Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Лиз Карлайл

Никогда не лги леди

Пролог. Встреча в Кресент-Мьюз

Зима 1828 года

Тяжелые бархатные портьеры в библиотеке были плотно задернуты и не пропускали свет уличных газовых фонарей. Устилавший пол пушистый турецкий ковер заглушал шаги. Глубокие ниши комнаты поглощали все звуки. Помещение освещал лишь горевший в камине огонь.

Лорд Нэш был осторожным человеком. Он хорошо подготовился к этой встрече. Стоя спиной к огню, он неотрывно смотрел на едва различимую в густой тени дверь.

И вот наконец она бесшумно открылась, и на пороге появилась графиня де Монтиньяк. Она направилась к лорду Нэшу и, приблизившись, протянула к нему свои изящные руки — словно он был ее самым близким другом. На графине был красный шелковый пеньюар, больше подходивший для будуара. Ее густые золотистые волосы были распущены.

— Добрый вечер, милорд, — промурлыкала она. — Как долго я ждала этого момента.

Нэш не стал брать ее за руки, и графиня вынуждена была опустить их.

— Я попросил вас о встрече не для пустых разговоров, — заявил он. — Покажите мне то, за чем я пришел сюда.

Лукавая улыбка графини стала шире.

— Обожаю мужчин, которые сразу переходят к делу, — снова замурлыкала она и ловким движением рук сбросила с себя шелковый пеньюар — он с тихим шелестом упал к ее ногам.

Почувствовав возбуждение, Нэш усилием воли взял себя в руки. Графиня была прекрасно сложена. Прозрачная сорочка, в которой она теперь стояла перед ним, не скрывала соблазнительных изгибов ее нежного тела. Сквозь тонкую ткань была хорошо видна грудь молочной белизны и розовые отвердевшие соски. Графиня прикоснулась к одному из них, не сводя глаз с Нэша.

— Многие мужчины готовы хорошо заплатить за это, — проговорила она хрипловатым голосом. — Но для вас, Нэш… О боже!.. Любая женщина мечтает оказаться в ваших объятиях!

Нэш положил руку на левую грудь графини и довольно сильно сжал ее. На лице графини отразились смешанные чувства — страх и сладострастие.

— Принесите бумаги, — процедил он сквозь зубы. — Перестаньте играть со мной.

Не говоря больше ни слова, графиня прошла в глубину комнаты и на несколько мгновений скрылась в густой тени. Нэш слышал, как она выдвинула ящик стола, а потом резко задвинула его. Вскоре раздались ее шаги, и графиня снова появилась перед Нэшем. В руках у нее была толстая пачка бумаг. Нэш тут же взял их и начал быстро листать.

— Сколько? — коротко спросил он.

— Десять тысяч.

Нэш колебался.

Графиня подошла так близко, что он чувствовал исходивший от ее волос запах жасмина.

— Эта сделка нелегко далась мне, милорд, — сказала она. — Мне понадобилась вся моя женская хитрость и обаяние, чтобы заполучить то, что вам было нужно.

— Вас от этого не убудет, — заявил маркиз.

Его слова ничуть не смутили графиню.

— Надеюсь, милорд, мне не надо напоминать вам о политической важности этих документов, — сказала она, поглаживая его по руке. — Заплатите десять тысяч, а кроме них, вы получите возможность насладиться моим телом. По рукам?

Нэш заставил себя отвести глаза от пышной груди графини.

— Вряд ли вашему мужу, мадам, понравится то, что ему наставляют рога в собственном доме.

Графиня с обольстительной улыбкой прильнула к нему.

— Пирр разумный человек, он хорошо понимает мои потребности. А их у меня много. Я докажу вам это, если вы сейчас подниметесь со мной в мою спальню.

— Я не могу пойти с вами.

Графиня опустила руку и провела ладонью по его паху. К своему неудовольствию, Нэш почувствовал, что возбуждается.

— Вы уверены в этом, мой дорогой? — прошептала коварная соблазнительница. — Ваши убеждения так… тверды… Я хорошо чувствую эту твердость. Судя по всему, слухи, которые ходят о вас, правдивы.

Нэш отбросил бумаги в сторону.

— Вы ведете опасную игру, мадам.

— Такая у меня жизнь, милорд.

Снова улыбнувшись, она убрала руку и отступила на шаг.

Какое-то время Нэш молча наблюдал за ней. Он смотрел на графиню так настороженно, как смотрят на змею, скользящую в траве.

— Бог мой, не будьте таким ханжой, Нэш! — воскликнула она. — Мы с вами — одного поля ягоды. Нам обоим претит английский образ жизни со множеством ограничений и условностей. Мы никогда не будем подчиняться правилам приличий, принятым в обществе. Так почему бы нам сейчас не преподать друг другу несколько уроков нежной страсти?

Нэш наклонился и поднял с пола красный шелковый пеньюар:

— Наденьте его, графиня. Боюсь, что такую опытную женщину, как вы, мне нечему учить.

Графиня пожала плечами:

— Возможно, милорд.

Она надела пеньюар и после этого уже не пыталась соблазнить Нэша, хотя время от времени бросала на него выразительные взгляды. Нэш с чувством огромного облегчения покинул дом, расположенный в Белгрейвии — фешенебельном районе Лондона. На улице стоял промозглый январский холод. С Темзы поднимался туман. Подняв воротник, Нэш зашагал по безлюдной в этот поздний час Аппер-Белгрейв-стрит. Колокол стоявшей неподалеку недавно построенной церкви Святого Петра ударил два раза. Его звон странно звучал во мгле, под моросящим дождем.

Никто не видел, как Нэш свернул в переулок и оказался в Кресент-Мьюз, старом квартале, затерявшемся среди роскошных домов Белгрейвии. Здесь когда-то располагался конный двор, а теперь перестроенные конюшни заняли люди. Этот квартал было трудно найти, что вполне устраивало Нэша.

Увидев вдалеке невысокое строение — перед входом на медном кронштейне висел фонарь, отбрасывавший слабый свет на ступеньки крыльца, — Нэш ускорил шаг. Когда он приблизился к дому, из кустов вышел гвардеец в красивой униформе, подтягивавший на ходу штаны.

Они вежливо раскланялись, и гвардеец исчез в темноте. Из-за двери слышался громкий смех. Отступив в тень под деревом, Нэш стал терпеливо ждать.

Время от времени из заведения выходили мужчины — военные и джентльмены. Спустившись с крыльца, они исчезали в темной узкой улочке, ведущей от бывших конюшен в фешенебельный квартал. Наконец из дома вышел еще один человек, он направился прямиком к дереву, под которым стоял Нэш. Уверенная походка мужчины свидетельствовала о том, что он был совершенно трезв.

— Добрый вечер, сэр.

— Добрый вечер, — откликнулся Нэш. — Похоже, сегодня вечером здесь собрались все расквартированные в городе гвардейцы. Собрались, предварительно напившись.

Подошедший к маркизу невысокий мужчина сдержанно улыбнулся.

— Вы правы, милорд, — сказал он. — Суонн говорил, что вам понадобились мои услуги…

Нэш достал кошелек и кивнул в сторону Уилтон-Кресент:

— Вы знаете женщину, которая живет в третьем доме по этой стороне Честер-стрит?

— Кто ж ее не знает? Это графиня Монтиньяк.

— Правильно. А вы уверены, что это ее настоящее имя?

Собеседник Нэша усмехнулся:

— Нет, не уверен. Но у нее высокопоставленные друзья, а ее муж — атташе при французском посольстве. Какого рода поручение вы желаете мне дать, милорд?

— Три ваших человека должны будут следить за домом графини день и ночь, — сказал Нэш. — Я должен знать имена всех, кто бывает там. Всех — от трубочистов до гостей, приглашенных на званый ужин. А если она выезжает, то мне должно быть известно, где она бывает и с кем встречается. Докладывайте обо всем Суонну раз в неделю. Мы с вами больше не встретимся.

Сыщик поклонился:

— Все будет сделано. — Немного поколебавшись, он спросил: — Могу я говорить с вами откровенно, милорд?

Нэш приподнял темную бровь.

— Вне всяких сомнений.

— Будьте осторожны, сэр. Дипломатический корпус похож на гнездо гадюк, и в центре его извивается графиня Монтиньяк. Эта женщина готова продать собственную мать, если ей предложат хорошие деньги.

На лице маркиза появилась горькая усмешка.

— Я прекрасно знаю это. Тем не менее спасибо за предостережение.