logo Книжные новинки и не только

«Месть сыновей викинга» Лассе Хольм читать онлайн - страница 16

Knizhnik.org Лассе Хольм Месть сыновей викинга читать онлайн - страница 16

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Король Элла, — Ивар Бескостный на скандинавском языке обратился к мужчине средних лет с короной на голове.

— Я Элла, — перебил его более юный спутник с остроконечной бородкой, отреагировав на звук своего имени. Выражение его лица под шлемом с серебряной окантовкой было суровым и напряженным. Все обратили на него свои взгляды.

— Переводи, парень, — прорычал Бьёрн Железнобокий.

Наверняка седобородый великан и сам прекрасно говорил на языке саксов, но я подумал, что его братья не преуспели в изучении иностранных языков, раз возникла необходимость в переводчике.

— Он говорит, что Элла — это он, — сказал я.

— А кто тогда этот боров? — поинтересовался Ивар Бескостный.

В течение двух дней, последовавших за капитуляцией саксов, сквозь дырочку в доске я видел, как высокий рыжебородый ярл разъезжал на жеребце по лагерю. Яркие цвета, маячившие среди палаток, бросались в глаза с большого расстояния. Он носил массивные серебряные браслеты, как и его братья, и никто не сомневался в том, что предводителем армии викингов является этот благородный человек. В отличие от других высокопоставленных особ, высоко задиравших нос и надменно отстаивавших свои права, Ивар Бескостный непринужденно приветствовал каждого, и никому в голову не приходило его провоцировать. Он останавливал лошадь и беседовал с теми, кого встречал на пути; дружелюбно расспрашивал человека о ближних и дальних родственниках, поскольку лично был знаком со всеми обитателями лагеря. После встречи с ним у каждого на лице играла теплая улыбка. Даже спешившись, он превосходил по росту большинство мужчин, а внешне был гораздо приятнее обоих королей саксов.

Теперь, встретившись с ним взглядом, я ощутил приятное волнение в груди, но после некоторого замешательства спросил у коронованного спутника остробородого Эллы, кто он такой.

— Король Осберт, — ответил мужчина. Его мелкие заплывшие глазки, выглядывавшие из лоснящихся жирных щек, внимательно изучали рыжеволосого ярла-дана.

— Он говорит, что он король Осберт, — перевел я.

— Неужто в Нортумбрии два короля? — удивился Ивар Бескостный.

Я переадресовал вопрос саксам.

— Король — я, — ответил Элла, приложив руку к груди. — Осберт — лишь мой олдермен.

— Ты захватчик трона без права наследования, — презрительно усмехнулся Осберт, обратившись к Элле.

Элла почесал бородку и объяснил, что прежде королем был Осберт, но витенагемот — народный совет, представлявший интересы тэнов и олдерменов Нортумбрии, — отправил его в отставку, и что сам он тогда же получил большинство голосов, а с ним королевскую власть.

— То есть Нортумбрией правит избранный король? — спросил Сигурд Змееглазый в миг прояснения сознания.

Сигурд Змееглазый, как и его старший брат, гарцевал перед воинами после знаменательной битвы. Он напоминал мне павлина — красивую, красочную, но совершенно бесполезную птицу, что бродит по обширным садам эмира Кордовы и издает неприятные звуки, похожие на человеческие вопли. Даже Бьёрн Железнобокий выходил приветствовать прибывших воинов, но при этом выглядел так, словно выполнял убийственно скучную обязанность.

— Они во многом похожи на нас, — зарычал Бьёрн Железнобокий. — Поэтому я и просил вас не нападать на них.

— Глупо избирать королем слабого человека, — высказался Сигурд Змееглазый и почесал черную бороду.

— Это придает больше веса мнению тэнов и олдерменов, — пояснил Железнобокий. — Так они получают возможность контролировать короля, чтобы он не становился слишком властолюбивым.

Сигурду Змееглазому пришлось признать, что, возможно, этот обычай не такой уж и глупый, хотя ему по-прежнему казалось странным не допускать на престол сильного короля. Хастейна поблизости не оказалось, а потому Бьёрну Железнобокому самому пришлось разъяснять младшему брату политические реалии Нортумбрии. Это стало настоящей проверкой его терпения на прочность.

— Правитель тот, что повыше, с острой бородкой, — громыхал он. — Толстяк-коротышка пытается вернуть себе трон. Сейчас они стоят бок о бок лишь потому, что столкнулись с общим врагом. А вообще-то в Нортумбрии идет гражданская война. Нам еще зимой рассказывал об этом король Эдмунд.

— Еще один король? Это и вовсе непрактично.

— Ты не помнишь Эдмунда, короля Восточной Англии? Ты с ним лично встречался, братец. В течение двух месяцев мы жили при его дворе в Тетфорде.

Сигурд Змееглазый, кажется, припоминал кое-что о жалком слабаке, занимавшем трон, но, судя по всему, это было давно, а в последнее время они вроде никуда не плавали.

— Английские королевства находятся на одном куске суши, — устало разъяснил Бьёрн. — Они не разделены морями и проливами, в отличие от нашего отечества. Давай предоставим Ивару спокойно провести переговоры с саксами.

Сигурд Змееглазый заметил раздражение брата, ему тоже стало досадно.

— Тут слишком много всяких королей, и мне не нравится взгляд этого толстяка-коротышки. Сейчас я укорочу его еще на голову. — Он хотел выхватить меч, но обнаружил, что ножны пусты. — Кто-то стащил у меня меч!

— Ты сам оставил его в лагере, когда мы собирались идти на переговоры.

Лицо с белесым шрамом на лбу поморщилось:

— Тогда мне придется голыми руками избить его до полусмерти.

Бьёрн Железнобокий и Хальфдан Витсерк, одновременно осознав, к чему все идет, скрутили Сигурда Змееглазого под руки и удержали рядом с собой.

— Как саксы правят своей землей, — сказал Хальфдан Витсерк, — совершенно не важно, ведь скоро они будут уничтожены.

Тогда я впервые услышал младшего сына Лодброка. Его хриплый голос дрожал, словно он с трудом сдерживал некий порыв, краткая судорога охватила его гладковыбритое лицо. Он был всего тремя годами старше меня, однако когда шел по лагерю, даже самые почтенные воины уступали ему дорогу. Правда, я не видел в их глазах ни теплоты, ни почтения, когда они оборачивались вслед педантичной фигуре. Их взгляды выражали лишь страх.

— Будет непросто искоренить народ, гораздо более многочисленный, чем наш, — сухо возразил ему Бьёрн Железнобокий.

— Может, ты считаешь, что нам не следовало сюда приходить? — спросил Хальфдан седобородого старшего брата. — Неужели ты не согласен, что этот поступок был единственной достойной реакцией на весть о смерти отца?

Как я вскоре узнал, Хальфдан Витсерк был вспыльчивым, раздражительным и непомерно честолюбивым.

— Возможно, — спокойно ответил Бьёрн. — Но не обязательно самой разумной.

— Ты не одобряешь руководство Ивара?

— Мне бы такое и в голову не пришло.

— Эй, вы двое, заткнитесь наконец!

Сигурд Змееглазый взял на себя роль голоса разума. Не понимая, о чем спорили братья, он считал неприемлемым демонстрировать предводителям саксов внутренние разногласия. Тем временем Осберт и Элла воспользовались паузой и вовсю препирались друг с другом, а разногласий между ними были ничуть не меньше, чем между сыновьями Лодброка.

— Не надо было тебе сюда приходить, — шепнул король Элла своему сопернику. — Ты подрываешь авторитет королевской власти.

— О каком авторитете может идти речь? — прошипел в ответ Осберт. — Я имею полное право находиться здесь. Без моей поддержки тебе ни за что не удалось бы собрать тысячную армию.

— И на что мне сдалась твоя поддержка? — Элла кивнул в направлении викингов, стоявших на валу. — Ты не ожидал уловки от варваров. Они могли разбить нас в считанные мгновения.

— Да уж, они гораздо хитрее нас. — Осберт скрестил на груди короткие руки и снова злобно уставился на Ивара Бескостного. — И их предводитель лицемерен сверх меры.

Элла перевел взгляд темных глаз с соперника на меня.

— Парень, ты сакс?

Помедлив, я кивнул, впечатленный обращением ко мне самого короля.

— Но не крещеный? — Он посмотрел на кусочек тростника, висевший на кожаном шнурке у меня на шее. — Символом какой религии является эта трубочка?

Ивар Бескостный следил за нами ледяным взглядом. Я осознал, что рыжебородый ярл понимал наш диалог. Мне следовало тщательно подбирать слова.

— Я крещеный, — отвечал я. — Меня взял в плен Бьёрн Железнобокий, когда его люди напали на мое село. Теперь я его пленник и живу в клети.

— Бедняга, — пожалел меня Элла, тем самым вызвав у меня немалое удивление. Королей нечасто интересует судьба бедных крестьян.

— Не осмеливаешься разговаривать с северянами, так давай подлизываться к их переводчику? — воскликнул Осберт со снисходительной улыбкой.

Желваки, заигравшие на лице короля Эллы, свидетельствовали о напряженных взаимоотношениях между двумя мужчинами. Похоже, формально Элла являлся королем, но его положение было шатким.

— Расскажи королю и его олдермену — не важно, кто есть кто, — в конце концов обратился ко мне Ивар Бескостный, — что мы с нашей армией провели зиму в Восточной Англии, где король Эдмунд дал нам прекрасных лошадей, чтобы мы продолжили путь, и многое рассказал о междоусобной войне, развернувшейся здесь, в Нортумбрии.

Саксы внимательно выслушали мой перевод.

— Жалкий червь Эдмунд врет, — отвечал король Элла. — Я уверяю вас, что мы с моим олдерменом надежно охраняем нашу страну от любых внешних угроз.