logo Книжные новинки и не только

«Тайна виллы «Лунный камень»» Лара Флеккер читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Лара Флеккер

Тайна виллы «Лунный камень»

...

Классическая история, наполненная загадками и магией.

Какие секреты хранит вилла «Лунный камень»?

В полночь тайны будут раскрыты.

Сможет ли Кит спасти ситуацию и доказать, что отец был не прав?

Захватывающий сюжет, в котором каждый костюм обладает своей собственной историей.



Лондон

1 августа


Глубокоуважаемый сэр Генри.


С величайшим сожалением сообщаю Вам неутешительные новости. По надлежащем рассмотрении, мы пришли к выводу, что не можем принять Вашу дочь, Катерину, в Школу имени Уильяма Сиддиса.

На вступительных экзаменах она показала слабый результат, и, здраво рассудив, я был против того, чтобы разрешить Катерине пересдавать тесты. Однако я согласился с Вашим требованием, помня, что Вы — член совета попечителей и что другие Ваши дети продемонстрировали исключительные интеллектуальные способности. Вследствие этого я предполагал, что лишь неблагоприятное стечение обстоятельств помешало Катерине в полной мере проявить себя.

Однако, проэкзаменовав Вашу дочь повторно, я перестал сомневаться. Катерина совсем не глупа, но её уровень весьма далёк от высоких академических стандартов, необходимых для обучения в Школе имени Уильяма Сиддиса. Как Вы знаете, мы принимаем только лучших.

Уверен, Вы согласитесь со мной в том, что выбрать более, как бы это сказать, обычную школу для Катерины будет лучшим решением и для неё, и для всех нас. Думаю, что недалеко от Вас найдётся одна или две весьма удовлетворительные средние школы, которые подойдут вашей дочери. Без сомнения, в рамках своих, более-менее средних, возможностей она достигнет большого успеха.

Я надеюсь, что период разочарования, вызванного этим письмом, будет краток, и желаю Катерине только успехов в будущем.

Искренне Ваш,

Малкомб Клеппер, директор.

ГЛАВА ПЕРВАЯ

Кит Холлиуэлл в своей спальне была очень занята. Она старательно украшала бусинками маску для своей старшей сестры Розалинды, которая собиралась на бал-маскарад. Тоненьким пинцетом из рабочей коробки матери Кит аккуратно подхватывала крошечную блестящую бусинку и помещала её на намазанную клеем поверхность маски, рядом с прорезью для глаз.

Кит сунула нос в банку с бусинами, выбрала ещё одну и приклеила её на место. Конечно, пинцет, скорее всего, не был предназначен для такой работы. Его концы были уже перепачканы клеем, и теперь их придётся отмывать. Кит всегда содержала в порядке старые швейные принадлежности своей мамы. Хотя она не понимала, зачем там нужен пинцет. Казалось, им не слишком часто пользуются при шитье. Это был один из вопросов, который она непременно задала бы маме, если бы могла.

Чтобы оглядеть изделие целиком, Кит отодвинула маску на расстояние вытянутой руки и нечаянно столкнула на пол стопку газет. Она вздохнула от безысходности. Столик в её спальне никак не подходил для такой работы. Ей был нужен большой рабочий стол, но каковы были шансы заполучить такой? Отец никогда бы не согласился. В любом случае в комнате не было для него места. Разве что выбросить что-нибудь?

Она встала, разглядывая мебель, пока её взгляд не остановился на домике для кукол. Она колебалась. Может быть, пришло время сказать «прощай» старым друзьям? Она уже выросла и не будет в него играть. Недавно ей несколько раз приснился кошмар, в котором она оказалась заперта в этом домике во время пожара. Сон каждый раз повторялся один и тот же. Она сидела взаперти в крошечной комнате с цветочными обоями. Когда она просыпалась, её лёгкие разрывались от нехватки воздуха, а в носу стоял запах гари. Может быть, если домик исчезнет из её спальни, навязчивые сны прекратятся?

Но как она могла об этом подумать? Кукольный домик раньше принадлежал её маме. Уже по одной этой причине он был ей дорог.

— Я вижу, ты трудишься не покладая рук, — прозвучал голос.

Это было неожиданно. Кит быстро повернулась и увидела, что в дверях стоит отец, сэр Генри Холлиуэлл. На лице его не было и тени улыбки.

— Я делаю маску для Роз, — быстро сказала Кит, откидываясь на спинку стула и стараясь держаться непринуждённо. Она подняла маску: — Ну как?

Но глаза сэра Генри смотрели на Кит, а не на маску.

— Что, Розалинда не может купить маску в магазине?

— Я хотела приготовить ей сюрприз. Понимаешь, сделать что-нибудь особенное.

— Особенное? — теперь он тоже взглянул на маску, но немедленно перевёл взгляд на Кит. Девочка почувствовала себя подавленной. Хоть когда-нибудь её отцу понравится то, что она сделала?

— Встань пожалуйста, Катерина.

Кит отложила маску и осторожно встала.

— Тебя не затруднит оглядеться вокруг? В особенности я хотел бы обратить твоё внимание на стол.

Кит посмотрела и поняла, что стол был полностью скрыт под завалами из газет, поверх которых валялись ножницы и стояли банки с клеем и красками.

— Напомни мне, для чего я купил тебе стол.

— Чтобы учиться.

— Ты этим сейчас занимаешься?

— Нет.

— Тебе двенадцать лет, — тихо произнёс сэр Генри. — Ты не ребёнок, который играет в детском саду, склеивая обрывки бумаги.

— Отец, — с негодованием ответила Кит, — я не склеиваю обрывки. Я делаю вещь.

Она уже много раз пыталась ему это объяснить, но он никогда не слушал.

— Если ты перестанешь тратить время на эту творческую ерунду, то сможешь больше заниматься своей учёбой.

— Потому что того, что я делала до сих пор, далеко не достаточно, — пробурчала она в пол.

— Прости, что ты сказала?

Кит пожалела о том, что не смогла сдержаться. Теперь ей надо было оправдываться, а с отцом это никогда не проходило.

— Я имела в виду, что я много занимаюсь. Я учусь намного больше, чем другие дети из моего класса.

— Не смотри на других детей из своего класса, — произнёс сэр Генри ледяным тоном. — Смотри на то, чего достигли в твоем возрасте брат и сестра. Альберт основал свой первый бизнес. Розалинду выбрали делегатом международного молодежного политического съезда.

— Я знаю, — согласилась Кит. — Они оба невероятные и потрясающие и… Если честно, это не совсем нормально.

— А ты? Каковы твои достижения? Ты провалила вступительные экзамены. Ты представляешь, каким позором это стало для меня?

Кит вздрогнула. В самом деле, чем она была для своего знаменитого отца?

— Принимая во внимание, что Уильям Сиддис должен сообщить своё решение на этой неделе, я надеялся, что ты попробуешь вести себя так, как бы я этого хотел.

При упоминании о школе её рука метнулась к заднему карману проверить, что письмо по-прежнему там. Она почувствовала, что сложенный конверт слегка высунулся из кармана, и, чтобы спрятать его, потянула футболку вниз.

— Я не уверен, что ты понимаешь, Катерина, как тебе повезло. Как правило, в школах вроде Уильяма Сиддиса абитуриентам не дают второго шанса. Не поступил — значит, не поступил. Но, как один из попечителей, я смог потянуть за некоторые ниточки. Для тебя.

Он посмотрел на часы.

— Должен сказать, что я очень рассчитывал получить ответ от Малкомба Клеппера до сегодняшнего отъезда в Южную Америку, но его пока нет.

— Ммм… — Кит сглотнула и смогла продолжить: — Может быть, мне лучше пойти в колледж Святого Леопольда?

— Что, прости?

— У них хороший факультет искусства, — прошептала Кит.

— ФАКУЛЬТЕТ ИСКУССТВА!

— Только если меня не возьмут в Сиддис, конечно, — поспешила сказать Кит, — это мог бы быть, понимаешь ли, план «Б».

Сэр Генри непонимающе посмотрел на свою дочь. Он был одним из знаменитейших учёных мира, гением! Разве могло получиться, чтобы кому-то из его детей потребовался план «Б»?

— Смотри, — объявил он наконец. — Я понимаю, что ты более творческая личность, чем твои брат с сестрой. К сожалению, с такими увлечениями будет трудно найти работу. Я хочу, чтобы у тебя были те же возможности, что у Альберта и Розалинды. Разве это не разумно?

— Но что, если Сиддис меня не примет? — в голосе Кит чувствовалось отчаяние.

Сэр Генри глубоко вздохнул. Было видно, как сильно он разочарован.

— Если ты ухитрилась провалить вступительные экзамены повторно, то я соберу все эти принадлежности для творчества и отправлю их в мусорный бак. Твой любимый наборчик для шитья полетит туда же.

— Ты не можешь, нет! — сердито ответила Кит. — Он был мамин.

— Да, пожалуй, так нельзя, — уступил отец, — но ты ошибаешься, если думаешь, что твоя мама была бы разочарована тобой в меньшей степени, чем я.

Он вытащил листик бумаги, который держал под мышкой.

— Твоё расписание на следующие несколько недель. — Он швырнул его через всю комнату. Тот аккуратно приземлился на столе, опрокинув банку с клеем. — Я прощаюсь. Я попросил квартирантку быть сегодня дома, так что одна ты не останешься. Альберт заберёт тебя в пять. Приготовься заранее.

— Хорошо, — сказала Кит. Она не могла отпустить отца на съёмки длительностью в три с половиной недели в таком настроении, поэтому добавила: — Прости, папа.

Сэр Генри смягчился и протянул к ней руку. Она немедленно подбежала и обняла его.

— Ты же знаешь, я хочу как лучше для тебя, — сказал он, обнимая её в ответ и целуя в макушку. — Обещай, что ты хотя бы постараешься уделять больше времени и сил учёбе, пока меня не будет?