Лилит Сэйнткроу

Дорога в ад

Николасу Дианджело: «Круг заклят, и слово наше крепко».

У. Шекспир. Макбет. Акт 1, сцена 3 (Перевод Б. Пастернака)

Не искушай того, в ком нет надежды.

У. Шекспир. Ромео и Джульетта

Меня даже в дрожь бросило, потому что тут надо было раз навсегда решиться, выбрать что-нибудь одно, — это я понимал. Я подумал с минутку, даже как будто дышать перестал, и говорю себе: «Ну что ж делать, придется гореть в аду».

Марк Твен. Приключения Гекльберри Финна (Перевод Н. Дарузес)

Пролог

— Есть немало способов сломить смертного, — сказал он. — Особенно женщину.

Я висела между небом и землей, между созвездиями ада над головой и голыми скалами внизу, окруженная нечеловеческим ледяным жаром чуждого мира, такого далекого от моего собственного. Я явилась сюда, ища честной смерти в бою, но вместо достойной кончины нашла вот это. Такое унижение.

Дьявол не считает нужным убивать тех, кого можно использовать в качестве слуги.

«Я не буду кричать».

Мир сузился до единственной точки света, когда мое тело ощутило острые когти, а слух заполнило отдававшееся от каменных стен влажное дыхание твари, желавшей подчинить меня своей воле.

«Я не буду кричать. Я не сдамся».

Но все-таки я закричала. И вопила до тех пор, пока не сорвала голос. Знак демона на моем плече пробудился от ледяного жара, ибо, сколько боль ни терзала меня, моя плоть исцелялась. Я отбивалась как могла. Я привыкла сражаться. Я сражалась всю жизнь.

Но все это не имело значения.

Я умерла — там, в аду.

Это был единственный способ избежать худшего.

Глава 1

Надо мною сомкнулась бархатная тьма, озаряемая лишь вспышками пламени с моего плеча. Как мне удалось высвободиться, сама не понимаю. Знаю лишь, что сумела сделать это раньше, чем они успели совершить последнее и самое страшное.

Но это произошло не так скоро.

Я слышала свои истошные вопли. Финальный крик рассыпался мириадами осколков, прежде чем меня укрыло последнее спасительное прибежище — вожделенное беспамятство.

В него я и впала.


Холод. В последнее время везде, куда бы меня ни угораздило попасть, повсюду царил холод. Подо мной что-то твердое. Тихий гул — я услышала его и снова отключилась, скользнула в беспамятство легко, как мраморный блок по смазанной колее. Однако гул не отстал, он упорно следовал за мной, обернувшись жужжанием разъяренного роя — сначала вокруг меня, а потом и в моей голове. Жуткое, невыносимое завывание, ввинчивающееся, всепроникающее, расшатывающее корни зубов, заливающее полые кости расплавленным свинцом. Я застонала.

Мало-помалу жужжание отступило и стихло, как волны, откатывающие от каменистого берега. Я застонала, перекатилась, и моя щека вдавилась в холодную жесткую поверхность. Из глаз струились слезы, клочья растерзанной, уже бесполезной системы энергетической защиты беспомощно трепетали, бурный поток мыслей и ощущений, врывающихся извне, с ревом протекал сквозь сознание, в то время как я содрогалась в конвульсиях, инстинктивно стараясь сдвинуть и соединить края щитов.

Где я?

У меня не осталось молитв.

Даже если бы молитва нашлась, я не получила бы ответа. Вот он, главный урок жизни, до краев наполненной энергией и насилием: когда шелуха облетела, ты, солнышко, остаешься одна. Выкручивайся как хочешь.

Мало-помалу мне удалось восстановить некое подобие равновесия. Буйный, грязный поток человеческих мыслей с ревом проносился в моем мозгу, вливаясь в бреши разрушенной защитной системы, но я чудовищным напряжением воли оттолкнула его, пытаясь заставить себя думать самостоятельно. Еще одно усилие — и я открыла глаза.

Вокруг вихрились, сливаясь и растекаясь, невнятные темные очертания, слух улавливал отдаленный шум, бесформенный и хаотичный, как плеск морских волн или гомон уличной толпы, смешанный с гулом транспорта. В ушах покалывало, кожа вдруг ощутила приток энергии.

«О боги. Что бы это ни было. Больше никогда не надо так делать. — Эта мысль, трезвая, рациональная и практичная, как я сама, перекрыла бездонную пропасть паники. — Что со мной? Неужто похмелье?»

Меня разобрал смех. Веселье было болезненное, лихорадочное, натужное, но я радовалась и такому. Если я смеюсь, значит, я в полном порядке.

Нет, ничего подобного. Я уже никогда не буду в порядке. Мое сознание содрогнулось, отпрянуло от… чего-то ужасного. Такого, о чем я не могла думать, чтобы не перейти тонкую грань безумия.

Это «что-то» я оттолкнула. Загнала в темный угол и закрыла дверь.

И мои мысли слегка прояснились.

Прищурившись, я сфокусировала зрение, и расплывчатые тени обрели очертания, стали узнаваемыми. Ноздри вновь наполнились смрадом отмирающих человеческих клеток. Что-то теплое и влажное стекало струйкой по щеке, намочив верхнюю губу. Я облизала губы и ощутила сладковатый вкус, словно от подгнивших фруктов.

Кровь. Мое лицо залито кровью, одежда — если на мне вообще осталась одежда — превратилась в лохмотья, но стоило мне пошевелиться, как что-то звякнуло в оставшейся при мне сумке. Ее порванный ремень был завязан узлом и натирал ложбинку между грудей. Я поморгала, чтобы кровь больше не залепляла глаза, и разглядела кирпичную стену. Стояла ночь, и эта стена нависала надо мной под немыслимым углом, потому что я лежала на земле в каком-то переулке, как брошенная тряпичная кукла. Оборванная, почти голая.

«Переулок. Я валяюсь в каком-то углу, где-то на задворках. Судя по запаху, место то еще. Не хватало, чтобы после всего пережитого моя жизнь постыдно закончилась на помойке».

Мысль была трезвая, и я попыталась ухватиться за нее, хотя меня, как в лихорадке, трясло от психического напора множества сознаний, от их хаотической толкотни, ревущего прибоя вопящих голосов. Не только мое тело, но и разум бунтовал, вставал на дыбы, как сбросившая седока лошадь, протестуя против возвращения чего-то огромного и мерзкого, вскипающего, бурлящего, бьющегося в двери, которые я перед ним захлопнула.

«О боги, пожалуйста! Кто-нибудь! Хоть кто-нибудь. Помогите!»

Я застонала, стон эхом отразился от кирпичей, и знак на моем плече внезапно вспыхнул, изливая в мое исстрадавшееся, терзаемое болью тело поток мягкого жара. Боль пронизывала плоть, словно меня сначала разорвали на части, а потом их соединили вместе как попало. Сильнее всего болела промежность: как при менструальном спазме, но во сто крат больнее.

Но об этом я не думала — не могла. Против этого восставала вся моя душа. Вспоминать о том, что со мной сделали, было просто невыносимо.

Тем временем разрывы моих энергетических щитов затянулись. Их соединяла зарубцевавшаяся ткань, легкая на разрыв, но они уже кое-как оберегали меня от психического загрязнения, позволяя уберечь рассудок. Но метка на плече полыхала пульсирующими вспышками, как маяк, и каждый выброс ослепительно-черного пламени выплескивался фонтаном, будоража городской энергетический фон. Первая вспышка ударила меня так, что я снова распласталась по земле, оглушенная и ошеломленная. Последующие пульсации проникали глубже, но сотрясали уже не так сильно.

«Дыши. Просто дыши».

Я цеплялась за эту мысль, беззвучно крича, когда мир подо мной завертелся. Цеплялась, когда приподнялась на четвереньки, вжавшись ладонями в скользкий грязный бетон, и меня стало рвать. Такое со мной случалось крайне редко, только при сильных отравлениях. По ощущениям я была к этому очень близка.

Мой желудок был пуст, так что пришлось почти вывернуться наизнанку. Извергнув из себя все, что возможно, я почувствовала себя лучше.

Знак продолжал пульсировать в ритме медленного сердцебиения. Это было естественно: пульс Джафримеля медленнее моего, один удар приходится на три моих, и кровь течет толчками, как мощный поток, пробивающий путь по широкому, но заиленному руслу. Ощущение не из приятных: будто мой собственный пульс устанавливало не сердце, а метка на плече, или будто я положила голову на грудь Джафримеля и прислушивалась к тому, как его древнее, неторопливое, могучее сердце бьется о мою щеку и кончики пальцев.

«Джафримель».

Его я, по крайней мере, помнила. Даже когда не могла вспомнить себя.

Затем я обнаружила, что переулок ограничивает другая каменная стена, выругалась мысленно и вслух, выпустила когти, впилась ими в стену и, дрожа от напряжения, поднялась на ноги. Вспомнила о том, что не могу позволить себе воззвать к нему. Он — враг.

Они все мои враги. Все до единого. Все, что дышит, ходит или касается меня. Даже воздух.

Даже мое собственное сознание.

«Безопасное место. Нужно найти безопасное место».

В другой ситуации идиотизм этой мысли мог бы меня насмешить. Ведь у меня не было ни малейшего представления о том, где я нахожусь, а тем более о том, где на земле найдется безопасное место для меня. Мало того — я едва помнила, кто я такая.

«Валентайн».

Имя вернулось ко мне. Мое имя. Мои пальцы поползли вверх и коснулись знакомой жаркой линии у ключицы — ожерелья с оправленной в серебро приаповой косточкой енота и помеченными кроваво-красными гелиотропами, чья сила была почти исчерпана. Я вспомнила, кто носил это ожерелье.

«Я Валентайн. Дэнни Валентайн. Это я, Данте Валентайн».

Облегчение окатило меня с ног до головы горячей волной, брызнуло из глаз горячими потоками. Теперь я знала, кто я, вспомнила свое имя.

Это уже немало. Потом придет черед всему остальному.

Я поднялась на непослушные, трясущиеся ноги и тут же споткнулась. Да, в таком состоянии боец из меня никудышный. Остается надеяться, что я нахожусь в приличном районе города.

«Кстати, а какой это город? И что произошло?»

Я пошатнулась, вырвала когти из кирпичной стены и привалилась к холодной шероховатой поверхности, в кои-то веки благословляя человеческое зловоние. Значит, я в безопасности.

«В безопасности от чего?»

У меня не было ответа и на этот вопрос. Безобразный, отвратительный ужас продолжал биться, как больное сердце, за захлопнутой дверью. И сейчас я не хотела знать, что там такое.

— Найди безопасное место, Дэнни, детка.

Я вздрогнула, но голос, прошептавший эти слова в мое правое ухо, был определенно знакомым. Мужской голос, низкий, тихий, нежный, но настойчивый. Точно так же он будил меня в прежние времена.

В те времена, когда я была человеком, Джейс Монро был жив, а преисподнюю я знала лишь по классической литературе да обязательному курсу «История маги».

При мысли об аде меня вновь охватили паника и страх, так что на миг подкосились ноги.

— Вставай, очнись и двигайся. На этой улице есть храм, и поблизости нет никого, кто мог бы тебя увидеть. Не стой, тебе нужно идти, — просительно, но настоятельно шептал голос Джейса.

Останавливаться, расспрашивать его о чем бы то ни было я не стала. Кто это говорил на самом деле, погибший возлюбленный или мой собственный внутренний дар предвидения, не имело значения.

Было важно только одно: прав ли он. Я почти голая, вся в крови, кроме сумки, у меня ничего нет. Мне позарез требовалось найти укрытие.

Нетвердой походкой я побрела к концу переулка, вглядываясь в тускло освещенную городскую улицу. Наверху, как светлячки, поблескивали днища проплывавших самолетов. Сила этого места вобрала в себя запахи синтетического гашиша, сырой плесени, застарелой пролитой крови — и перешибающую все и вся острую желчь чилла.

«По запаху смахивает на Джерси».

Я покачала головой, отчего из носа вытекла свежая струйка горячей крови, и заковыляла в ночь.

Глава 2

Улица оказалась безлюдной, все больше складские строения да стоянки грузового транспорта: людям по ночам в таких местах делать нечего. А вот храм там и вправду находился, и его двери скрипнули, когда я поднялась по низким ступеням. Это мог быть любой храм в любом городе мира, но я уже точно знала: я в Джерси, Северный Нью-Йорк. Такой уж тут стоял Дух.

Правда, сейчас это вряд ли имело значение.

Тяжелые черные металлические двери с вделанными в них солнечными дисками Гегемонии застонали, когда я навалилась на одну створку, приоткрыла ее и, волоча правую ногу, протиснулась внутрь. Наружные линии защиты храма тут же закрылись за мной, словно воздушный шлюз, отрезав и оставив позади городской шум. Нога болела — напомнила о себе старая рана, полученная во время охоты на Келлермана Лурдеса, и я уже беспокоилась, не откроются ли все мои зажившие шрамы — и рубцы от хлыста на спине, и клеймо вдоль складки под левой ягодицей.

Если они все-таки откроются, истеку ли я кровью? Можно ли остановить это кровотечение?

«Вспомни все свои раны, посмотри, какая из них самая глубокая».

Панический голос внутри меня издал испуганный смешок, и мои отбивавшие дробь зубы пронзила боль. Но двери сознания оставались надежно заперты, хотя для того, чтобы удержать это воспоминание снаружи, не поддаваясь его натиску, потребовалась большая часть моей растраченной энергии.

Все храмы Гегемонии возводятся в точках пересечения энергетических потоков, и здешние защиты гудели и вздувались от подпитывавшей их снизу силы. Это святилище, как и большинство таких мест, имело два отходивших от узкого центрального нефа крыла: одно для богов старой Греции, второе — для египетских. Люди поклонялись и другим богам, но эти два пантеона были наиболее почитаемы. Попасть сюда — большая удача для меня.

Если я еще верила в удачу.

Голос Джейса в моем ухе умолк. Я так и не смогла вспомнить, что сделали со мной.

«Но они явно сделали что-то плохое. Потому что я совсем не в форме».

Нелепость этой мысли едва не вызвала у меня новый смешок. Рассуждаю, будто и без того не ясно!

Как и везде, главный зал был посвящен солнечному диску, официальному символу Гегемонии. Этот диск высотой в два моих роста слегка покачивался над алтарем.

Я выдохнула через рот, потому что нос был полон крови, и это вызвало у меня смутное беспокойство: обычно черная кровь почти мгновенно запечатывала любую рану и быстро заживляла мою безупречно гладкую золотистую кожу, не оставляя никаких следов. Но сейчас я истекала кровью. Я не могла определить, что именно кровоточит; особенно меня беспокоил глубокий колодец боли в промежности. Внутренняя поверхность бедер была влажной и скользкой от горячей крови.

Об этом я старалась не думать, а моя рука все время машинально тянулась к рукояти меча.

«Где мой меч?»

Снова поднялась волна паники, но я стиснула зубы и упрямо опустила голову. Неважно. Скоро я все выясню.

А когда снова возьму в руки меч, настанет время убивать.

Я не могла придумать, кого убить первым.

Моя сумка качнулась и звякнула, когда, пройдя середину большого зала, я свернула к левому крылу под арку, украшенную причудливыми иероглифами, вырезанными на старой почерневшей древесине. Здесь было темно, свечи, зажженные перед солнечным диском, отражались в его горячих глубинах. Из-за мерцающих огней идти было еще труднее.

Плечо пульсировало. С каждым биением пульса свежий поток энергии растекался вдоль моего потрепанного защитного поля, усиливая его, но при этом из носа вытекала горячая струйка крови. Щеки тоже были влажными и скользкими: то ли из глаз текла кровь, то ли была ободрана кожа на голове. Тонкие горячие струйки сочились по коленным сгибам, скользили вниз, к лодыжкам.

«О боги, из меня льет, как из городской канализации».

Я шагнула к двери, схватилась за косяк и заморгала, стряхивая с глаз соленую влагу.

Они пребывали в сумраке, и воздух вокруг них жил своей жизнью, наполненный невнятным шепотом и бормотанием. В этом воздухе висела густая пыль, а при моем появлении там возникли вихри энергии. Боги взирали на меня внимательно, каждый по-своему.

Исида стояла за спиной своего царственного сына, ее рука была простерта в благословении над ястребиной головой Гора с изогнутым хищным клювом. Сбоку от царственных родичей стоял бог мудрости Тот. Его длинная голова ибиса пребывала в спокойной неподвижности, зато руки, державшие книгу и перо, выглядели так, будто бог только что оторвался от письма и застыл, глядя на меня вниз. Статуи были высечены из отполированного базальта в неоклассическом стиле, распространившемся сразу после Пробуждения. Изображение Нут — не лепнина, а роспись — растянулось по всей внутренней поверхности купола. Рядом с Птахом высился Анубис, и при виде его мои колени вновь ослабели. Я всхлипнула, рыдание мое прокатилось по всему храму, и его эхо вернулось, дабы пожрать меня.

Статуя бога смерти смотрела на меня, свечи на алтаре перед ней вдруг ярко вспыхнули. Мои глаза встретились с очами Анубиса, и языки пламени еще ярче расцвели на темных, почти догоревших фитилях. Мы взглядами сверлили друг друга, высекая искры, как кремень и сталь.

Я горестно всхлипнула, мучительная судорога заново скрутила мое сердце. Пятна крови капали на пол и испарялись от прикосновения к холодным плитам: здание было совсем новым, но пол отшлифовали до голой гладкой поверхности. Ребра болели, как будто я только что получила сильный удар боевым шестом. Да и все тело болело, особенно…

Я отогнала эту мысль. Надо отойти от порога, а дальше двигаться зигзагами, как идущее галсами судно, потому что правая нога плохо мне повиновалась. Я отклонилась во мрак и обошла Анубиса, хотя каждая клетка моего тела взывала ко мне, требуя опуститься перед его алтарем и позволить ему забрать меня, если он пожелает.

Я посвятила ему жизнь и никогда не сожалела об этом — но он дважды предал меня. Первый раз — когда забрал у меня Джейса Монро, а потом — когда попросил меня пощадить убийцу моей лучшей и единственной подруги.

Я не могла солгать перед ним. Сейчас — не могла. Сначала нужно уладить одно дело. Я продолжала идти, и каждый шаг был подобен крику. Мимо Птаха и Тота, Исиды и Гора, туда, где пламя свечей уже не плясало на алтаре. Темнота надвигалась, сгущалась, шептала. Мне потребовалась целая вечность, но вот наконец я добралась до цели и подняла глаза. Правой рукой я обхватила левую, как раз под знаком демона на левом плече, и теперь пульс энергии, льющийся в мою опущенную руку, отдавался в прижатой ладони.

Глаза Нептис были печальны, руки скрещены на груди. Рядом с ней на меня сердито взирал Сет, и дрожащие огоньки свечей создавали впечатление, будто его шакалья голова подергивается. Силы разрушения мирно пребывают по левую руку от созидания, ибо сотворение нового немыслимо без уничтожения старого. Эти силы человек тщится умилостивить в надежде на то, что они не коснутся его, обойдут стороной.

Что сделали со мной? Я с трудом вспомнила свое имя. Что-то произошло.

Кто-то сделал это со мной.

Тот, кого я должна убить.

«Сожги все это, — прошептал незнакомый голос в моей голове. — Приди ко мне, и пусть оно сгинет в жарком пламени. Создай что-то новое, если хочешь, но первым делом — огонь. Первым делом — мщение».

Между Исидой и Нептис располагался алтарь еще одной богини. Он был девственно чист, из чего можно было сделать вывод: где бы я ни оказалась, сейчас конец месяца. Алтарь очистили, подношения Нептис и Сету убрали.

Если только их не забрали те, кому они предназначались. Что случается чаще, чем можно предположить.

Осторожно, ибо каждое движение отдавалось в моих внутренностях, в левой ноге и еще тысяче мелких точек уколами боли, я преклонила колени. Пальцы мои были скользкими от крови, лицо хранило память о множестве ударов. Я опустила подбородок.