logo Книжные новинки и не только

«Месть сыновей викинга» Лассе Хольм читать онлайн - страница 11

Knizhnik.org Лассе Хольм Месть сыновей викинга читать онлайн - страница 11

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

И вдруг меня поразила звенящая тишина. Вальтеоф придавил меня своим телом. Кто-то отпихнул его в сторону и помог мне подняться на ноги. Я хватал ртом воздух, отплевывался и кашлял. Сильная рука сомкнулась на моем запястье и высоко подняла мою ладонь.

— Рольф Дерзец спас меня от колдовства наших супостатов, — закричала Ильва. — Я была обездвижена и не в состоянии самостоятельно пресечь их магию. Если бы Рольф вовремя не отреагировал, ваша предводительница оказалась бы во власти Белого Христа.

Викинги взревели и застучали мечами по кромке щитов. Я не сразу понял, что стал виновником их ликования.

На площади лежали тела монахов. Из-за ночной прохлады над свежими трупами поднимался пар. С лица брата Сельвина, рассеченного на две части, сверкали глаза — по одному с каждой стороны от смертельной раны. После роковой встречи с палицей череп брата Вальтеофа сильно деформировался под слоем кожи. Неподвижный взгляд брата Мертона вперился в звезды, язык свешивался изо рта как инородное тело. Меч пронзил его мощное тело бессчетное количество раз.

На труп повара я смотрел с сожалением: Мертон был хорошим человеком. Его единственной оплошностью стало в неподходящий момент оказаться в неправильном месте и дурной компании.

— Здесь нам больше делать нечего, воины, — сказала Ильва. — Едем обратно в лагерь.

Мы по траве добрались до небольшой рощицы, где оставили лошадей. Дружина Ильвы опечалилась из-за постигшей неудачи не так сильно, как можно было ожидать. Воительница разломила свой серебряный браслет и разделила кусочки между подчиненными, поблагодарив их за участие в общем деле. Она осталась без украшения, зато ее воины были довольны.

— Было бы интересно послушать, — обратилась она ко мне, — что стоит за ненавистью монахов, и почему они назвали тебя Оборотнем.

На мгновение я испугался, что она примется расспрашивать с пристрастием, но Ильва смотрела мимо меня, на возвышающиеся на холме строения, которые постепенно охватывал огонь. Прежде чем покинуть монастырь, она метнула несколько факелов на соломенные крыши, и те мгновенно загорелись.

— Почему ты защитила меня? — пробормотал я, взявшись за больное горло.

— Твоя история — твое личное дело, — отвечала она. — Человека надо судить по его поступкам, а не по прошлому, и для нас волчья кровь ничего не значит. Если ты и впрямь состоишь в родстве с Фенриром, многого добьешься. По крайней мере ты можешь сослужить мне службу. Сокровища святого Кутберта еще станут моими.

Если Ильва по-прежнему надеялась запустить руки в сокровищницу монастыря, это значило одно, о чем я не преминул высказаться:

— Вы пришли сюда с целью захватить и разграбить Эофорвик.

Королевский город бдительно охранялся и был обнесен высокой стеной. Сомнительно, что даже объединенным силам скандинавов по зубам эта задача.

— Если тебе удастся проникнуть в город, — продолжал я, — я понадоблюсь тебе для поисков сокровищ святого Кутберта.

— Не исключено, — ответила Ильва, пожав широкими плечами. — Этот монах предпочел, чтобы мы продемонстрировали нашу силу.

10

Утром мы вернулись к круговому форту, возведенному на пустоши. Всю ночь мне не давали покоя мысли о моей причастности к событиям, развернувшимся в монастыре, но угрызения совести как ветром сдуло, когда мы подошли к воротам лагеря. Могучий и властный Бьёрн Железнобокий стоял, скрестив руки на груди и преграждая нам путь.

— Ильва, где ты была? — обрушился на нас его рык. — С чего ты решила, что можешь взять с собой моего пленника?

Лицо Ильвы озарилось утренними лучами, когда она наклонилась вперед в седле и посмотрела сверху вниз на седобородого великана. Между ними возникло физически ощутимое напряжение. У ворот столпились воины, не желавшие пропустить такое зрелище.

— Ты беспокоишься о саксе? — спросила воительница.

— Твоя неблагонадежность волнует меня гораздо больше, — холодно ответил Бьёрн Железнобокий. — Я не одалживал тебе моего пленника для участия в грабеже.

— Ты называешь наш поход грабежом, хотя мы вернулись с пустыми руками?

— Нет, я называю это обманом, ибо ты вместе со своей дружиной, как и все мы, поклялась нападать лишь на те цели, что укажет Сигурд Змееглазый.

Бьёрн Железнобокий не был разгневан или взволнован, держался весьма прохладно и степенно. Он долго ждал этого момента и теперь говорил о свершившихся событиях с чинным спокойствием.

— Разве мы больше не свободны? — Ильва обратилась с этим вопросом не к Железнобокому, а к мужчинам, стоявшим за его спиной. — Отныне нам не позволено поступать так, как мы считаем уместным? Сакс добровольно вызвался участвовать в походе, который расстроил Бьёрна Железнобокого.

— Рольф не давал присяги. А ты, Ильва, давала. И ограбила монастырь, который тебе было поручено не трогать. Что касается отсутствия добычи, за фиаско отвечает руководитель похода. А значит, ты не только предательница, но и неудачница.

Воительница крепче сжала узду. Пятнадцать воинов выстроились за ее спиной полукругом. Со стороны это выглядело так, будто они стараются поддержать свою предводительницу. В действительности же они физически отстранились от нее, ожидая неизбежного наказания.

— Ты должен понимать, — прошипела Ильва, — что я не оставлю это оскорбление без внимания.

— Само собой, тебе дорога твоя честь, — ответил Бьёрн Железнобокий. — Так будь добра, защити ее прямо сейчас.

Ильва спрыгнула с лошади, выхватила меч и подняла щит. Я хотел крикнуть ей, чтобы она взяла свои слова обратно и предотвратила стычку, но взгляд ее близко посаженных глаз говорил, что уже поздно.

Два скандинава притащили огромную бычью шкуру, запятнанную давнишней кровью. Они расправили ее и прибили к земле деревянными гвоздями, воспользовавшись железными кольцами по краю. Противники зашли на шкуру и принялись наступать друг на друга с выставленным вперед оружием. Широкоплечая женщина проворно перемещалась на согнутых в коленях ногах. Седобородый воин тяжело переступал, загораживаясь щитом.

Ни для кого не стало неожиданностью, когда Ильва первая сделала выпад. Подстрекаемая собственным гневом, она взмахнула мечом и тяжелым ударом обрушила его на край щита соперника. В тот же миг Бьёрн Железнобокий боевым топором полоснул ей левую голень, оставив на коже красный след.

Лицо Ильвы перекосила гримаса боли. Она на мгновение качнулась, но осталась на ногах.

— Я пролил первую кровь, — взревел Бьёрн Железнобокий, — и предоставляю тебе право покинуть поле битвы.

— Я уйду, — гаркнула Ильва, сделав паузу для пущего эффекта, — когда ты повалишься в траву, ни секундой раньше.

С этими словами она бросилась в новую атаку.

Четверть круглого щита Бьёрна Железнобокого отлетела прочь, рассекая утренний воздух. Лезвие топора вновь блеснуло в руках у Бьёрна, но на этот раз Ильва предвосхитила удар и успела отпрыгнуть в сторону. Когда мощная фигура приблизилась к воительнице, та ткнула Бьёрна концом ножен, которые сами по себе вполне могли заменить оружие, в нижнюю часть позвоночника. Седобородый гигант скорчился от боли, но не издал и звука. Он не переступил границы бычьей кожи, выпрямился и стал готовиться к очередной атаке.

Возбужденная зрелищем толпа отпихивала меня все дальше и дальше, пока я не оказался за пределами зрительского круга. Позади стоял Сигурд Змееглазый. На его мужественном лице с черной бородой и белым шрамом на лбу читалось исступление и воодушевление.

— Ты лидер войска, — обратился я к нему. — Почему не остановишь поединок?

— Никто не поблагодарит меня за это, — ответил он.

— А если Ильва поранит или убьет твоего брата?

— В таком случае она будет первой, кому это удастся, и на это стоит посмотреть. Но если Бьёрн потерпит поражение, Ильва избежит наказания. Справедлив лишь честный поединок, и они вовремя придут к согласию.

Судя по всему, Бьёрн Железнобокий решил избавиться от воительницы и в качестве повода воспользовался мной и моим рассказом о монастыре святого Кутберта.

— Вы заманили Ильву в ловушку, — возразил я. — И ты называешь это справедливым?

— Она могла бы удержаться от попадания в ловушку. Но все же нарушила клятву и теперь должна быть повержена. Ильва — член нашей семьи, но мы не можем допустить раскола в армии. Ее участь научит остальных держать слово.

Судя по всему, Сигурд Змееглазый повторял аргументы, которые использовал Бьёрн Железнобокий, чтобы посвятить в суть интриги своего заторможенного брата. Я сомневался, что он сам настолько глубоко задумывался над происходящим.

— А что будет делать дружина Ильвы, если ее убьют?

— Присягнет на верность ее убийце.

Я понял, что Бьёрн Железнобокий стремился заполучить в свое распоряжение группу из ста двадцати викингов, которыми сейчас руководила женщина. Уяснив это, я пришел еще к одному заключению.

— Ведь вам не нужен провожатый! — воскликнул я.

Сигурд Змееглазый промолчал. Он наблюдал за поединком.

— Значит, и теперь я вам не нужен, — продолжал я.