logo Книжные новинки и не только

«Новое королевство» Личия Троиси читать онлайн - страница 3

Knizhnik.org Личия Троиси Новое королевство читать онлайн - страница 3

Дубэ даже представить себе не могла, что магический ритуал забирает столько сил. Не только ее тело, но и рассудок изнывали от боли. Если до этого момента она играла ведущую роль и сама устанавливала сроки и способы их передвижения, то теперь в силу своей слабости и беспомощности должна была полностью положиться на Теану.

— Ты не сказала, что это коснется и моего мозга, — с досадой упрекнула она спутницу.

Лицо Теаны приняло виноватый вид.

— В зависимости от человека результат воздействия ритуала может быть разным, значительную роль в этом играет само клеймо.

Но Дубэ не нуждалась в этих высокопарных извинениях. Ее больше волновал тот факт, что ее ум был в полной растерянности.

И это беспокойство оказалось не напрасным: когда Теана захотела сделать остановку в той приграничной деревне, Дубэ не смогла воспротивиться этому рискованному предложению.

При иных обстоятельствах она приняла бы другое решение, поскольку прекрасно осознавала, что две девушки ни в коем случае не должны передвигаться по только что разрушенному и опустошенному селению. Наемники только того и ждали. И все-таки она не смогла взять инициативу в свои руки, именно поэтому на них напали и захватили в плен.

2

АРМИЯ ДОХОРА

Дубэ услышала пронзительный звук бряцающего оружия, смех и крики. У нее сильно болела голова, она еще не пришла до конца в себя, но попыталась понять, где она и что с ней произошло.

Она лежала лицом на сырой соломе и видела перед собой пару связанных веревкой ног.

Дубэ тряхнула головой, чтобы привести в порядок мысли; она хорошо помнила, что было до того, как лишилась чувств. Знак клейма на руке едва заметно пульсировал.

«Черт побери…»

— Тебе уже лучше? — услышала она взволнованный и пронзительный голос, и в ее поле зрения возникло лицо. Она немного напряглась, чтобы вспомнить. Это была Теана в той самой одежде, в которую облачилась несколько дней назад. Воспоминания о последних событиях, словно бусины ожерелья, медленно одно за другим всплывали в ее сознании.

Дубэ устало кивнула:

— Помоги мне подняться.

Теана подползла к ней и привалилась к ее плечу, руки у них обеих были связаны за спиной.

С трудом Дубэ наконец удалось подняться. Теана сидела перед ней бледная и взъерошенная. Она на что-то пристально смотрела. Дубэ оглянулась. Они сидели на телеге, дно которой было застелено соломой, со всех сторон их окружала решетка да еще несколько бочек и каких-то ящиков.

Она попробовала повернуть голову, преодолевая чувство тошноты и нестерпимую боль в желудке. Постепенно в ее голове прояснилась вся картина.

— Ты долго не приходила в себя, я пыталась освободиться, но у меня ничего не получилось. Потом я потеряла сознание, а когда пришла в себя, обнаружила, что мы находимся здесь со связанными руками.

Теана рассказывала быстро, беспокойно оглядываясь по сторонам.

— Тихо, — остановила ее Дубэ.

Их поместили почти в самом центре военного лагеря. Рядом Дубэ увидела несколько покосившихся палаток, а чуть поодаль большой шатер с пленными. Одни солдаты ходили по лагерю, другие без дела сидели у входа в свои палатки. Дубэ посмотрела на знамена, и ей уже не потребовалось больше напрягать свою расстроенную память, чтобы определить — это было войско Дохора.

— Когда это произошло? — спросила она.

— Вчера после полудня.

Дубэ посмотрела на небо. Полдень. Должно быть, удар был очень сильным. Она попыталась подвигать рукой в поисках кинжала, но поняла, что слишком крепко связана и не сможет этого сделать.

Она попробовала размять мышцы. Силы еще не были полностью восстановлены, но суставы уже достаточно подвижны. Дубэ сделала одно-единственное плавное движение плечами, одновременно прижав колени к груди. Руки скользнули у нее под ногами и оказались впереди.

Теана остолбенела.

— Как тебе это удалось?

— Научилась, — отрезала разбойница. — Кстати, у одного из Гильдии, — добавила она тихим голосом, оглядываясь вокруг. В который раз она с благодарностью вспоминала Шерву, обучившего ее такому владению своим телом.

Рука Дубэ быстро нащупала карман. Кинжал был все еще там.

— Нас обыскивали? — спросила она.

Теана тряхнула головой:

— Не знаю. Я тоже была без сознания, я уже говорила тебе об этом… — В ее голосе звучала тревога. Видно было, что она сильно напугана. Вдруг что-то промелькнуло в ее лице. — Нам нужно бежать, — пробормотала она, глядя на Дубэ огромными от страха глазами.

— Успокойся. Я не скажу, что это будет самым разумным решением.

— Ты шутишь? А как же миссия?

Дубэ быстро закрыла ей рот рукой.

— Тихо! — приказала разбойница. — Наша миссия уже началась, поэтому не вздумай проговориться, откуда мы и что здесь делаем, — сказала она шепотом. — Мы обе — крестьянки, Саннэ и Лея, и живем в этой деревне, понятно? Во время нападения мы спрятались в хлеву, а затем убежали, как только показалось, что опасность миновала. Поняла?

Теана кивнула.

В этот момент дверь решетки открылась.

— Эй, вы, подъем!

Это были два солдата: тот, что помоложе, — худой, другой, постарше, — более грузный. Едва послышался голос старого солдата, как Теана задрожала как лист. Дубэ и не пыталась успокаивать свою спутницу: ее трепещущий от страха вид вполне соответствовал их внешности. По той же самой причине, когда открылась дверь и солдат схватил ее за руку, она тоже постаралась изобразить испуг. И спектакль ей удался.

Дубэ чувствовала слабость. Она пошатнулась, откинувшись на руки конвоира.

— Что, пыталась сбежать? — спросил тот, глядя на Дубэ.

Она не ответила, стараясь произвести как можно более жалкое впечатление. Здесь она уже не думала, все происходило слишком стремительно: не в ее правилах было допускать подобные ошибки. Затем разбойница посмотрела на свою напуганную спутницу.

Солдат встал между ними и вплотную приблизился к Дубэ, затем одной рукой вынул шпагу из ножен, а другой больно сжал ее подбородок.

— Попробуй только, и тебе конец, — проговорил он, со злостью глядя ей в глаза. Острием меча солдат провел по ее тонкой шее, и Дубэ поняла, что он не шутит.

Увидев эту картину, Теана вскрикнула, но другой солдат грубо толкнул ее.

— А ну, пошла! — рявкнул он, как будто понукал животное. — А то передумаем.

Конвоиры переглянулись между собой и повели пленниц по разбитой дороге, прямо посередине которой рос низкий и очень густой куст. Дубэ украдкой огляделась вокруг и глубоко вздохнула. В воздухе уже не было аромата морской соли и йода, присущего Земле Моря, теперь девушка почувствовала запах травы и мускуса. Ничего примечательного не было и в лесу, по которому им также пришлось идти, но, несмотря на это, Дубэ сразу поняла, куда они попали. Это была Земля Солнца, ее земля. Невдалеке отсюда проходила граница, и они направлялись как раз туда, где правил Дохор. Странно было даже подумать об этом, но она была дома.

Вскоре они подошли к протекавшему мимо ручью. У Дубэ защемило сердце. Она узнала его, и ей не удалость скрыть своего замешательства. На берегу солдаты заставили девушек встать на колени. Дубэ слышала, как у Теаны стучат зубы. Она посмотрела на нее и увидела, что девушка плачет. Разбойница не осуждала ее за это.

Ее руки онемели, но, несмотря на это, она придвинула их поближе к кинжалу в ожидании подходящего случая.

— Умойтесь и напейтесь воды, иначе вас никто не купит.

Дубэ приготовилась подчиниться приказу, как вдруг один солдат схватил ее за волосы и повернул лицом к себе.

— Но смотри, без шуток, ясно? — сказал он с хищной ухмылкой.

У нее из глаз покатилась слеза. Он чуть ослабил хватку и макнул девушку головой в воду.

Прохладное и приятное течение, ласкавшее ее лицо, сделало свое доброе дело. Давняя привычка погружаться в воду после выполненной работы помогла ей прийти в себя. Казалось, что туман, окутавший ее голову после исполненного Теаной ритуала, медленно рассеивался. В тело разбойницы даже вернулась часть былой силы.

Дубэ вдоволь напилась, освежив свое пересохшее горло, и промыла нывшую на голове рану.

Затем солдат силой оттащил ее от ручья.

— Довольно, пошли! — сказал он, подталкивая ее в спину.

Теана увидела, как все трое стали удаляться. Почему они оставили ее? Если они уведут Дубэ, то ей придет конец.

— Нет! — завопила она, поспешив за ними вдогонку. — Не оставляйте меня.

Дубэ понимала, что еще чуть-чуть — и та бы назвала ее настоящее имя. Девушка была слишком взволнована, чтобы помнить про их прежний уговор. Поэтому Дубэ, чтобы поддержать сцену, закричала ей в ответ, пытаясь вырваться из рук конвоиров:

— Лея! Лея!

Как и следовало ожидать, удар пришелся как раз между лопаток. У Дубэ перехватило дыхание. Она упала на землю, едва успев вытянуть вперед руки, чтобы не угодить лицом в сухую листву.

— Хватит орать! Мы не собираемся разделять вас! — крикнул солдат, охранявший Дубэ.

Разбойница слегка приподняла голову. Все тело ныло от боли, но усилием воли она заставила себя очнуться, затем посмотрела на Теану, пытаясь этим единственным мимолетным взглядом поведать ей все, о чем тогда думала. Дубэ ни за что не бросила бы свою спутницу. Сплоченность была главным условием их миссии.

Похоже, что Теана успокоилась и перестала оказывать какое-либо сопротивление.

— А ну, давай! — обратился старый солдат, поднимавший Дубэ, к своему напарнику. — Тащи сюда и эту. Я не хочу всю дорогу слушать их занудное нытье.

Другой солдат тяжело вздохнул и грубо толкнул Теану вперед. Дубэ, вопя и стеная от боли, едва сдвинула ноги с места.

— Эй, ты, не прикидывайся. Еще пару дней поторчите здесь, а потом — не наше дело, — сказал он.

— Куда вы нас отправите? — пробормотала Дубэ.

В ответ тот усмехнулся:

— Туда, где сможем обменять вас на кучу золотых монет, — на невольничий рынок Сельвы.


В стоявшей на столе миске с похлебкой плавали две корки черствого черного хлеба. Теана тщетно умоляла развязать ей руки: в ответ раздавался только громкий хохот солдат.

— Давай ешь, — сказал кто-то.

Миска стояла перед ней, но Теана отказалась ползать по земле и есть как скотина в хлеву. Она почувствовала, как от унижения слезы наворачиваются у нее на глаза. Дубэ молча наблюдала за этой сценой. Затем первой подползла на четвереньках к тарелке, нагнулась и погрузила лицо в похлебку.

— Вижу, ты быстро учишься! — сказал солдат под смех и выкрики толпы. Теана последовала ее примеру недоверчиво и испуганно.

Когда вся компания изрядно повеселилась, обеих на повозке отправили в камеру. Солнце уже зашло, вокруг была непроглядная тьма. Руки и ноги обеих девушек были связаны одной железной цепью, закрепленной другим концом за перекладину огромного замка.

— Сладких снов, — с издевкой буркнул старый вояка.

Дверь заперли. Теана и Дубэ снова остались наедине. Они сидели, не произнося ни слова. Обе не спали, но еще долго хранили молчание. Все мысли Дубэ были только об одном: невольничий рынок в Сельве.

Это была ее родная деревня. Разбойница знала, что ее мать там больше не живет: видела как-то ее в Макрате, где у нее с отчимом Дубэ был магазин и лавка. Но в Сельве оставалось еще много знавших ее людей: лучшая подруга Пат, затем Матон, ее первая любовь, родители Горнара. Никто из них не смог бы узнать Дубэ. И не только потому, что она изменила свой внешний облик, но потому, что прошло уже десять лет, как она покинула деревню. В ней ничего уже не осталось от прежней Дубэ. Виной всему клеймо, зиявшее у нее на плече. Сельва отвергла ее.

Девушке никак не удавалось заснуть. В полной тишине она услышала, как Теана, шурша соломой, совершает поклоны. Она молилась, как обычно, и каждое ее слово сопровождалось едва заметным оханьем.

Дубэ прислушалась, пытаясь разобрать смысл этих заклинаний. Достаточно было одного слова из целого множества, чтобы заставить ее встрепенуться: Тенаар. Теана, полная надежды и веры, благочестиво шептала молитвы, девушка обращалась к своему богу.

Одно мгновение — и руки Дубэ снова оказались впереди, ловко проскользнув под коленями. Одним движением она прижала ее голову к решетке и обмотала цепь вокруг шеи. Теана жалобно зарыдала.

— Что ты сказала? — В голосе Дубэ звучала ненависть.

Теана с раскрытыми от ужаса глазами тщетно ловила ртом воздух. Разбойница ослабила руку ровно настолько, чтобы можно было дышать.

— Только что, во время молитвы, ты прошептала имя Тенаара.

Изумление исчезло с лица Теаны, но не страх.

— Пусти меня.

— Прежде ты все объяснишь.

В голове Дубэ роились сомнения. А что, если Теана шпионка Гильдии и поэтому решила отправиться с ней, чтобы сдать ее? Может, она — предательница?

— Это мой бог, — сказала та с некоторой гордостью. Дубэ сжала цепь вокруг шеи Теаны, перекрывая ей дыхание.

— Предательница, — прошипела она, сжав цепь еще сильнее. Теана, вытаращив глаза, с трудом откинула назад голову. Синеющими губами она что-то пробормотала.

В сознании ослепленной от гнева Дубэ смешались воспоминания о ее пребывании в секте и ужас от наказания, наложенного на нее Гильдией. Но все-таки она стала медленно разжимать руку. Слишком глупо для шпионки Гильдии действовать так открыто. Теана не могла не знать, что Дубэ не спит. Зачем тогда, произнося имя Тенаара, так рисковать.

— Я жду объяснений, — угрожающе прошептала она.

— Тенаар — это Шеврар, древнее божество эльфов.

— Я это знаю.

Девушка-маг, немного смутившись, продолжила дальше:

— Со временем его имя было искажено, так же как и его учение. Постепенно древняя вера была превращена некоторыми еретиками в кровавый культ. Они убивали прославлявших его, видя в этом божестве только темную и разрушительную сторону, забывая, однако, что Тенаар был также богом, который творил и любил.

— Меня не интересуют эти сказки. Скажи мне, кто ты и чего хочешь.

Теана вытаращила глаза от изумления.

— Ты думаешь, что я — одна из них, что я пришла, чтобы сдать тебя, потому что также исповедую эту абсурдную религию? — Теперь она казалась очень серьезной, почти рассерженной. — Тогда ты такая же, как и те, что убили моего отца, — произнесла она сквозь зубы.

Дубэ непонимающе поглядела на нее:

— О чем ты говоришь?

— Очевидно, что ты не имеешь никакого представления о магии, а следовательно, не догадываешься о том, что мое магическое искусство отличается от других. Я — жрица истинного Тенаара. Мой отец был последним человеком, служившим этому богу. Для Гильдии он стал препятствием, пережитком прошлого, который нужно было уничтожить, поэтому он подвергался преследованиям. Он проповедовал любовь и величие Тенаара, суть которого в созидании, в перемене, но главное, он открыто утверждал, что религия Гильдии — это культ еретиков, чудовищное толкование истинной веры.

Дубэ слушала, не понимая толком, о чем шла речь.

— Сила Тенаара помогла мне приостановить разрушительное действие твоего проклятия. Я использую магию, основанную на разных священных ритуалах, посвященных этому богу. Этому научил меня мой отец.

— Ты говоришь, что культ Тенаара — это не только религия Гильдии?

Теана кивнула:

— Их учение — извращенное толкование истинной веры. Неужели тебе неизвестно, что Ниал была посвященной бога Тенаара и спасла мир?

Дубэ прислонилась спиной к перекладине. Все это ей казалось сплошным абсурдом. Люди убивали друг друга только для того, чтобы навязать собственное толкование воли бога.

— Тем не менее ты все эти ночи напролет молилась Тенаару у меня на глазах… глазах той, которую погубила Гильдия.

— Вот именно, это была Гильдия. Тенаар не имеет ничего общего с сектой убийц. Вера в этого бога — нечто иное.

Дубэ посмотрела на нее с усмешкой:

— Получается, что ты здесь для того, чтобы расставить все по местам, не так ли? Для того, чтобы подтвердить истинность твоей веры в противоположность той, которую проповедует Гильдия.

Теана растерянно смотрела на Дубэ.

— Не знаю. Я просто делаю то, чему меня научил отец.

— Ах да… — Дубэ засмеялась.

— Почему ты смеешься?

— Разве не смешно, что я отправилась в путь еще с одной фанатичкой этого нелепого бога?

Девушка-маг выглядела обиженной.

— Я — не фанатичка. Не надо равнять меня с теми, кто извратил настоящую и чистую веру, превратив ее в культ смерти.

— Но когда ты молишься, то становишься похожей на них, — заверила ее Дубэ. — Вы повторяете эти нелепые заклинания до тех пор, пока и для вас они не перестанут иметь значение.

От взгляда Теаны повеяло холодом.

— Я молюсь не так, как это делают в Гильдии. Ты сама их видела, и должна была это понять.

Дубэ рассеянно смотрела в сумрак ночи.

— Истина в том, что твоя вера привела меня сюда и вселила в мою грудь монстра. Вера в худшем случае приводит к смерти, а в лучшем — становится простым утешением для слабых.

— Этот образ навязан Гильдией, — возразила Теана. — Есть вера, которая связана с жизнью. Именно она вела моего отца и меня в годы изгнания и вложила мне в руки силу, способную сдерживать твое проклятие.

Дубэ сделала вид, что не слышит.

— Я знаю только, что жрецы без устали болтают, что нашли «суть», смысл мироздания. Но я вижу только смерть людей. Жизнь, насколько я ее знаю, это — хаос.

Теана невозмутимо выдержала ее взгляд.

— Это только потому, что ты еще не нашла своего пути.

Разбойница почувствовала некоторое раздражение.

— А ты нашла?

Теана перевела дыхание.

— Нет, но я знаю, что это.

Тишина воцарилась после ее слов. Дубэ посмотрела на звездное небо. Мириады маленьких холодных светящихся точек каждую ночь подряд равнодушно смотрели на течение земной жизни, словно не существовало ничего дурного в этом мире, что могло бы запятнать их ослепительный блеск.

— Когда мы сбежим? — спросила вдруг Теана.

— Мы не сбежим. Мы направляемся в самое сердце Земли Солнца, и это как раз то, что нам нужно. Через три дня мы будем в Сельве, оттуда и начнется наш путь. Куда безопаснее добираться туда на повозке, чем пешком.

— Да, но…

— С нами ничего не случится, — с уверенностью добавила Дубэ. — Я восстанавливаю силы и не допущу ничего плохого.

Теана с беспокойством и нерешительно опустила глаза.

— Для начала спасибо, — сказала она вполне искренне. — Я догадалась, для чего ты это сделала, там, у ручья, и потом… — Она опустила глаза, очевидно, не в состоянии продолжить дальше.

Дубэ также молчала: такое открытое проявление слабости застало ее врасплох.

— Я это сделала не только из-за тебя.

— Но из-за меня тебя ударили.

Разбойница не нашлась что ответить.

— Этого больше не случится, — добавила Теана. — Я не хочу быть для тебя обузой.

Дубэ посмотрела на землю. Она не верила в то, что в их взаимоотношениях может что-то измениться, но оценила ее искренность.

— Ладно, не думай об этом и ложись спать, — ответила она резко. — Будет лучше, если мы отдохнем.

Затем она устроилась на соломе поудобнее и легла спать. Чуть позже Теана последовала ее примеру.