logo Книжные новинки и не только

«Дерево Идхунн» Личия Троиси читать онлайн - страница 5

Knizhnik.org Личия Троиси Дерево Идхунн читать онлайн - страница 5

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Ты всегда во всем видишь только хорошее.

Лидия протянула ей хлебный мякиш, а София в ответ показала язык. Что ж, хотя бы этот день начался с улыбки.

София под предлогом учебы уселась за компьютер, допотопный ноутбук, которым пользовались все по очереди. Это была настоящая мука. У компьютера были не бог весть какие возможности поиска в Сети, поскольку в этом безбрежном потоке информации всегда оказывалось, что он не разбирает, какие сведения достойны внимания, а какие, наоборот, были совершенно бессмысленными. В конце концов девочка поняла, что единственный выход в этой ситуации — снова прибегнуть к старым, проверенным методам. Разыскав основный список литературы, сказать по правде, иной раз едва ли не по воле случая, она решила на следующее утро отправиться в библиотеку, которая, если София не ошибалась, находилась на проспекте Гарибальди.

По крайней мере, эти поиски отвлекут ее немного от мыслей о том загадочном мальчике. В действительности София, далеко не наилучшим образом выспавшись предыдущей ночью, чувствовала, что ее наваждение не отступило и даже стало еще ярче.

Мальчик почти всюду мерещился ей. Девочка видела его в прохожих, шедших по ту сторону поля, в лицах ее коллег-циркачей, в билетах, все еще лежавших в ее кармане, словно драгоценная реликвия. София чувствовала себя смешной, но ничего не могла с этим поделать. Это было сильнее ее, и она не думала ни о чем другом.

Закрыв компьютер, София огляделась по сторонам. До ужина оставалось меньше часа. Холодало, но девочке необходимо было немного проветрить мозги. Ее глаза щипало, голова была тяжелой. По этой причине София затянула шарф вокруг шеи, надела пальто и вышла на улицу прогуляться. Ноги девочки, как обычно, вели ее на проспект. На этот раз София посмотрела на другую сторону улицы: там находилась вилла Комунале, где она никогда еще не была. Сунув руки в карманы пальто, девочка сказала себе, что вполне могла бы туда отправиться. И зашагала вперед. Сказать по правде, она не только хотела прогуляться или немного отвлечься. Имелась еще и другая причина, в которой ей было стыдно признаться даже себе.

София просто умирала от желания снова встретиться с загадочным мальчиком. Шагая по улице, она спрашивала себя, ходил ли он когда-нибудь по этим базальтовым плитам. Рассматривая дома, девочка также задавалась вопросом: а не жил ли он где-нибудь поблизости? Софии это ее состояние было отнюдь не по душе. Она шла опустив голову, чтобы не вздрагивать всякий раз при виде человека с похожим на него телосложением.

Войдя в здание, София наконец подняла голову. Едва оказавшись там, где росли трава и деревья, она внезапно почувствовала себя намного лучше. Быть может, это было связано с ее сущностью Драконида, а может, это только вопрос личных пристрастий, но природа, в отличие от людей, сразу же приводила ее в душевное равновесие. Прямо у входа росло большое дерево; одна из его гигантских ветвей угрожающе нависала над скамьей и была такой тяжелой, что ее удерживал железный шнур с закрепленным на нем массивным кольцом. София невольно улыбнулась: казалось, ветка была на поводке.

И девочка стала неспешно прогуливаться по полупустынным аллеям. Кому-то, возможно, было бы боязно бродить вечером по парку, когда вокруг почти никого нет. Но только не Софии. Она чувствовала себя как дома. Сумерки, деревья, мягкое бульканье воды в фонтанах, даже холодный воздух — здесь она чувствовала себя прекрасно.

И София предалась своим странным фантазиям: она думала о том, как столкнется с загадочным мальчиком, что он обязательно узнает ее и широко улыбнется в знак приветствия. Заинтересовавшись чудесным образом девочкой, он заговорит с ней, открыв для себя, что у них очень много общего. А потом, стоя на одной из этих аллей, он сначала положит ей руку на плечо, а потом неожиданно поцелует.

София покраснела. «Идиотка», — вспыхнув, подумала она. У нее не было ни малейшей надежды не только на то, чтобы вызвать в нем хоть какой-то к себе интерес, но даже просто встретить его.

Она поднялась по ступеням беседки и остановилась в ее тени. Это место показалось Софии знакомым, в постройке просматривались все те же стройные и изящные линии, как и у всех предметов в доме профессора, — восемнадцатый век, прямо как у него. Девочка вздохнула. Кто знает, чем он сейчас занимался и думал ли он о Софии, сожалея о том, что не взял ее с собой.

Усевшись на мраморную скамейку, девочка прижала колени к груди и уперлась в них подбородком. Мягкая, едва заметная грусть постепенно пробивала себе дорогу. Потом что-то привлекло ее внимание.

Позади нее на ступенях, что вели к беседке, внезапно столпилась большая стая голубей. Девочке они никогда особо не нравились, поскольку казались грязными, но было весьма странно, что в один миг их оказалось здесь так много.

София встала и, спустившись вниз на пару ступенек, увидела среди птиц черную сгорбленную спину.

София вздрогнула. Она вспомнила, как стала свидетелем внезапного исчезновения старой женщины. Впрочем, и сейчас она так же внезапно появилась из ниоткуда, как и прежде.

Старушка одарила ее грустной беззубой улыбкой.

— Мы снова встретились, — произнесла она.

— Да.

Пожилая женщина шагнула вперед, а София попятилась назад. Сказать по правде, старушка вовсе не выглядела угрожающе, но девочке было страшно. Да и воздух, как ей показалось, внезапно стал еще холоднее.

Старушка протянула Софии пакетик:

— Это для голубей.

София не сразу решилась его взять. Рука женщины была необычайно холодной. Девочка заглянула внутрь: корм для птиц.

Набрав небольшую щепотку, София бросила ее на землю. Голуби с воркованием кинулись к корму; девочка почувствовала биение их крыльев у своих ног.

— Вам тоже нравится одиночество? — спросила София.

Старушка непонимающе посмотрела на девочку.

— Да, я одна… уже давным-давно. И ищу кое-кого… уже давно, — мечтательно пробормотала она.

София вернула пакетик. Внезапно ей очень захотелось уйти.

— Когда она еще была, все было по-другому… Было тепло и светло, — добавила старушка. — Но потом ореховое дерево было срублено, и все кончилось. — Женщина печально посмотрела на землю.

В голове Софии вспыхнула искорка.

— Ореховое дерево?

— Да, да, ореховое дерево. — Лицо старушки оживилось. — Снадобье, снадобье, отнеси меня к ореховому дереву Беневенто, по воде ли, по ветру, невзирая на непогоду эту! Говорила она так, именно так! И она шла туда. Они шли туда.

София собралась с духом.

— Кто они? И кто это она, о ком вы рассказывали мне еще в прошлый раз?

— Колдуньи, или как там их называли. Но она говорила, что они жрицы.

— И где теперь это ореховое дерево?

Софии казалось, что воздух становится еще гуще и с трудом проникает в ее легкие. Шорохи постепенно стихли, не было слышно даже воркования голубей.

— Никто не знает, где оно. Оно было здесь, в Беневенто, но где именно, где… Снадобье, снадобье… — И женщина вновь повторила свой монотонный напев.

София поняла, что больше не сможет ничего от нее добиться. Но хватило и того, что она уже услышала. Не то ли это ореховое дерево, которое приснилось Лидии? Один из голубей сел ей на ботинок, и София испуганно тряхнула ногой. От этого жеста птицы стремительно разлетелись в разные стороны, вынудив девочку инстинктивно закрыть глаза. Когда она открыла их, старушки уже не было.

Вместо нее возле Софии стоял постовой и с интересом смотрел на нее.

— С тобой все в порядке? — спросил он.

София глубоко вздохнула.

— Да, думаю… что да, — ответила девочка.

— Тебе не следует гулять одной. По вечерам здесь лучше не ходить, — добавил постовой. — Ты что, потерялась?

София стала медленно спускаться со ступенек.

— Нет, нет… я просто прогуливаюсь здесь.

— Тебе лучше отправиться домой. А днем здесь красиво и безопасно.

— Уже ухожу, — поспешно ответила София и помчалась к выходу. Впрочем, она нашла то, что искала.

7

Результаты поисков

— Получается, что орехового дерева больше не существует? — спросила Лидия.

— Оно было срублено давным-давно, ну а как давно, я точно не знаю, — ответила София и рассказала ей про старушку.

— Странная особа, — заметила Лидия.

— И думаю, что у нее не все в порядке с головой, но она с такой уверенностью говорила.

— В любом случае ты вела себя неосмотрительно: ты не должна была приставать со своей болтовней к незнакомым людям. Она вполне могла оказаться нашим врагом.

— Она показалась мне такой безобидной. Конечно, некоторое беспокойство было.

— Обрати внимание на то, что она внезапно появляется и исчезает, и ты встречаешь ее, только когда гуляешь одна… Этого вполне достаточно, чтобы вызвать подозрения, — заметила Лидия.

София совсем не подумала об этом. Девочка так привыкла недооценивать собственные страхи, что ей никогда даже в голову не приходило, что это могло что-то означать.

— В следующий раз буду внимательней. Впрочем, главное то, что теперь у нас есть след, — заключила она со сверкающими от возбуждения глазами.

— А как обстоят дела с Интернетом?

— Полный завал. Похоже, что этот компьютер — ровесник динозавров.

— Это все же лучше, чем ничего, верно? — возразила Лидия. — Если, конечно, ты умеешь этим пользоваться.

София поняла, что затронула больную струну, и сменила тему разговора.

— Я отыскала перечень книг, в которых говорится об интересующих нас вещах. На проспекте есть одна библиотека. Завтра я собираюсь пойти туда.

— Да, да, ты должна начать непременно завтра, — отрезала Лидия.

— Так точно! — воскликнула София, по-военному отдавая подруге честь.

Сам факт того, что они наконец переходили от слов к делу, поднимал ее настроение.


На следующий день София довольно быстро добралась до библиотеки. Она помчалась туда со всех ног. Оказавшись на месте в половине третьего, девочка была вынуждена ждать у закрытых дверей более получаса. Лидия осталась в цирке на дневную репетицию. Альме уже было кое-что известно о способностях своей племянницы. Профессор в беседе с ней о Лидии упомянул лишь о некоторых ее особенностях. София знала об этом, поскольку перед тем, как поздороваться с женщиной, Шлафен тихонько шепнул ей: «Ты, если нужно, можешь целиком положиться на Альму. Она… кое-что знает».

Девочка понятия не имела о том, почему профессор решил довериться этой женщине.

— Моя бабушка и тетя Альма были как сестры. Во время войны им обеим удалось выжить, единственным из их табора, и это их очень сплотило, — рассказывала Лидия.

Остальным же артистам цирка ничего не было известно об умениях девочек. Всякий раз им приходилось выдумывать всякие небылицы, чтобы как-то оправдать свое отсутствие.

— Я занимаюсь. Мне нужно кое-что изучить. — Эта отговорка служила оправданием им во всех случаях.

Охваченная необыкновенным воодушевлением, София вошла в здание, полагая, что сразу же погрузится в мир исторических саг. Девочке нравилось читать главным образом романы, приключенческую литературу и фэнтези. Но только не исторические талмуды. Однако, как бы то ни было, она показала сухопарой неприветливой библиотекарше свой список, и та принесла ей несколько томов. Глядя на внушительную стопку книг, София почувствовала, как ее энтузиазм стал потихоньку ослабевать: чтобы прочесть их, потребуется просидеть здесь всю жизнь. Эта ситуация немного напоминала Софии занятия в сиротском приюте, где ей давали задание писать рефераты. Девочка всей душой ненавидела эти рефераты. Ей никогда не удавалось собрать должным образом воедино все сведения, которые она чудом находила, и в конце концов после многочасовой работы София представляла исписанную тетрадь, чтение которой, как ей казалось, должно было вызывать тошноту: отдельные отрывки напрямую противоречили друг другу, образуя вместе странный коллаж из различных стилей. Кошмарное творение в духе Франкенштейна.

Однако на этот раз занятие оказалось довольно увлекательным. Поначалу девочка погрузилась в изучение довольно нудных исторических сказаний, теряясь среди генеалогий принцев и знатных лангобардов, правивших городом: Ареки, Сикардо, Дзоттоне. Потом София перешла к разделу мифов, и здесь она полностью погрузилась в чтение.

Похоже, что Беневенто был столицей колдовства, ну или что-то вроде того. Стишок, который то и дело повторяла старушка, служил ведьмам в качестве пропуска на устраиваемые ими в городе сборища под загадочным ореховым деревом — шабаши, которые, по описаниям, представляли собой что-то среднее между безудержной вечеринкой с плясками и весельем и сатанинским ритуалом. София разыскала также протоколы с признаниями колдуний и душераздирающие рассказы о пытках, которым подвергались несчастные подозреваемые во время допросов. Девочка то и дело вздрагивала, когда читала об орудиях пыток и страданиях, которые они причиняли. Ореховое дерево встречалось во всех сказаниях, оно было в центре каждого ритуала. Ведьмы собирались под ним во время своих празднеств, и оно, похоже, никогда не сбрасывало свою листву.

София прочла обо всех этих обрядах, о том, чем в это время занимались ведьмы: о жертвоприношениях, о наведении порчи на женщин, о заплетенных в косички гривах лошадей и приворотных зельях. София не знала, верить ей в это или нет. Магия была настоящей и вполне осязаемой частью ее жизни, да и существование зла она, к сожалению, постоянно испытывала на собственной шкуре. Мощь Нидхогра в общем и целом была ужасной и извращенной формой той же магии. Но колдуньи… могли ли они служить Нидхогру? А может, их культ был в какой-то степени также связан с ним? Во время своей схватки на вилле Мондрагона Софии собственными глазами довелось увидеть то, что осталось от жилища людей, веками поклонявшихся вивернам.

Девочка то и дело задавалась вопросом: а не то ли это ореховое дерево, которое Лидия видела во сне?

«Это дерево, похоже, имело пагубную силу, в то время как дерево Лидии давало земле новую жизнь», — думала она.

София на всякий случай отыскала указания на место его нахождения, обнаружив, что оно было срублено по приказанию одного из епископов.

— Синьорина? Эй, синьорина!

София чуть не подпрыгнула на стуле, увидев перед собой недовольное лицо библиотекарши.

— Мне кажется, я предупреждала вас о том, что мы закрываемся в половине шестого.

Девочка вздрогнула. Посмотрев в окно, она увидела, что на улице стемнело. Она настолько погрузилась в чтение, что не заметила, как пролетело время.

— Извините, я зачиталась.

— Да, конечно, однако теперь мы закрываемся, поэтому… — Женщина взяла Софию за руку и очень вежливо, но при этом довольно решительно потянула ее к двери.

— А можно мне взять хотя бы одну книгу на время? — София еще не до конца установила место нахождения дерева и хотела бы продолжить свои поиски.

Библиотекарша уставилась на нее, словно прозвучавший вопрос был полнейшей бессмыслицей. Однако библиотеки давали книги своим читателям.

— Ты знаешь, что согласно правилам в случае порчи или потери книги ты будешь обязана оплатить ее стоимость?

— Я заботливо обращаюсь с книгами, особенно если речь идет о чужих, — обиженно возразила София.

Женщина по-прежнему пристально смотрела на девочку.

— Полагаю, у тебя при себе нет никакого документа, который ты могла бы оставить в качестве залога. Скажи мне свои данные.

Софии пришлось дать сведения о себе, и когда она сказала про цирк, взгляд библиотекарши стал еще более подозрительным и враждебным. Но, как бы то ни было, девочке удалось забрать книгу с собой.

Довольная, София вышла из библиотеки: день удался. Однако в общем и целом было еще слишком рано радоваться. Уже выйдя на проспект, она огляделась по сторонам, с тайной надеждой в душе, что снова увидит загадочного мальчика. Потом Софию снова потянуло в ее ставший уже привычным для нее переулок. Разве есть какой-нибудь другой уголок, который как нельзя лучше подходил бы для чтения книги, чем ее любимый Закрытый сад?

Сидя, по обыкновению, на своей скамье, при свете фонаря София снова погрузилась в чтение сказаний об ужасных событиях. Она прочла упоминания об античных культах, связанных с ореховым деревом, из которых, по всей вероятности, берут свое начало легенды о ведьмах. К примеру, о египетской богине Исиде, которой, возможно, поклонялись приверженцы верования, позднее истолкованного как родственного колдовскому. О лангобардах, древних правителях города, у которых для прославления бога было принято вывешивать на дереве шкуру животного и много раз пронзать ее копьем, имитируя схватку. София узнала о существовавших тысячелетия назад необычных ритуалах, об оставшихся в прошлом богах и о захватывающих историях. И София отыскала упоминания об ореховом дереве. И хотя она не нашла точных указаний о его местонахождении, согласно одной из легенд, дерево, несмотря на то что было срублено, всякий раз возрождалось на прежнем месте.

София закрыла книгу, когда был уже поздний вечер. Ничего странного, ведь она покинула библиотеку, когда смеркалось. Девочка совсем озябла, и к тому же у нее неистово бурчало в животе. Удивившись своему неожиданному чувству голода, София посмотрела на часы. Было почти девять! Три с половиной часа она читала и делала записи, совсем позабыв о том, что ее ждут в цирке и что, пожалуй, в этот час даже разыскивают ее.

Вскочив, девочка сунула книгу под мышку и помчалась к воротам. Закрыто. Наверняка, когда сад закрывали, ее, погруженную в чтение, никто не заметил. К счастью, выбраться из сада оказалось несложно. У Драконидов имелись свои преимущества. Софии даже не пришлось особо напрягаться: обычно совсем неприметная родинка на ее лбу засветилась, став похожей на сверкающий зеленый самоцвет.

У каждого Драконида имелось свое особенное свойство: у Лидии это был телекинез, у Софии — умение дарить жизнь. Это означало, что девочке удавалось вызывать рост растений практически на пустом месте либо заставлять расти те, что уже существовали, и изменять их, придавая им любые формы. Поначалу София назвала это умение свойством садовника, которое, однако, не раз спасало девочке жизнь. И вот теперь она научилась уважать собственные силы. София поднесла указательный палец к замку калитки. И в ту же минуту из него появилась зеленая, нежная и гибкая веточка, которая плавно проникла в глубь механизма. Хватило нескольких секунд для того, чтобы замок щелкнул и калитка отворилась.

София устремилась наружу, боясь оказаться кем-нибудь замеченной, но едва она ступила ногой на проспект, как время будто остановилось. Все вокруг померкло, дома стали какими-то безликими, а окна превратились в пустые глазницы. Дорога сна, дорога, превращавшаяся в хребет Нидхогра. Та самая. Это открытие потрясло Софию. Теперь, когда реальность и видение наложились одно на другое, девочка узнала это место. Она вспомнила, что белая, серая и красноватая чешуя на земле была булыжной мостовой, и совершенно очевидными, явными становились извилистые контуры змея. «Нидхогр здесь».

От этого осознания у Софии похолодело в висках. Видение исчезло. Девочка снова стояла на пустынной улице. София растерянно огляделась по сторонам. И в этот самый момент она увидела его. Стоявшая перед ней фигура стремительно скользнула в находившуюся поблизости церковь. София сразу вспомнила, что эта церковь носит ее имя: имя святой Софии.