Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Луиза Тосканская

История моей жизни. Наследная принцесса Саксонии о скандале в королевской семье





Предисловие

Многочисленные слухи и домыслы, связанные с моей жизнью и моими поступками, циркулировали в обществе почти десять лет. Меня часто призывали публично их опровергнуть.

До настоящего времени я хранила молчание, потому что считала ниже своего достоинства отвечать очернителям. Однако мне напомнили о том, что мои сыновья вступают в такой возраст, когда им могут передать распространяемые обо мне ложные слухи. Материнский долг призывает меня предать огласке истинные причины, приведшие к тому, что я покинула Дрезден и в конце концов была изгнана из Саксонии.

Вот главный мотив публикации моих воспоминаний о прошлом. Я также хочу, чтобы будущие историки Саксонской и Габсбургской династий не допускали ошибок из-за отсутствия возражений с моей стороны.

Кроме того, мне хотелось бы безоговорочно опровергнуть распространенное предположение, будто автором «Признаний принцессы» являюсь я. Я не писала названную книгу и не снабжала, ни прямо, ни косвенно, ее автора какими-либо сведениями. Более того, я не в состоянии понять, как женщина способна написать столь отвратительный отчет о своих амурных похождениях.

В заключение приношу благодарность моему дорогому другу Мод Мэри Честер Фоукс за то, что она любезно помогла подготовить книгу к печати.


Луиза Тосканская

Глава 1

Мое рождение и моя родословная. Великие герцоги Тосканские. Как принцесса стала свекровью родной сестры. Детство моего отца. Дворец Питти. Мрачное великолепие. Любовь смеется над замками. Первый брак моего отца; смерть его жены. Семья великого герцога покидает Флоренцию: «Один тоскующий долгий взгляд назад». Второй брак моего отца. Моя мать и ее семья


Я родилась в имперском замке Зальцбурга 2 сентября 1870 года. Моим отцом был Фердинанд IV, великий герцог Тосканский, а матерью — принцесса Алиса Пармская.

Генеалогические подробности часто наводят скуку, поэтому я не намерена отводить много места истории своей семьи. Предки моего отца правили в Тоскане с 1737 года, после смерти Джана Гастоне, последнего великого герцога из династии Медичи. Тогда правителями стали Франциск, герцог Лотарингии [Франц I Стефан (1708–1765); герцог Лотарингии с 1729 г. (под именем Франциск III), герцог Бара (под именем Франсуа III Этьен). Тосканой правил под именем Франческо II. C 1745 г. — император Священной Римской империи германской нации. Основатель лотарингской ветви немецких Габсбургов. (Здесь и далее примеч. пер.)], и его жена, эрцгерцогиня Мария-Терезия. После смерти Карла VI, когда они стали императором и императрицей Австрии, титул великого герцога Тосканского перешел к их второму сыну Пьетро-Леопольдо. Ему наследовал его сын Фердинанд III, который женился на принцессе Неаполитанской Луизе-Марии-Амалии. Фердинанд, первый правитель, установивший дипломатические отношения с Французской республикой, умер в 1824 году. Его сын, впоследствии Леопольд II, — мой дед по отцовской линии.

Так как в юности Леопольд не отличался крепким здоровьем, родственники настоятельно убеждали его рано жениться и таким образом обеспечить порядок престолонаследия. В жены ему подобрали принцессу Марию-Анну-Каролину Саксонскую. Переговоры между двумя правящими домами окончились браком по доверенности, который заключили в Дрездене в 1817 году.

Принцессу, девушку весьма эмоциональную, так пугала мысль о встрече с неизвестным женихом, что она соглашалась покинуть Дрезден только вместе с сестрой, которой была весьма предана; отговорить ее не удалось ни лестью, ни угрозами.

Две принцессы прибыли во Флоренцию, где случилось непредвиденное. Старый великий герцог Фердинанд III, шестидесятидевятилетний вдовец, полюбил сестру своей новоиспеченной невестки и вскоре женился на ней. Так принцесса стала свекровью своей родной сестры.

В первом браке моего деда родились две дочери; одна из них умерла в шестнадцать лет, а вторая, принцесса Августина, стала женой нынешнего принца-регента Баварии, который недавно отметил свое девяностолетие. В 1833 году мой дед женился вторично. Его второй женой стала Мария-Антуанетта, дочь Фердинанда III, короля Неаполитанского, и его жены Каролины, сестры злосчастной королевы Франции Марии-Антуанетты.

Королева Каролина обладала яркой индивидуальностью; судя по всему, она отличалась редкой доблестью и железным характером. По собственному желанию она сопровождала мужа в военных походах и скакала рядом с ним верхом, равнодушная к неудобствам и физической усталости. Каролина родила шестнадцать детей и всех выкормила сама. Младший ребенок, порученный заботам няни, участвовал в военных кампаниях вместе с родителями. Между боями королева спешивалась и, сидя у дороги, кормила младенца грудью. Ни сами войны, ни слухи о предстоящих сражениях ее не беспокоили. Можно сказать, что ее последний ребенок родился в седле.

В лице этой необычной женщины, бабушки Марии-Луизы [Мария-Луиза Австрийская (1791–1847), вторая супруга Наполеона I, императрица Франции (1810–1814).], Наполеон обрел неожиданную защитницу. Каролина всегда считала Наполеона своим личным врагом, но после его падения прониклась к нему сочувствием и пылко возражала против попыток венского двора разлучить его с женой. Она заявила: «Il fallait que Marie-Louise attachât les draps de son lit à sa fenêtre et s’échappât sous un déguisement» [Марии-Луизе придется привязать к окну простыни и бежать (фр.).].

Моя бабушка произвела на свет десятерых детей, самым старшим из которых был мой отец. Ее я помню смутно, но можно утверждать, что она ни в чем не превзошла свою мать, доблестную Каролину. Бабушка, несгибаемая рабыня этикета и ревностная католичка, во всем подчинялась священникам. Впрочем, она была умна. Мы всегда очень ее боялись. К тому же она отличалась скупостью; помню, что за ужинами у бабушки мы почти всегда оставались голодными. Она умерла в окрестностях Зальцбурга в 1898 году в одиночестве, почти забытая всеми. Наследственность, столь яркая в нашей семье, подарила ее детям индивидуальность, в которой ей самой было отказано.

Детство моего отца прошло во Флоренции, во дворце Питти, который Джордж Элиот назвал «чудесным союзом циклопической массивности и величавой правильности». Если верить легенде, Лука Питти, противник Медичи, приказал построить дворец, который превзошел бы дворец Строцци. Говорят, как-то на банкете он похвастал, будто построит такой дворец, что палаццо Строцци уместится у него во внутреннем дворе. Строительство завершили лишь в середине XVI века, когда здание перешло во владение Элеоноры Толедской, жены герцога Козимо I. Дворец служил домом Медичи до тех пор, пока великими герцогами Тосканскими не стали мои предки.

Дворец Питти настолько хорошо известен, что не нуждается в подробном описании. Меня всегда поражала его холодная внушительность. Правда, не думаю, что его обитателям жилось в нем уютно. Салоны великолепны, шедевры искусства чудесны. Вместе с тем там царит безрадостная атмосфера. Единственные помещения, в которых мне приятно было бывать, — крошечный будуар и ванная Марии-Луизы, украшенные и обставленные шедеврами в стиле ампир.

Двор моего деда был таким же мрачным, как и сам дворец Питти. Своих детей великий герцог растил в строгости. Каждый день в пять часов они приходили к родителям, чтобы пожелать им доброго утра. Процедура проводилась с соблюдением всех церемоний. Детей вели в приемную, примыкающую к спальне родителей; по одну сторону, рядом с гувернантками и наставниками, стояли маленькие принцы, по другую — принцессы. Любые разговоры запрещались. Когда на часах било пять, камергер распахивал большие двери, дети торжественно входили в спальню и целовали родителям руки. Затем подавали кофе, а дети испрашивали разрешения удалиться и приступали к занятиям. В десять часов обедали; за столом встречалась вся семья. Самой яркой фигурой можно назвать мою двоюродную бабушку, принцессу Луизу. Она была карлицей и отличалась особой извращенной злобностью, которая столь часто сопровождает телесные уродства. Руки у нее были длинными, как у обезьяны; всякий раз, испытывая недовольство, она размахивала ими, как лопастями ветряной мельницы, и сбивала все, что ставили рядом с ней фрейлины. Она обладала мерзким характером и ненавидела всех молодых и красивых. В результате ее терпеть не могли даже ближайшие родственники.

После обеда дети играли в садах Боболи; тогда за парком ухаживали лучше, чем в наши дни. Никогда не забуду, какое разочарование испытала одна моя английская подруга, когда я впервые привела ее в этот парк. В силу своей романтической натуры она ожидала увидеть нечто очень красивое, поэтому подстриженные живые изгороди и жухлая трава привели ее в ужас.

В восемь часов начинался diner de ceremonie [Торжественный ужин (фр.).], которого дети ждали с нетерпением, потому что с десяти утра не получали никакой еды. Отец часто вспоминал, какими они к вечеру были голодными.

Папа был красивым молодым человеком с черными вьющимися волосами, карими глазами и добродушным лицом. Среднего роста, стройный, хорошо сложенный, полный энергии, он обладал самым замечательным на свете характером. Он был очень умен и отличался не только хорошими манерами, но и обширными познаниями в более серьезных науках, которых требовал его будущий пост.

Как и многих Габсбургов, папу всегда влекло к красивым женщинам, и он легко влюблялся и охладевал. В восемнадцать лет у него случилась affaire de coeur [Любовная связь, роман (фр.).] с одной petite bourgeoise [Маленькая буржуаза (фр.).], жившей неподалеку от палаццо Питти. Когда о романе стало известно, папу на две недели заперли в его комнатах и запретили видеться со своей возлюбленной и переписываться с ней. Но изобретательный юноша придумал способ общаться с девушкой. Он раздобыл большой лист картона, из которого вырезал буквы алфавита, и вырезанные куски покрыл прозрачной бумагой. Ночью он ставил лист картона у открытого окна, подносил зажженную свечу к отдельным буквам, пока не получалось слово, и таким изобретательным способом сообщался с девушкой, которая стояла на улице напротив дворца.