logo Книжные новинки и не только

«Королева искр» Лора Себастьян читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Лора Себастьян Королева искр читать онлайн - страница 1

Лора Себастьян

Королева искр

ПОСВЯЩАЕТСЯ ВСЕМ ДЕВУШКАМ,

которые никогда не чувствовали в себе достаточно сил, чтобы стать героинями своих собственных историй.

Но именно таковыми вы и являетесь.

ПРОЛОГ

За те шесть лет, что я прожила при дворе матери, Королевы пламени, ее трон всегда повергал меня в пучину ужаса — так многие дети боятся монстров, притаившихся внизу под кроватью. Он походил на чудовище: высоченный, из цельного черного камня, с острыми углами, украшенный резьбой, напоминающей темные языки пламени. Мне казалось тогда, что стоит только его коснуться — сразу обожжешься…

Каждый день я видела свою мать, восседающую на этом троне. Я была почти убеждена, что его обсидиановые «щупальца», впивающиеся в человеческую кожу, удерживают маму в своих объятиях против ее воли. Мне доводилось наблюдать, как пребывание на троне превращало ее в другого человека, совершенно мне незнакомого. Женщина, которая была центром моей собственной вселенной — моя ласковая мама, целующая меня в лоб и качающая на своих коленях, мама, которая напевала мне колыбельные каждую ночь, чтобы я уснула, — исчезала. На троне ее телом завладевала незнакомка — голос гремел, спина была натянутой, как струна. Она говорила сурово и властно, без малейшего намека на мягкость в голосе. Когда трон наконец, высвобождал ее из своих объятий, из нее были выжаты все соки.

Теперь, став старше, я понимаю, что трон не был беспощаден в том смысле, который я ему придавала. Было ясно, что он не оказывал на мать физического воздействия. Восседая на троне, она все еще оставалась собой. Но вместе с тем я была вынуждена признать, что отчасти оказывалась права — мать никогда полностью не была той личностью у власти, какой являлась вдали от нее.

Обычно моя мама принадлежала мне одной: когда же она занимала свое место на троне, то принадлежала каждому.

РАСПЛАТА

Солнце слепит глаза, когда я выхожу из пещеры на обессиленных ногах. Нестерпимо ноет рука. Я хочу поднять ее, чтобы закрыться от ярких лучей, но прилагаемое даже для такого незначительного действия усилие заставляет мир вокруг меня кружиться. Мои колени подгибаются, и земля — жесткая, с острыми камнями — летит мне навстречу. Падение болезненное, но ох, как же приятно лежать, ощущать воздух в легких, видеть свет, даже если всего этого слишком много сразу.

Мое горло так пересохло, что больно даже дышать. Запекшаяся кровь везде — на пальцах, на руках, в волосах. Я понимаю, что кровь эта принадлежит мне, но не могу сказать точно, откуда она взялась. Мои воспоминания подобны чистому листу — я помню, как вошла в пещеру, помню голоса друзей, умоляющих меня вернуться. А затем… пустота.

«Тео!» — откуда-то издалека зовет знакомый голос. Тысяча пар ног сотрясает землю, каждый шаг приводит к удару моей головы о каменную твердь. Я пытаюсь спрятаться от громкого звука, крепче сворачиваясь в клубок.

За ухом начинает пульсировать, стоит мне коснуться кожи на запястьях. Руки такие холодные, что у меня по телу бегут мурашки.

— Она… — произносит голос. Блейз. Я пытаюсь выговорить его имя, но мне это не удается.

— Жива, но пульс слабый. И она вся горит, — отвечает другой голос. Цапля. — Нужно доставить ее внутрь.

Меня поднимают и несут чьи-то руки — Цапли, я полагаю. Я силюсь вымолвить хоть слово, но, как оказывается, не способна даже на звук.

— Арт, твоя накидка, — говорит Цапля, его грудная клетка вибрирует, касаясь моей щеки, при каждом слове. — Покрой ей голову. Ее глаза сверхчувствительны.

— Да, помню, — отвечает девушка. Шуршит ткань, и ее мантия опускается мне на лицо, снова погружая мой мир во тьму.

Теперь я разрешаю себе погрузиться в нее. Со мной мои друзья, а значит — я в безопасности.


Когда я открываю глаза снова, то оказываюсь лежащей на кушетке в палатке. Яркое солнце просачивается сквозь толстую белую хлопковую ткань, поэтому свет щадящий. Пульсация в голове еще не прошла, но сейчас она тупая и отдаленная. В горле больше не сухо и не саднит, и, когда я заставляю себя сосредоточиться, в памяти всплывают смутные воспоминания, как Артемизия вливает воду в мой открытый рот. Подушка у меня под головой все еще влажная в том месте, куда попали капли воды.

Сейчас я одна.

Я заставляю себя приподняться и сесть, даже несмотря на то, что это усиливает боль, проходящую через каждый мой нерв. Рано или поздно кейловаксианцы вернутся, и кто знает, как долго Кресс продержит Сёрена живым? Слишком много нужно сделать, а времени почти нет.

Поставив босые ноги на земляной пол, я принуждаю себя встать. Пока я приподнимаюсь, матерчатый край палатки отодвигается в сторону, и внутрь, наклоняясь, чтобы протиснуться в небольшое отверстие, входит Цапля. Он колеблется, видя меня проснувшейся и на ногах. Цапля несколько раз моргает, словно удостоверяясь, что я не плод его воображения.

— Тео, — медленно произносит он, проверяя, как звучит мое имя.

— Как давно это было? — тихо спрашиваю я его. — Когда я вошла в шахту?

Несколько мгновений Цапля разглядывает меня.

— Две недели назад, — отвечает он.

Его слова словно сбивают меня с ног, и я снова сажусь на кушетку.

— Две недели, — эхом повторяю я, — которые прошли как часы, максимум — дни…

Мои слова не удивляют Цаплю. Да и с чего бы? Ведь он проходил через подобное.

— Ты помнишь, как спала? — спрашивает он меня. — Ела, пила? В какой-то момент ты должна была вспомнить об этом, в противном случае твое состояние было бы куда хуже.

Я мотаю головой, стараясь по крупицам собрать то, что действительно помню, но мало что укрепилось в памяти настолько, чтобы за это можно было ухватиться. Обрывки деталей, образы, которых может и не существовать, огонь, наполняющий мои вены. Ничего больше.

— Вам следовало оставить меня, — говорю я ему. — Две недели… Сейчас армия Кресс может вернуться в любой день, и Сёрен…

— Жив, согласно донесениям, — прерывает Цапля. — И кейловаксианцы не получали приказов возвращаться сюда.

Я пристально смотрю на него.

— Откуда ты можешь знать наверняка? — удивляюсь я.

Он пожимает плечами.

— Шпионы, — говорит он, словно подобный ответ очевиден.

— У нас нет шпионов, — медленно произношу я.

— Их не было. Но нам сообщили, что новый Тейн находится на своей родине, в двух днях езды отсюда. Мы смогли переманить на свою сторону нескольких его рабов, прежде чем те вернулись в столицу. Мы только что получили наше первое послание. Тейн еще не приказывал отрядам возвращаться. Кроме того, подавляющее большинство армии отступило. Здесь только Блейз, Артемизия, Бич Драконов, я плюс группа тех, кто еще восстанавливается после битвы. Но даже они отправятся в безопасное место с Бичом Драконов через день или два.

Я слушаю его вполуха, все еще пытаясь осмыслить идею со шпионами. И могу думать лишь об Элпис, о том, что произошло последний раз, когда я сделала из кого-то лазутчика.

— Я не одобряла привлечение шпионов, — говорю я ему.

— Ты вошла в рудник за день до того, как появился план, — невозмутимо отвечает Цапля. — Тебя не было рядом, чтобы одобрить хоть какое-то решение, а ждать твоего возвращения было некогда. Ты и вовсе могла не вернуться…

Возражение застревает у меня в горле, и я сглатываю его.

— Если они погибнут…

— Это окажется необходимым риском, — заканчивает Цапля. — Они это знали, когда вызывались добровольцами. К тому же, судя по тому, что мы слышали, кайзерина не настолько подозрительна, как кайзер. Она полагает, что ты мертва, думает, что ты не представляешь угрозы — у нее есть Сёрен. Она считает, что победила, и поэтому становится беспечной.

«Кайзерина». Наступит ли когда-нибудь тот день, когда, услышав этот титул, я первым делом подумаю о Кресс, а не о кайзерине Анке?

— Ты сказал, что армия отступила, — говорю я. — Куда?

Цапля тяжело выдыхает.

— Ты пропустила многое, пока отсутствовала, — я почти тебе завидую. Предводитель вектурианцев вместе со своими отрядами отправил помогать нам свою дочь, Майли. Поскольку Сёрена нет, она и Эрик — единственные, кто может похвастаться серьезным боевым опытом. Но они ни в чем друг с другом не соглашаются. Эрик хочет выступить прямиком на столицу, чтобы захватить город и спасти Сёрена.

— Глупо, — замечаю я, качая головой. — Это как раз то, чего они ожидают. А даже если не так, у нас нет достаточного количества людей для подобного рода вторжения.

— Именно так и ответила Майли, — говорит Цапля, также качая головой. — Она сказала, нам стоит продолжить путь к Земляному руднику.

— Но, чтобы пройти туда, нам понадобятся укрытия в виде лесов и гор, — рассуждаю я. — В противном случае мы будем обнаружены, и тогда армия Кресс будет поджидать нас у Земляного рудника.

— Что слово в слово и сказал Эрик, — продолжает Цапля. — Видишь, теперь ты в курсе всего.

— Так кто победил? — спрашиваю я.

— Никто, — отвечает он. — Было решено отправить отряды в города вдоль реки Саврии. Они все немноголюдны, но мы сможем сдерживать кейловаксианцев, освобождать их рабов, наращивать нашу численность и к тому же собирать оружие и еду. А что наиболее важно, наши войска не будут просто ожидать здесь, становясь легкой добычей.