые больные у нас… особенные, — девушка выделила голосом последнее слово.

— Я многое повидала, — мягко улыбнулась ей Хлоя. — Не думаю, что меня можно чем-то удивить или напугать. Прошу, передайте санитарам, что я готова принимать пациентов, ладно?

— Ладно, — нехотя согласилась медсестра. — Хорошо, — с этими её словами Харрис развернулась и отправилась обратно, к себе в кабинет.


Долго ждать не пришлось. Через несколько минут в коридоре раздались шаги, и дверь открылась. Хлоя подняла голову, собираясь поприветствовать санитара и больного, но не подобрала слов. Вошедшие не были похожи на санитаров, нет, — это были двое самых крепких охранников, которых она видела в этом крыле. Утром они с ней здоровались, когда Хлоя проходила мимо. Они молча впихнули в кабинет пациента — так грубо, что Харрис даже возмутилась:

— Прекратите! — один из охранников бросил на неё удивлённый взгляд, но от больного отошёл. То был высокий темноволосый парень — худой, с заведёнными за спину руками. Он шагнул вперёд, и раздался звон — Хлоя поняла, что пациент был в наручниках.

Его толкнули в спину, и парень, чуть не споткнувшись, приблизился к диванчику, что стоял напротив её стола. Второй охранник надавил ему на плечи, и он сел. Харрис показалось, что больной и сам бы справился, если бы с ним разговаривали, а не молча пихали — по крайней мере, координация его движений не была нарушена.

— Я сказала, достаточно, — в голосе у неё зазвенела сталь. — Вы можете подождать в коридоре.

— Осторожно, мэм, — снисходительно ухмыляясь, сказал тот охранник, что втолкнул пациента в кабинет, — он дикий. Если что, кричите, мы будем рядом, — и он, чуть толкнув своего напарника, вышел вместе с ним, прикрывая за собой дверь. Хлоя осталась наедине с этим парнем. Он сидел на самом краешке дивана, молча глядя в пол и не поднимая головы. Так, что же — ладно. Харрис была новым лицом для него, а психически больные люди редко любили какие-то изменения в своей жизни. Ничего, ей просто нужно с ним познакомиться.

— Здравствуй, — начала она как можно дружелюбнее. Парень не поднял головы, лишь чуть перебрал ногами, стараясь перенести на них вес, и тихо ответил:

— Здравствуйте.

— Я — доктор Хлоя Харрис, твой новый врач. Как тебя зовут? — ей показалось, что пациент вздрогнул после этого вопроса. Чуть подняв голову, но всё ещё не глядя на девушку, он ответил:

— Пациент номер… шестьсот шестьдесят шесть, — Харрис припомнила, что видела сегодня медкарту, помеченную таким номером, и даже куда-то её отложила — верно, она была в стопке сегодняшних пациентов. Девушка быстро скользнула по ней пальцем, и нашла нужную карточку. Положила её перед собой, открыла, начала пролистывать. Удивительно, но имени и в ней не было указано — только инициалы «С.Э».

— Но это не имя, — мягко сказала Хлоя, скользя взглядом по строчкам. Парень чуть наклонился, будто пытаясь сжаться. Харрис оторвала взгляд от медкарты и посмотрела на пациента. Хоть он и опустил голову, было похоже, что у него дрожат губы, как будто он нервничал, не зная, как должен ответить. — Ты помнишь своё имя? — осторожно спросила Хлоя. Парень закрыл глаза, глубоко вздыхая, стараясь взять себя в руки. Эти признаки Харрис хорошо знала — пациент боялся отвечать. Как будто мог ответить неправильно. Но как можно на этот вопрос неправильно ответить?

Хлоя ещё раз перечитала записи в медкарте. Парень и правда считался буйным, опасным — целый букет психических расстройств, включая тяжёлую степень шизофрении, на его счету было две попытки побега, целых четыре попытки суицида, нападение на санитаров, после чего к нему приставили охрану. Но всё это как-то не вязалось с тем, что она видела. Ладно, ещё было рано судить — они только что встретились.

Её внимание привлёк тихий стон. Девушка взглянула на своего пациента, и тот снова немедленно сжался, ещё ниже опуская голову.

— П-простите, — пробормотал он.

— Что случилось? Тебе плохо?

— Н-нет… нет, доктор, простите, я буду молчать, — парень резко умолк, как будто сам себя затыкая. Хлоя прищурилась, оглядывая его. Он слегка ёрзал на месте, кусал губы, у него всё сильнее дрожали плечи, когда он пытался ими пошевелить, чтобы размять. До Харрис дошло — ему просто было больно. Наручники затянули слишком жёстко, беспощадно вывернув суставы. Наверное, это было неразумно, но Хлое стало его жаль — окинув свой кабинет взглядом и решив, что успеет позвать на помощь, если больной вдруг на неё набросится, девушка нажала на кнопку возле монитора компьютера, вызывая охранников, что стояли за дверью. Они немедленно отреагировали — один из них приоткрыл дверь, заглядывая в кабинет.

— Мэм?

— Снимите с него наручники, — попросила Харрис. Охранник приподнял брови. Хлоя почувствовала на себе взгляд — и увидела, как парень впервые поднимает голову и смотрит на неё. Она не стала смотреть на него в ответ, боясь спугнуть, но поняла, что он был поражён её словами.

— Мэм, я не могу этого сделать. Это распоряжение врача, и…

— Теперь я — его врач. Снимайте.

Мужчина пожал плечами. Подошёл к диванчику, вынудил парня нагнуться, и расстегнул наручники. Звякнул ими, заставив его вздрогнуть, и убрал в карман. Потом отошёл, встал у двери.

— Выйдите, — распорядилась Харрис. Охранник снова усмехнулся:

— Вы хоть читали его медкарту? Вы понимаете, какой опасности себя подвергаете, мэм?

— Я отлично понимаю, что делаю. Не вам сомневаться в моей компетентности. Останьтесь за дверью, если будете нужны — я вас позову, — она перевела взгляд на парня. Охранник, пожав плечами, вышел и закрыл за собой дверь. — Так лучше? — спросила Хлоя, улыбаясь, будто только что принесла старому другу кофе, а не сняла с буйного пациента наручники. Парень едва заметно кивнул. — Так… думаю, ты видишь, что я тебе доверяю. Можешь ли ты довериться мне в ответ? Хотя бы немного? Можешь назвать своё имя, если помнишь его? — парень поджал губы, и Харрис вздохнула. — Хорошо, если ты не помнишь, я могу спросить у медсестры, — сказала Хлоя, поднимаясь со стула. Она поравнялась с диванчиком, направляясь к двери, когда парень разомкнул губы и тихо, будто через силу, сказал:

— Сэм… Эллис, — он поморщился, будто от боли. Девушка остановилась.

— Очень хорошо, Сэм, — подбодрила она его. Заметила, что парень так и остался сидеть, оставив руки за спиной. Прищурилась. — Тебе удобно? — спросила Хлоя. — Может быть, хочешь устроиться как-то по-другому? Наверняка у тебя затекли руки. Можешь сесть так, как тебе удобно, я подожду.

Парень чуть передвинулся назад, перенося вес с ног на диванчик. Потом, закусив губу, медленно попытался выпрямить руки. Харрис услышала, как он задерживает дыхание, чтобы не издать ни звука. Осознала, что Сэм, скорее всего, проводил в оковах бо́льшую часть времени. Наверняка его плечи сейчас просто горели болью, но парень молчал. Старался молчать, по крайней мере.