logo Книжные новинки и не только

«Месть сыновей викинга» Лассе Хольм читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Лассе Хольм Месть сыновей викинга читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Твое счастье, что я такая благородная, — сказала она. — Другого на моем месте разозлили бы подобные слова, тебя следовало бы вызвать на поединок.

— Значит, твое благородство идет лишь на пользу нам обоим, — парировал он, — ибо поединок часто влечет за собой определенные проблемы для победителя, когда семья проигравшего стремится отомстить. Правда, в твоем случае, по крайней мере, вергельда [Денежная компенсация за убийство свободного человека, выплачиваемая родственникам убитого.] удалось бы избежать.

В это мгновение я ожидал, что Ильва выхватит меч из ножен, но она подавила гнев и сказала:

— Я могла бы позаботиться о пленнике и проследить, чтобы он не сбежал.

— Я понимаю. Однако считаю, что на благо всем нам пойдет, если мы назначим надзирателем кого-нибудь другого. — Не отрывая от нее взгляда, он позвал: — Хастейн, подойди ко мне!

Крик был встречен тишиной. Викинги принялись недоуменно оглядываться.

— Хастейн! — взревел предводитель.

Из низкой двери кузницы выбралась на свет хрупкая фигура. Молодой парень примерно моего возраста одной рукой придерживал штаны, а другой пытался нащупать меч, прислоненный к дверному косяку.

— Хастейн, что ты там делал?

Кожа на лице юноши была гладкая и тонкая. Жиденькая растительность, в основном сконцентрированная на самом краю подбородка, а длинные локоны, выбившиеся из-под шлема на лоб, были соломенного цвета. На секунду он застыл в нерешительности, но затем протянул руку за дверь и вытянул из постройки девушку. Я невольно ахнул, увидев Беллу, дочь деревенского кузнеца Альтона, ее правильное овальное лицо с аккуратненьким носиком, пухлыми губами и большими синими глазами, в обрамлении длинных темных волос. Во время нападения чужеземцев она укрылась в кузнице своего отца. И все же судьба настигла ее.

Седобородый с трудом спустился с холма, остановился в нескольких шагах от несуразной парочки и принялся разглядывать Беллу.

— Девка еще нетронутая? — спросил он.

— Я не знаю. — Плутоватая улыбка скользнула по тонким губам юноши. — Ты ведь не дал мне времени проверить. Но я легко могу заняться этим делом сейчас.

Белла, не понявшая ни единого слова, съежилась, ужаснувшись при виде валявшихся перед ней трупов.

— Ильва, — бросил через плечо седобородый, — у меня и для тебя нашлось дело. Позаботься о девке.

Воительница молча кивнула, подошла ближе и грубо схватила Беллу за изящное запястье. Дружелюбный кивок со стороны Ильвы заставил пленницу подчиниться. Однако женщин остановил Хастейн, вцепившийся во вторую руку Беллы.

— Это я ее нашел, — заявил он, хватаясь свободной рукой за меч. — Она — моя добыча.

Во взгляде Седобородого, адресованном Хастейну, не было и намека на суровость, которая проявилась несколькими минутами ранее в отношении Ильвы. Казалось, мощного толстопузого хёвдинга позабавила строптивость юноши.

— Ну хорошо, — решил он. — Раз ты проявил предприимчивость и догадался обыскать дома, ты вполне заслужил забрать себе обнаруженную добычу. Но если она окажется девственницей, тебе придется довольствоваться малым, и ты прекрасно знаешь почему. А пока я хотел бы поручить тебе другое задание.

Как только конфликт был улажен, Хастейну не терпелось оправдать оказанное ему доверие. Вместе с Седобородым он сквозь толпу воинов проследовал к дубу, под кроной которого я ждал своей участи.

— Судя по всему, он побывал на костре, — заметил парень и указал на ожоги на моих руках, пропитавшуюся потом одежду и волосы, которые топорщились от недавно коснувшихся их языков пламени. — Почему его собирались повесить?

— Их разборки с саксами не играют никакой роли. Он местный и говорит на нашем наречии. Сними его и позаботься о нем.

— Ты можешь на меня положиться, Бьёрн Железнобокий.

Произнесенное имя парализовало меня.

Пока Хастейн снимал петлю с моей шеи, а остальные викинги бесцеремонно извлекали из очагов горящие поленья и швыряли их на соломенные крыши домов, я не спускал глаз с пузатого хёвдинга, который бродил вокруг и руководил разорением.

Если Седобородый — действительно знаменитый Бьёрн Железнобокий, о грабительском походе которого на столицу империи франков, Париж, так много говорили монахи и священники несколькими годами ранее, то жителям Нортумбрии придется туго.

3

При свете яркого полуденного солнца мы покинули Тевринтон, превратившийся в огромный костер, из которого к небу поднимался широкий столб дыма. Помимо коров и быков, викинги забрали с собой лишь меня и Беллу. Трупы местных жителей они оставили на съедение воронам.

Примерно в миле от деревни, на опушке леса, где кончались свежераспаханные коричневые поля, пасся табун лошадей. Викинги выбрали скакунов себе по вкусу и оседлали их. Они никуда не спешили. К счастью для меня, ибо когда мы продолжили путь, я по-прежнему был на ногах — меня привязали за веревку к лошади Хастейна. Колонна наездников вместе с угнанным домашним скотом двигалась медленно. Несмотря на это, мы довольно быстро отстали.

К седлу Хастейна кожаными шнурками были привязаны мои башмаки из козьей кожи, рядом висел его шлем. Я босиком и с большой осторожностью двигался по лесной подстилке, опасаясь наступить на змею, которая могла притаиться в траве.

— А что, прежде чем набросить тебе на шею петлю, саксы пытались сжечь тебя? — полюбопытствовал парень и почесал шею, выбритую, как остриженная овца.

— Твоему вождю неинтересно, что я сделал. Почему ты спрашиваешь? — уклонился я от ответа.

— Бьёрн Железнобокий мне не вождь и не хёвдинг.

— А кто тогда? И почему его называют Железнобоким? Свинобокий было бы уместнее.

Хастейн громко рассмеялся, лихо запрокинув голову.

— Бьёрн Железнобокий не упустит возможности вызвать на поединок, — ответил парень. — Так повелось с тех времен, когда он юношей сокрушил семерых сыновей короля свеев, а сам не получил в бою ни единой царапины. Этому подвигу он обязан своим прозвищем, победить же ему тогда помогло проворство. Теперь его спасает жировая прослойка. Как видишь, на нем нет ни кожаной куртки, ни кольчуги.

Я слушал его рассказ вполуха, так как не выпускал из виду Беллу, которая сидела позади Ильвы, тонкой рукой держась за талию воительницы. Хастейн проследил за моим взглядом.

— Кто эта девка? — спросил он.

— Я не знаю, — соврал я.

— Ты хочешь сказать, что никогда ее не встречал?

— Я не знаю никого из жителей Тевринтона.

Он пожал плечами, словно говорил мне: ври сколько хочешь, мне нет до этого никакого дела.

— А почему Бьёрну Железнобокому так важно знать, девственница она или нет? — поинтересовался я. — Когда прекрасные девушки оказываются в плену у чужеземных воинов, они редко надолго сохраняют девственность.

— Изнасилование — единственное преступление, за совершение которого в нашей стране неминуемо следует смерть, — пояснил он. — За убийство можно откупиться вергельдом, но если завладеть женщиной против ее воли, ее семья ни за что не оставит тебя в покое, пока не удостоверится, что ты лежишь в могиле. А может, не успокоится и тогда.

В Нортумбрии тоже можно было откупиться за убийство, но я решил не прерывать его. Мне было на руку, чтобы он продолжал.

— Твоей подружке удалось избежать неприятностей, несмотря на то что она тощая, как щепка, и черная, как ночь. Наши женщины длинноногие, светловолосые и пышногрудые. Когда нам становится слишком сложно не распускать руки, приходится отправляться в военный поход, чтобы повстречать девушку, которая еще никому не принадлежит. Если ты уродлив, тебе понадобится много денег и даров, чтобы привлечь красотку. У меня-то, конечно, никогда не возникало подобных проблем. Все женщины, которыми мне удалось завладеть до сих пор, позже с улыбкой благодарили меня.

Охваченный непомерным приливом самоуверенности, Хастейн столь органично демонстрировал авторитет, что мне показалось это слегка неуместным для такого юнца. Тогда я еще не знал, что большую часть жизни он провел вдали от земли, которую считал своей родиной, и едва ли знал о женщинах и обычаях того края больше, чем я сам.

— Вы, викинги, славитесь тем, что сразу нападаете, как только заприметите добычу, — начал я.

— Викинг, — перебил меня мой собеседник, — морской разбойник. Мы же находимся здесь, в Англии, уже почти год, и за все это время немногие из нас стояли на палубе корабля.

— Тогда кто же вы? Скандинавы?

— Можно, наверное, и так сказать. — Он пожал плечами. — Наши предводители — даны, но среди нас найдутся и норвежцы, и жители Сконе.

— А зачем вам понадобилось нападать на такое бедное селение, как Тевринтон? — спросил я. — Ведь даже у тамошнего рива нет сколь-нибудь серьезной собственности.

— У рива?

Хастейн обернулся в седле и поехал медленнее. Его товарищи ускакали далеко вперед.

— Рив Эльдрид был последним человеком, которого сокрушил Бьёрн Железнобокий, — продолжал я. — Рив — главное лицо в поселении, он отвечает за порядок перед олдерменом. Олдермен несет ответственность перед тэном, выше которого только король.

— Поразительно, что ты мне все это рассказываешь, хотя недавно утверждал, что никого из них не знаешь.