logo Книжные новинки и не только

«Белый лебедь» Линда Ли читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Линда Ли Белый лебедь читать онлайн - страница 1

Линда Фрэнсис Ли

Белый лебедь

Пролог

Бостон, 1892 год

Никто из когда-либо встречавших Софи Уэнтуорт не мог забыть ее. А Грейсон Хоторн лез из кожи вон, пытаясь это сделать.

Он сидел, откинувшись на свинку стула, стоявшего у массивного стола в его конторе на Бойлстон-стрит, и думал о Софи.

Когда они были детьми, она ходила за ним с упорством бульдога. Она была неуклюжа и совсем не походила на девочку из хорошей семьи — коленки ее вечно были в ссадинах, локоны растрепаны и непослушны, — но почти никогда не расставалась с виолончелью, которая доставала ей до подбородка. Вундеркинд — вот как ее называли. У достойных бостонских матрон дочери должны были быть совсем другими.

Однако, повзрослев, она расцвела и из гадкого утенка превратилась в грациозного лебедя. У мужчин захватывало дух, когда они смотрели на нее.

Грейсон взглянул на открытый журнал, лежавший перед ним на столе. «Сенчури» — одно из новых еженедельных изданий — стал необыкновенно популярен у американских читателей. В каждом его выпуске печатались рассказы о разных известных людях и прилагались их цветные фотографии.

Бостонцы из высшего общества никогда не признавались, что читают подобные журналы, однако по неизвестной причине статья о Софи стала главной темой разговоров на всех светских сборищах с тех пор, как еженедельник появился в киосках.

Блудная дочь Бостона выросла и — прославилась. Грейсон улыбнулся, подумав о том, что Софи, подруга его детства, вызывает такое брожение в умах. Хотя, к счастью, она прославилась как исполнительница классической музыки, а не как соблазнительная звезда эстрады или театральная актриса.

Его вдруг осенило, что с тех пор, как она стала взрослой, он еще ни разу не видел ее выступлений. А впрочем, многие ли бостонцы могут похвастаться тем, что посетили ее концерты?

До прошлого года Грейсон не видел взрослую Софи. Но вот она прибыла из Европы на пароходе ради званого вечера в честь дня рождения её отца и произвела фурор в своей бархатной накидке, мерцающем платье и драгоценностях. Неуклюжего гадкого утенка больше не существовало.

Она целовала всех в щеку, держась за отцовскую руку, и одним лишь взглядом или насмешливой улыбкой ставила на место чересчур ретивых поклонников. И смеялась не переставая.

Он думал, что его сердце давно уже очерствело, что в нем не осталось места для сантиментов. Однако при виде Софи он почувствовал, как что-то в нем шевельнулось — что-то, названия чему он и сам не знал, что-то простое, грубое, манящее.

С тех пор Грейсон не мог забыть ее.

Вообще-то он понимал, что удивляться здесь нечему. Подняв голову, он уставился на лакированный деревянный ящик, на верхней плоскости которого был укреплен медный раструб, сверкающий на утреннем солнце. Граммофон, или говорящая машина, как ее обычно называют. Этот ящик был у него уже несколько лет — он смотрел на него каждый день и порой ненавидел за те чувства, которые он пробуждал в его сердце.

Он так и не решился избавиться от этой ненужной вещи, и все из-за слов, записанных на жестяном цилиндре, — слов Софи, сказанных ею много лет назад. Слов, которые он не мог забыть. И теперь, глядя на говорящую машину, Грейсон окончательно понял, что никогда не забудет их.

Вздохнув, он взял со стола пачку бумаг. Отец Софи, Конрад Уэнтуорт, решил тайком продать свой фамильный особняк «Белый лебедь». Грейсон собирался купить этот дом из красного кирпича и известняка, расположенный на Коммонуэлс-авеню. Бросив взгляд на оживленную, с вереницами карет, улицу, он решил, что, кроме того, ему нужна еще и дочь Конрада.

Ему нужна ее страсть, ему нужен бесшабашный напор, с которым она шла по жизни. Но главное — ему нужна ее любовь. И к тому же он знал — она никогда не наскучит ему.

Взяв бумаги, Грейсон внимательно прочел их, вникая во все детали, хотя этот договор набросал он сам всего лишь несколько дней назад.

Все было в порядке.

Но, дойдя до конца, он заколебался. Если он поставит под этими страницами свою подпись, жизнь его в корне изменится.

Потом он вспомнил Софи. Вспомнил, как держал ее в объятиях, когда они танцевали. Вспомнил ее смех.

И тогда он одним росчерком пера изменил ход событий.

Через несколько месяцев Софи Уэнтуорт вернется в Бостон и станет его невестой.

Глава 1

Вена

Огни погасли.

Голоса в роскошном раззолоченном зале стихли, превратившись в тихий однообразный гул. Стоя за длинным бархатным занавесом, Софи Уэнтуорт чувствовала нетерпение зрителей.

Медленно раздвинулся занавес. Его движение казалось столь же чувственным, как и прикосновение сильных мужских рук к женскому бархатному платью. Софи стояла на сцене, но пока еще в тени, выжидая своего выхода с гулко бьющимся сердцем. Волнение и предвкушение слились в пьянящую смесь. Она видела в полумраке зала море лиц, устремленных на нее, и радовалась тому, что сотни людей, наполнивших концертный зал, с не меньшим волнением ждут встречи с ней.

И вот это случилось — яростный поток света затопил ее, запутался в высокой прическе, отразился в черной атласной накидке, накинутой на белые плечи, и публика разразилась грохотом аплодисментов.

Она улыбнулась, глядя в зал, откинув назад голову, словно впитывала солнце, и горло ее сжалось от восторженной радости.

Ради таких моментов она и живет — ради волнения, которое охватывает публику при ее появлении,

Это был заключительный концерт ее турне по Европе. Она уже покорила Париж, Стокгольм, Зальцбург, Женеву, и даже Лондон с его строгими викторианскими взглядами обожал ее.

Оставалась только Вена — главная драгоценность в короне музыкального мира. Это был город, где сочиняли музыку и выступали самые великие. Бах и Бетховен, Моцарт, Мендельсон и Штраус.

И вот сейчас она тоже будет здесь выступать.

Она стояла неподвижно на сцене Большого зала венского «Мюзикверейна», и оглушительные аплодисменты наполняли счастьем ее душу. Шесть месяцев назад, когда она только начала свое турне, все было по-другому. Тогда она играла, как ее учили, правильно и пристойно, — играла как должно. И критики стерли в порошок очередного недавнего вундеркинда, виолончелистку с каким-то маленьким, странным звуком.

Но она изменила стиль игры, изменила свой внешний вид. И сама теперь удивлялась, какое удовольствие доставляет ей эта перемена. Она полюбила роскошные платья и сверкающие драгоценности. Она полюбила драматичность, волнение, от которого пульс бьется глубоко и напряженно.

Если бы бостонцы увидели ее на этой сцене, они бы не поверили своим глазам. Ее вдруг охватил страх, но она решительно воспротивилась ему. Бостон — это прошлое, а Европа — ее будущее.

Отбросив остатки запретов, еще сохранившихся в ней, Софи позволила атласной накидке медленно упасть с плеч. Вздох восхищения пронесся по залу. Он начался с первых рядов, оттуда, где стояли обитые бархатом стулья, и волной докатился до разукрашенных ярусов элегантных лож, когда малиновое платье с низким вырезом открыло ее кремово — белую кожу.

И Софи ощутила, как публику охватывает желание.

Уверенность наполнила ее до краев, как вино до краев наполняет бокал, и она взяла со стойки свою виолончель и незаметно кивнула пианисту, чтобы тот присоединился к ней на сцене. Взволнованный гул мгновенно стих, концертный зал погрузился в тишину, полную и ясную, — не слышно было даже шепота.

Она чувствовала аудиторию, чувствовала ее ожидание, которое было так же осязаемо, как нежное прикосновение, пока усаживалась на стул с изяществом истинной леди, а потом медленно поставила инструмент между ногами движением, которое один из ее самых настойчивых поклонников назвал соблазнительной смесью смелой непринужденности и потрясающей эротичности.

Зал затаил дыхание. Софи наслаждалась этим моментом, закрыв глаза в хрустальном пространстве совершенного покоя, в то время как аудитория ждала, а смычок еще парил в воздухе. И вот настал этот миг, и она забыла о лицах и обожании, и весь мир исчез, когда она поднесла смычок к струнам и зал заполнила ослепительная, живая популярная мелодия, которая заворожила каждого сидящего в зале. Она играла с такой страстью и красотой, что никому и в голову не пришло, что вещь, которую она исполняет, технически вовсе не сложна и совершенно не похожа на то, что она играла, когда мир считал ее вундеркиндом. Никакого Бетховена. Никакого Баха, ее самого любимого композитора.

После этого она исполнила репертуар любимых оперных фрагментов, переложенных для виолончели, перемежаемых несколькими возбуждающими сердце вальсами, и взяла последнюю оставшуюся крепость Европы ослепительным стаккато, от которого публика пришла в полнейший восторг.

Зал был покорен. Она чувствовала это, но к концу представления, исполняя вещь, отличную от остальных, с более сложной композицией, в которую она бросилась, потому что не могла ничего с собой поделать, она начала смаковать каждую ноту, придавая ей нужную форму. Неожиданно, на одно мгновение, она вернулась назад, в Бостон, к долгим часам, когда была поглощена своими занятиями, когда играла, чтобы достичь совершенства.

Но тут она вспомнила, где находится и для чего пришла сюда эта публика. Ради эффектов и вибрато. Ради зрелища и представления. И она быстро заиграла дуэт Данци для виолончели и флейты, и флейтист, повинуясь ее знаку, тоже вышел на сцену.

Потом, когда репертуар был исчерпан, она сыграла два раза на бис. И вот уже она в гримерной за сценой, заваленной цветами от почитателей ее таланта. Ее осыпала комплиментами ее свита, которая ездила за ней по всей Европе.

— Ты была великолепна!

— Ты была потрясающа! — Софи улыбалась рассеянно, она еще была там, на сцене, она еще видела публику и слышала восторженные аплодисменты, адресованные ей. Генри Чеймберс демонстративно расцеловал ее в обе щеки. Это был низенький человечек с темно-карими глазами и белокурыми волосами. И он был предан Софи.

Диндра Эдвардс сидела развалясь на диване, ее золотисто — рыжие волосы были искусно уложены, длинные тонкие пальцы сжимали бокал с шампанским.

— Да, ты была сногсшибательна. Но тебе нужно привести себя в порядок, cherie (Малышка (фр.) (прим. пер).). Здесь сливки сливок. Могущественные политики. Богатые промышленники. Ты можешь выбрать кого угодно.

Действительно, через несколько минут помещение наполнилось знаменитостями и политическими деятелями, которые старались держаться поближе к Софи.

— Мисс Уэнтуорт, — обратился к ней мэр Вены, и все голоса умолкли. — Вы были божественны.

— Благодарю вас, сэр. — Звук ее голоса был похож на прикосновение мягкого бархата. — Ваш город — это драгоценность, и я в восторге от возможности выступить здесь.

— Разумеется, вы нам нужны! И теперь, когда в «Сенчури» появилась эта статья, еще больше людей узнают о вашем таланте. Мы не могли позволить, чтобы вы завершили ваше эффектное турне, не выступив в нашем городе!

Статью организовала Диндра, сказав, что известность — это именно то, что нужно, чтобы превратить ее карьеру из умеренно успешной в бешено триумфальную. Никто не мог сравниться с Диндрой, когда нужно было привлечь внимание влиятельных особ. И она добилась того, что журнал разместил блестящую статью на первых страницах, сопроводив ее отпечатками с гравюр на дереве, изображающих Софи, и превратив ее в музыканта, которого теперь знали все.

Кажется, только Софи заметила, что в статье не было ни одного упоминания об особенностях ее игры, равно как и обзора ее мастерства — только широко развернутое утверждение, что она талант, выступления которого нельзя пропустить. Диндра и Генри пришли в восторг от этого потока похвал.

Однако Софи поняла скрытый смысл статьи. Ее выступление нужно видеть, но это всего лишь зрелище. Поставьте ее рядом с Пабло Казальсом, который дебютировал всего за год до нее и уже прославился как гениальный музыкант, — и она не выдержит сравнения.

Она отбросила эту мысль. Нельзя же угодить всем. Она решила играть в такой манере шесть месяцев назад, после своего первого концерта, который ее разочаровал. Теперь это в прошлом. Ей нужно выступать, и Европа дает ей эту возможность.

К ней подошел пожилой человек со старомодными очаровательными манерами; он взял ее за руку и запечатлел воздушный поцелуй, не коснувшись губами пальцев.

— Мисс Уэнтуорт, у меня просто дух захватывало.

— Благодарю вас, — промолвила она, адресовав ему самую соблазнительную из своих улыбок.

— Вы, должно быть, меня не помните? — Софи удивленно наклонила голову, и ее рубиновые серьги сверкнули в свете люстр.

— Вижу, что не помните. Я repp Вильгельм, — объяснил он с сильным немецким акцентом. — Мы встречались когда-то. В Бостоне.

Она замерла.

Джентльмен склонил голову.

— Конечно, прошло много лет. Вам тогда было, вероятно, шестнадцать или семнадцать лет. Я видел, как вы играли для гостей в доме губернатора.

Воспоминания о том вечере до сих пор сохранились в ее памяти.

— Насколько я помню, — продолжал он, сверля ее светлыми глазами, — вы играли тогда совсем иначе. Вы исполняли Иоганна Себастьяна Баха. Третью сюиту для виолончели до мажор. Анданте было великолепно. Я прекрасно помню ваше выступление.

Как и она сама. Она родилась, чтобы исполнять Баха, и в тот вечер она его исполняла. То был вечер триумфа и славы — вечер, когда она дала свой первый концерт в небольшом кругу накануне своего восемнадцатилетия и незадолго до выступления в Большом дебюте.

Большой дебют — концерт, которого все ждали с огромным нетерпением и который устраивался каждый год, чтобы представить публике самого талантливого музыканта Бостона. Только одного студента в году награждали столь желанной для него возможностью играть соло.

Дирижер престижного Бостонского концертного зала обещал ее матери, что он предложит Софи играть соло — об этом событии она мечтала всю жизнь. Но выступление так и не состоялось.

Она рассеянно смотрела, как искрится вино в хрустальных бокалах. Ей не хотелось думать о Бостоне сейчас, в этот вечер, когда ее любили толпы людей. Но Бостон был безжалостен, и он увел ее мысли, как всегда, к Грейсону.

Грейсон Хоторн, старший из хорошо известных братьев Хоторн. Могущественный человек, которого в Бостоне либо боялись, либо уважали.

И еще он был предметом ее самого преданного детского увлечения.

Она не помнила времени, когда она не знала Грейсона. Она улыбалась от одной мысли о нем, сердце у нее билось так, как только он мог заставить его биться. «Где он сейчас? — подумала она. — Что он делает?»

Несколько месяцев назад, когда она со своей свитой была в Париже, Маргарет Бримли, администратор Софи, получила сообщение от своей бостонской кузины, что Грейсон наконец-то занялся выбором невесты. На какое-то мгновение Софи испытала то же желание, что и в детстве, — чтобы он выбрал ее. Но она быстро прогнала эту мысль. Она никогда не станет ничьей женой. Даже женой Грейсона Хоторна. Или, вернее, — особенно Грейсона Хоторна. Она давно приняла это решение.

Она ощутила знакомую вспышку стыда и разочарования, но их быстро сменил гнев. Она отринула от себя эти чувства. Всякие чувства, относящиеся к прошлому, бесплодны. «Я не хочу возвращаться в Бостон», — твердо сказала она себе.

Что же до Грейсона, говорили, что леди, которую он изберет, должна быть добродетельна, иметь безупречное происхождение и строгие принципы. Короче говоря, эта особа должна быть такой же серой, как вода в Бостонской гавани.

Софи передернуло при мысли о том, что подумал бы оно ней сейчас, если бы побывал на ее выступлении. Грейсон Хоторн мог снисходительно улыбаться ее детским шалостям, но на приеме в честь дня рождения ее отца она узнала, что он превратился в мужчину, который не станет терпеть раздражающего поведения жены, а уж тем более не сочтет его очаровательным. Для него главное, чтобы жена поступала так, как он хочет, когда он хочет, и не задавала глупых вопросов.

Уныло покачав головой, она спросила себя: интересно, кто та несчастная, которую Грейсон избрал себе в жены?

— Почему вы не включили Баха в сегодняшнюю программу?

Очнувшись, она заставила себя засмеяться и подошла ближе, шелестя кружевами и атласом.

— Бах так утомителен, repp Вильгельм, а вальс зажигает сердца, и иногда бывает приятно послушать изящный менуэт. Но сюита для виолончели? Ведь Баха играют все.

Что, разумеется, так и есть, поскольку все знают, что его пьесы очень трудны.

Она смело положила руку ему на плечо и улыбнулась:

— Вы не согласны?

Она могла бы точно назвать мгновение, когда он забыл о Бахе.

— В этом есть смысл, — произнес он, скользнув глазами вниз, к вырезу ее платья. — Возможно, мы могли бы поговорить об этом подробнее за рюмкой коньяка в моей гостинице.

— Возможно, — насмешливо протянула она, зная, что этого никогда не будет. — Только сначала я должна пообщаться с моими гостями.

Но едва она отошла от него в облаке атласа и мерцающих кружев, как дверь отворилась и в комнату ворвалась чопорно одетая Маргарет.

— Тебе письмо — испуганно проговорила она, и глаза ее были полны тревоги, — из Бостона. — Улыбка застыла на губах Софи.

— Смотри. — Маргарет указала на обратный адрес. — Здесь нет ошибки.

Сердце ее забилось где — то в горле, но она весело засмеялась, адресуя этот смех толпе. Потом взяла письмо и вышла в узкий коридор за сценой. Знаменитости остались в гримерной, но свита, как всегда, последовала за ней.

Она отвернулась, чтобы никто не заметил, как дрожат ее руки, сломала печать и прочла письмо — сначала один раз, потом второй.

— От кого это? — не выдержав, спросила Маргарет.

— От отца, — прошептала Софи.

— Господи! Что ему нужно? — удивилась Диндра.

— Он хочет, чтобы я вернулась домой.

Это было для нее неожиданностью, она уже давно перестала ждать, что он попросит ее вернуться. И все-таки он это сделал.

Диндра подняла бровь.

— А своей новой жене он сказал, что пишет тебе?

— Она вовсе не новая, Диндра, — протянул Генри. — Они женаты уже пять лет. Но тем не менее мы не можем туда ехать. — Он потер руки и облизал губы. — Теперь, когда турне наконец закончено, мы собираемся хорошо провести время в Монако. Играть в карты. Купаться в море. Знакомиться с людьми. — Он пристально посмотрел на Софи. — Мы все это уже обсудили.

Они обсудили, но она ничего им не обещала. И внезапно мысль о долгих ночах и бесконечных приемах потеряла для нее всякую привлекательность. Кроме того, ее свита не знала, что сейчас ей не по карману пребывание в Монако: все заработанные деньги она вложила в новые концерты. В туалеты. В билеты на поезда и проживание в отелях.

При мысли о том, что она потратила огромные деньги на драгоценности, ее передернуло. Но блеск — необходимая вещь. И все это уже окупилось. Она была ангажирована на следующий сезон — на этот раз концертные залы будут платить ей непомерные гонорары, но и траты ее будут не меньше. Впрочем, до этого еще нужно дожить. А новый концертный сезон начнется лишь через несколько месяцев. Отцовское приглашение пришло очень вовремя.

Когда она ничего не ответила, маленький человечек раскапризничался словно ребенок.

— Софи, — раздраженно протянул он.

— Я знаю, знаю.

Она пошла по слабо освещенному коридору, и свистящий шелест ее длинного платья отдавался от голых стен. Свита покорно последовала за ней.

— Не говори мне, что ты еще не приняла решения! — сердито проговорила идущая рядом Диндра.

Софи не отвечала. Она искала служебный выход, ей хотелось выйти на воздух, хотелось побыть одной. Видел ли отец эту статью?