logo Книжные новинки и не только

«Счастливый билет» Линн Грэхем читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Линн Грэхем Счастливый билет читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Линн Грэхем

Счастливый билет

Глава 1

— Никто не видел, как ты поднималась ко мне в номер? — поинтересовался Наварр Казьер. На итальянском он разговаривал так же легко, как на родном французском.

Тиа надула свои знаменитые полные губы:

— Я тихонько проскользнула через боковую дверь…

Наварр перестал хмуриться и улыбнулся, потому что, когда она вот так смущенно и робко смотрела на него большими голубыми глазами, он ничего не мог с собой поделать.

— Я за тебя волнуюсь. Папарацци повсюду тебя преследуют…

— Но не здесь… — заявила Тиа Кастелли и откинула голову назад так, что шелковые пряди медового оттенка рассыпались ей по плечам. На ее лице было написано глубочайшее сожаление. — Но у нас мало времени. Люк вернется к нам в отель в три, и мне надо быть там.

При этом упоминании ее печально известного своим переменчивым нравом мужа-рокера худое лицо Наварра с правильными и суровыми чертами лица застыло, а изумрудно-зеленые глаза потемнели.

Тиа с укором провела пальчиком с наманикюренным ногтем по его четко очерченным губам.

— Не будь таким, милый мой. Это моя жизнь, хочешь — бери меня такой, какая есть, не хочешь — не надо… И я не вынесу, если ты выберешь второе! — вдруг порывисто предупредила она, а ее голос дрогнул, выдавая комплексы, которые она скрывала от всего мира. — Мне жаль, мне так жаль, что между нами все может быть только так!

— Ничего, все нормально, — успокоительно сказал ей Наварр.

На самом деле ему ужасно не хотелось быть в ее жизни какой-то грязной тайной, но единственной альтернативой было порвать с ней отношения. А даже будучи человеком волевым и упрямым, сделать этого он никак не мог.

— И ты ведь приведешь с собой девушку на церемонию, да? — с беспокойством спросила Тиа. — Люк с огромным подозрением к тебе относится.

— Анжелика Симонэ, она сейчас самая популярная модель на парижских подиумах, — сухо ответил Наварр.

— И она ничего о нас не знает? — не отступала обеспокоенная киноактриса.

— Конечно нет.

— Извини, просто у меня так много поставлено на карту! — с болью в голосе выдохнула Тиа. — Я не вынесу, если потеряю Люка!

— Ты можешь мне доверять. — Наварр обнял ее, чтобы утешить.

В ее голубых глазах блестели слезы, которые она так легко проливала. Наварр постарался не думать о том, что Люк Конвери с ней делал и что он ей говорил, чтобы довести до такого состояния. Время и опыт научили его, что лучше не спрашивать о таких вещах. Он не вмешивался в ее замужество, а она не спрашивала про его любовниц.

— Мне так тяжело подолгу с тобой не видеться. Это неправильно, — пробормотала Тиа. — Но я уже столько всего наврала, что вряд ли когда-нибудь смогу сказать правду.

— Это не важно, — сказал Наварр с нежностью, которой сильно бы удивились многие из его женщин.

У Наварра Казьера, знаменитого французского промышленника и миллиардера, была репутация щедрого любовника, который никогда не привязывался ни к одной из вереницы женщин, прошедших через его постель. И все же, хоть он и не делал секрета из того, что предпочитает холостую жизнь, женщины постоянно признавались ему в любви и держались за него изо всех сил. Но Тиа была особенной, и с ней он играл по другим правилам. Наварр с ранних лет привык полагаться только на себя, он был жестким, независимым человеком, а еще непростительно эгоистичным, но в общении с Тиа он всегда сдерживал эти стороны своей натуры и пытался хотя бы учитывать ее потребности и желания.

После ухода Тиа Наварр по дороге в душ услышал, как у кровати зазвонил его мобильный. Особенный аромат духов Тиа все еще витал в воздухе, словно свидетельство ее недавнего присутствия. Он скоро снова с ней увидится, но они будут на людях, и им придется вести себя осторожно, потому что Люк Конвери слишком хорошо знал биографию своей красавицы-жены, богатую на замужества и тайные романы. Муж Тиа всегда внимательно следил за тем, чтобы его жена не начала отвлекаться на других мужчин.

Звонила Анжелика. Оказалось, что она не сможет приехать из Лондона. Ей только что предложили сняться в рекламной кампании известной косметической марки, и он не мог упрекнуть ее за желание использовать такой шанс. И все же Наварру казалось, что жизнь прямо-таки задалась сегодня целью вывести его из себя. Анжелика была очень нужна ему на эту неделю, и не только для того, чтобы защитить Тиа от злых языков, которые уже болтали о том, что у нее роман с Наварром. Еще ему нужно было заключить серьезную сделку с мужем бывшей любовницы, которая недавно попыталась возобновить их давнишний роман. Сопровождающая его женщина и якобы серьезные романтические отношения были жизненно необходимы как для спокойствия Тиа, так и для правильного с точки зрения деловой этики поведения в сложной рабочей ситуации. И что, черт подери, ему теперь делать? Ну какой еще женщине он может довериться настолько, чтобы точно знать, что она не будет за него цепляться, стараясь сделать так, чтобы помолвка стала настоящей?

* * *

«Это срочно — нам надо поговорить» — такое сообщение пришло на телефон Тоуни. Девушка сбежала по ступенькам, задаваясь вопросом, что еще там случилось с ее подругой Джули.

Джули работала на ресепшене в этом роскошном лондонском отеле, и хотя Тоуни с ней совсем недавно познакомилась, Джули уже стала ей верной подругой. Своей приветливостью Джули скрасила первые рабочие дни Тоуни, когда та еще чувствовала себя неуверенно. Она быстро поняла, что таких, как она, — то есть горничных, — даже другие служащие отеля считают людьми низшего сорта. Она благодарна была Джули за компанию, которую та ей составляла, когда перерывы в работе у них совпадали по времени. Да, их мимолетное знакомство и пустая, по сути, болтовня давно уже переросли в настоящую дружбу. Тоуни улыбнулась. Когда Тоуни пришлось в срочном порядке уехать из дома матери, Джули не только помогла ей подыскать жилье по карману, но еще и одолжила свою машину для перевозки вещей.

— У меня проблемы, — драматично провозгласила симпатичная кареглазая блондинка, когда Тоуни подсела к ней за стол в служебном помещении.

— Что за проблемы?

Джули наклонилась к ней и заговорщицки зашептала:

— Я переспала с одним из наших гостей.

— Но тебя же уволят, если узнают! — воскликнула Тоуни и тряхнула рыжими кудряшками. Она только что поменяла белье в нескольких номерах, так что неудивительно, что прическа у нее слегка растрепалась.

Джули закатила глаза — это напоминание явно ее не впечатлило.

— Никто не узнает.

Тоуни не хотелось, чтобы Джули подумала, что она ее осуждает.

— А с кем? — с любопытством спросила она, ведь подруга не говорила ей, что у нее есть мужчина, а это могло значить только, что роман этот был спонтанным или очень коротким.

— С Наварром Казьером.

— С Наварром Казьером? — в шоке переспросила Тоуни.

Она точно знала, о ком говорит Джули, потому что в обязанности ее подруги входило поддерживать кристальную чистоту в пентхаусах. Небывало богатый французский промышленник останавливался у них минимум два раза в месяц. И всегда оставлял ей огромные чаевые. При этом никаких неразумных требований к ней не предъявлял и беспорядок в номере не разводил. Что означало, что он на голову выше по уровню остальных богатых и ужасно избалованных обитателей самых эксклюзивных апартаментов в отеле. Во плоти она видела его только однажды, да и то издалека. Ведь в обязанности горничной входило быть невидимкой. Но после того как Джули несколько раз восторженно о нем отзывалась, Тоуни стало настолько любопытно, что она специально обратила на него внимание и тут же поняла, что так впечатлило ее подругу. Наварр Казьер был мужчиной высоким, темноволосым и, даже на ее придирчивый вкус, настоящим красавцем.

Тоуни еще как-то машинально отметила про себя, что говорил и вел он себя так, будто он Бог и правит всем миром. Он выплывал из лифта, а за ним тянулась благоговейная свита, сжимающая в руках телефоны и силящаяся уловить мириады указаний, которые он им бросал на двух языках. Сила его личности и поистине вулканическая энергия походили на сияние прожектора в темноте. Он затмевал всех вокруг и убийственно распекал тех съежившихся от ужаса несчастных, кто недостаточно быстро реагировал на его приказ. Насколько Тоуни успела понять, он был мужчиной очень жестким, мозг его функционировал с компьютерной скоростью, а его высочайшие ожидания почти всегда оправдывались.

— Ты же знаешь, что я давно уже положила глаз на Наварра. Он просто великолепен, — вздохнула Джули.

Наварр и Джули… любовники? Тоуни ощутила легкую брезгливость и тут же вернулась от воспоминаний к настоящему. Да у них же нет ничего общего, они совершенно друг другу не подходят. Но Джули была девушкой очень симпатичной, и Тоуни не могла не понимать, что для большинства мужчин этого вполне достаточно. Похоже, французский миллиардер иногда поддавался вполне банальным искушениям.

— Так в чем же тогда дело? — прервала она напряженную паузу, удержавшись и не спросив-таки, каков Наварр в постели. — Ты что, беременна?

— Ой, не говори ерунды! — сказала Джули так, словно само предположение было не очень удачной шуткой. — Но я все-таки совершила с ним одну большую глупость…

Тоуни нахмурилась:

— Какую глупость?

— Я так увлеклась, что позволила ему сделать кучу моих фотографий. Я была голая. Эти фотки у него в ноутбуке!

Тоуни пришла в ужас от такой новости. «Значит, французский бизнесмен любит снимать в спальне». Наварр Казьер тут же упал в глазах Тоуни ниже некуда.

— Ну зачем ты на это согласилась? — спросила она.

Джули прижала салфетку к носу, и Тоуни с изумлением увидела, как карие глаза подруги наполняются слезами. Она всегда считала Джули крепким орешком.

— Джули? — чуть мягче спросила она.

Подруга скорчила рожицу, ей явно было неловко, и она пыталась взять себя в руки.

— Ну как — зачем? — с подступающими к горлу слезами выдавила она. — Я не хотела показаться ханжой… хотела ему угодить. Надеялась, если мне удастся его зацепить и возбудить, он захочет еще раз со мной увидеться. Богатым парням быстро становится скучно. Нужно быть готовой к экспериментам, чтобы поддерживать их интерес. Но я с тех пор не получала от него никаких вестей, и мне тошно становится при мысли о том, что у него остались те мои фотографии.

Тоуни прекрасно понимала эти доводы. Когда-то ее мама вот так же жаждала произвести впечатление на богатого мужчину. Только в случае Сьюзен мужчина был ее начальником, а их последующая тайная связь с переменным успехом длилась не один год, пока наконец не разбилась о новость о беременности, от которой и появилась на свет Тоуни. Ну а попутно мать ее выяснила, что была далеко не единственной любовницей своего женатого начальника.

— Попроси его стереть фотографии, — скованно посоветовала Тоуни, которой эта тема была неприятна, при этом она, естественно, сочувствовала подруге. Она знала, как больно было матери, когда она в конце концов узнала, что ее давний любовник считал ее недостойной отношений более постоянных или более публичных. И все же Тоуни чувствовала, что после одной-единственной ночи близости Джули оправится намного легче, чем ее мать тогда.

— Я попросила его их стереть вчера сразу после его приезда. Он отказался.

Столь откровенное заявление поставило Тоуни в тупик.

— Ну… э-э…

— Но мне надо заполучить его ноутбук всего на пять минут, и я сама могу это сделать, — тихо и настойчиво сказала Джули.

Тоуни такое заявление не удивило. Она слышала, что Джули хорошо разбирается в компьютерах.

— Вряд ли он подпустит тебя к своему ноутбуку, — с сарказмом заметила она. — Ты что, собираешься пытаться выкрасть его у Наварра?

— Я хочу просто его взять на пять минут, но у меня нет доступа к нему в номер, а у тебя есть, и я надеялась, ты мне поможешь.

Тоуни резко откинулась на спинку стула, в изумлении распахнув светло-голубые глаза:

— Ты, должно быть, шутишь…

— Никакого риска. Я скажу тебе, когда он выйдет, ты зайдешь, а я прибегу наверх и подожду рядом в подсобке, пока ты мне вынесешь ноутбук. Мне нужно будет всего пять минут, чтобы стереть эти фотки. Ты поставишь ноутбук обратно к нему в номер, и он никогда ничего не узнает! — с чувством воскликнула Джули. — Пожалуйста, Тоуни… Это так много для меня значит. Неужели ты никогда в жизни не делала ничего такого, о чем потом жалела?

— Я хотела бы тебе помочь, но я не могу совершать ничего незаконного, — запротестовала Тоуни — Ноутбук — его частная собственность, и, если мы на него посягнем, это будет уголовным преступлением…

— Да он никогда не узнает, что к нему кто-то прикасался! Ему даже мысль такая в голову не придет, — яростно заспорила Джули. — Пожалуйста, Тоуни. Ты единственный человек, который может мне помочь.

— Не могу… Я не могу так, — неловко пробормотала Тоуни. — Извини.

— У нас мало времени, он уезжает послезавтра. Поговорим в обед, перед тем как у тебя закончится смена.

— Я не передумаю, — предупредила Тоуни.

— План просто беспроигрышный. — Понизив голос, Джули хрипло добавила: — И если это может как-то повлиять на ситуацию, я с удовольствием тебе заплачу за то, что ты так ради меня рискнешь…

— Заплатишь мне? — Тоуни такое предложение неприятно удивило.

— А что я еще могу сделать? В этой ситуации ты моя единственная надежда. Если небольшая сумма поможет тебе не так сильно переживать из-за того, что ты это сделаешь, конечно, я ее тебе предложу. Я знаю, как отчаянно ты хочешь помочь бабушке.

— Слушай, деньги никакого отношения не имеют к тому, как я себя чувствую, — крайне смущенно сказала Тоуни. — Если бы я могла тебе помочь, тебе бы это не стоило ни пенни.

Тоуни вернулась к работе в смятении. Наварр Казьер, хоть он и был человеком красивым, богатым и высокопоставленным, воспользовался Джули и обманул ее доверие. Очередной обеспеченный мужчина, назвать которого приличным словом язык не поворачивался, вот так запросто пытался растоптать жизнь обычной женщины. Но, к сожалению, богатые живут по другим правилам. Разве не научил ее этому собственный отец? Он бросил ее мать, когда та отказалась делать аборт, и платил ей положенные по закону гроши, пока она растила его нежеланного ребенка. В детстве у Тоуни не было роскоши, и любви тоже было немного: ее мать горько сожалела о своем решении оставить ребенка, а отец даже притвориться не пытался, что ему хоть сколько-нибудь интересна его внебрачная дочь. Справедливости ради надо сказать, что ее мать заплатила высокую цену за право иметь ребенка. Ее не только бросил любовник, она еще и лишилась возможности делать карьеру.

Тоуни отогнала от себя неприятные мысли. Она переживала за подругу. Ей было неприятно отказывать той в помощи. Джули была к ней очень добра и никогда ничего взамен не просила. Но какого черта Джули ей предложила деньги за то, чтобы добраться до этого ноутбука? Тоуни сильно смутилась, осознав, как хорошо Джули осведомлена о ее стесненных обстоятельствах, и пожалела о том, что была с ней столь откровенна на этот счет.

На самом деле Тоуни работала в отеле лишь для того, чтобы заработать на оплату крохотной квартирки бабушки в частном доме престарелых. Селестина, совершенно раздавленная смертью мужа и потерей семейного гнезда, вопреки всем ожиданиям умудрилась завести друзей и счастливо жить. И Тоуни что угодно готова была сделать, чтобы бабушка смогла там оставаться. К сожалению, всевозрастающие затраты очень быстро лишили старушку возможности самой платить по счетам. Тоуни взяла на себя заботу о финансах Селестины и предпочитала пополнять ее счета, ничего ей об этом не говоря. Именно поэтому она сейчас и работала горничной. До того как у ее бабушки начались проблемы с деньгами, она зарабатывала на жизнь тем, что иллюстрировала детские книги и разрабатывала дизайн поздравительных открыток. К сожалению, в разгар финансового кризиса в этой области работы было недостаточно, чтобы помогать деньгами Селестине и покрывать расходы самой Тоуни. Теперь своими художественными проектами Тоуни занималась по вечерам и в выходные.

Но несмотря на все на это, разве не оскорбительно, что твоя подруга предлагает заплатить тебе за помощь? С другой стороны, может, это неуместное предложение — просто доказательство того, как отчаянно Джули нуждается в ее помощи?

И так ли уж плохо будет, если она попытается помочь Джули стереть эти мерзкие фотографии? Хоть Тоуни и представить себе не могла, как можно довериться мужчине настолько, чтобы разрешить ему фотографировать себя нагишом, она понимала, почему Джули не хочется быть частью порнографической галереи изображений чьих-то трофеев. Перспектива жить с этим была унизительной и до крайности обидной. Интересно, а Казьер другим мужчинам эти фотографии показывает? Тоуни поморщилась от отвращения. Она считала его привлекательным, а он оказался таким извращенцем.

— Ладно, я попробую заполучить для тебя этот ноутбук, — сказала она Джули.

Ее подруга просияла:

— Ты не пожалеешь!

Тоуни это заверение не убедило, но она не показала, как сильно боится последствий такого поступка. Ей казалось, что в этой ситуации ей следует проявить мужество. Она носила яркую винтажную одежду, на все имела собственное мнение, и самой большой ее мечтой было когда-нибудь вести собственную колонку комиксов в журнале или газете. Проще говоря, ей нравилось считать себя индивидуальностью. Но иногда в глубине души Тоуни подозревала, что на самом деле она скорее сторонница традиций, хоть и не хочет этого признавать. Она мечтала о семье, которая бы ее поддерживала, и никогда не нарушала закон, даже в мелочах.

— Сделаем это сегодня после обеда. Как только он уйдет из номера без ноутбука и все вообще оттуда уйдут, я позвоню, и ты поднимешься и его заберешь. Просто оставь его в подсобке. Я прибегу через две минуты, — протараторила Джули.

— Ты уверена, что хочешь это сделать? — обеспокоенно спросила Тоуни. — Может, тебе с ним еще раз поговорить? Если нас поймают…

— Не поймают! — уверенно оборвала ее Джули. — Хватит уже суетиться. Просто возвращайся к работе и веди себя так, как будто ничего не случилось, — посоветовала Джули и виновато взглянула на Тоуни. — Я тебе позвоню.

Тоуни снова принялась менять постельное белье, пылесосить и драить ванные комнаты. Она заняла себя работой по полной и не давала себе думать о предстоящем звонке Джули. Поэтому она подпрыгнула от неожиданности, когда услышала тихое пиканье открывающихся дверей лифта в коридоре. Сигнал, о котором они условились с Джули, означающий, что в номере никого нет, последовал буквально через пару секунд. С бешено колотящимся сердцем Тоуни поспешила со своей тележкой по коридору к просторному номеру Наварра Казьера. Вооружившись стопкой постельного белья в качества предлога для вторжения, она открыла дверь своим ключом. Потом положила свежие простыни на подлокотник дивана, лихорадочно обвела взглядом гостиную и сосредоточилась на ноутбуке, лежащем на столе у окна. Хоть на то, чтобы пересечь комнату, отключить компьютер и засунуть его под мышку, ей понадобилась всего минута, ее бросило в пот, а в животе у нее все перевернулось. Тоуни резко развернулась и чуть ли не бегом кинулась к выходу, желая только отдать ноутбук Джули и отказываясь даже думать о том, что ей еще придется снова пробраться в номер, чтобы положить ноутбук на место.