logo Книжные новинки и не только

«Другой Ледяной Король, или Игры не по правилам» Майя Ахмедова читать онлайн - страница 1

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Майя Ахмедова

Другой Ледяной Король, или Игры не по правилам

Благодарю от всей души:

— родных и близких — за терпение, участие, поддержку и веру в мои скромные способности;

— коллег — за любовь к литературе и незатухающий интерес к судьбе моих героев. Низкий всем вам поклон и наилучшие пожелания!

Особую признательность выражаю тем, кто нашел слова, время и возможность обнародовать свое мнение относительно предыдущей части этой истории — независимо от формы выражения и содержания этого самого мнения.

Автор

Только мертвая рыба плывет по течению.

Малкольм Маггеридж

Каждый выбирает по себе.

Ю. Левитанский

Когда неизвестность таится у двери,
Грозя помешать достиженью мечты…
Когда неизбежность пророчит потери
На долгом пути среди темноты…
Когда не сумеет и разум измерить
Тяжесть шагов до последней черты,
Только лишь сердцу смогу я доверить
Выбор своей путеводной звезды!..

М. Ахмедова

Книга первая

Игра вслепую

Каждый, подобно луне, имеет свою темную сторону, которую не показывает никому.

Марк Твен

Храбреца испытывает война, мудреца — гнев, друга — нужда.

Арабская пословица

Пролог

«Вечер, перечеркнутый дождем…» Память услужливо извлекает из своих недр слова когда-то слушанной не раз песни в исполнении Маршала о вынужденном расставании. К месту, ничего не скажешь: ливень, зарядивший с утра, барабанит по крышам и толстым доскам настила, усердно вспарывает струями пузырящиеся лужи, покрывает крупной рябью темную поверхность реки… Но к тому времени, когда подходит пора прощаться, словно кто-то там, наверху, поворачивает вентиль и обильное водоразлитие сменяется мелкой, почти неощутимой моросью. Правда, небо с каждой минутой хмурится все сильнее, недвусмысленно давая понять, что передышка долгой не будет.

Большой корабль с изящными обводами, украшенный затейливой резьбой и традиционной фигурой покровительницы мореходов, поддерживающей бушприт, плавно покачивается у мокрого причала; хлопает на ветру королевский штандарт. Огромное скопление народа на главной пристани, которому даже сильный дождь не помеха… Острой необходимости в подобной помпе вовсе нет, но положение обязывает — жители столицы провожают Ледяного Короля в дальнее путешествие. Кстати, впервые за последние пять лет без его верной спутницы жизни — в смысле меня…

Наверное, именно в этом и кроется причина того, что мое беспокойное сердце не на месте с момента первого же разговора о необходимости поездки. Потому что больше грешить не на что… Придворный маг вместе с астрологами высчитал для начала пути самый удачный день, и непогода помехой не стала. Наоборот, с моей подачи давно уже принято, что выходить в ненастье — к удаче… Распоряжения отданы, детали улажены, команда подобрана отменная, и разлука не грозит быть особенно долгой — каких-то три-четыре недели… Только слезы подступают все настойчивей, грозя прорваться в любой момент обильным потоком, и все сильнее щемит в груди…

Странно это все! И обычное «дорожное» беспокойство за того, кого провожаешь, ни при чем: сразу же после того, как будет произнесена краткая прощальная речь и судно отвалит от причала, героя дня заменит специально подготовленный для подобных случаев дублер. Именно заместитель проведет в комфортабельной каюте несколько вполне беззаботных дней, утруждаясь разве что периодическим общением с представителями властей по мере прибытия в очередной порт по течению реки. Впрочем, предстоит еще конструирование приятных глазу выражений на тщательно подгримированном лице — чтобы, стоя на баке, приветственно махать рукой восторженному населению…

Настоящий же монарх, едва за ним закроется дверь королевской каюты, в компании особо приближенных придворных отбудет в пункт назначения напрямик, через порталы, так что ему не грозят ни шторм, ни сквозняки, ни морская болезнь и ничто другое в том же роде. Обратная доставка тоже произойдет по отработанной схеме, так что волноваться просто не о чем, но для саднящего болью сердца все доводы разума — пустой звук…

С формальностями покончено. Он обнимает меня, касается пальцами моей щеки, заглядывает в глаза, ободряюще подмигивает и шепчет одними губами:

— Не грусти, любимая!

Улыбаюсь в ответ, хотя это несложное действо дается мне совсем непросто — в горле тугой горячий ком, а в сердце… надо ли повторять?! Правда, слезы сдержать пока удается — не хочу портить ему настроение перед дальней дорогой…

Он все же улавливает мое состояние — кто бы сомневался! — на миг становится серьезным и неожиданно дарит мне долгий нежный поцелуй, совсем не по этикету. Окружающие в восторге, но мне становится еще хуже — настолько, насколько больше с каждой минутой становится тот самый камень на душе. Но показывать это ни к чему…

Он, продолжая улыбаться, подхватывает на руки детей, прижимает к себе. Двойняшки обнимают его, наперебой что-то щебечут на ухо, теребя за широкий, расшитый по краю ворот плаща. Последние поцелуи, наставления, обещания… Прощально машем руками, наблюдая, как убирают сходни… Между бортом корабля и причалом появляется и стремительно ширится полоса темной воды. Она почему-то видится мне красной, как свежий кровоточащий разрез, от которого становится больно глазам… И снова тяжелым шуршащим занавесом падает стена дождя.

Карета мерно покачивается на неровностях дороги, дети притихли, прижавшись ко мне с двух сторон. Я обнимаю их, бездумно смотрю в залитое водой окно и не сразу замечаю, что на этом бледном и мутном фоне начинает проступать яркая динамичная «картинка». Снова вижу корабль и множество людей на празднично украшенном причале, только день солнечный и теплый, и супруг не уходит, а спешит мне навстречу, сияя улыбкой и протягивая руки. Сердце отчаянно колотится и уже готово выскочить из груди, но я сдерживаюсь и лишь немного ускоряю шаг, не отрывая взгляда от его переливчато-сапфировых глаз. Наши пальцы переплетаются, он склоняется ко мне… но резкий порыв горячего ветра неожиданно отталкивает меня. Едва удержавшись на ногах, я смотрю сквозь пелену тут же выступивших слез, как мужественно-прекрасное лицо становится отчужденно-неподвижным, взгляд гаснет и устремляется в никуда, распущенные пряди цвета жидкого серебра теряют блеск и словно тяжелеют, а контуры статной фигуры блекнут, колеблются, расплываются и тают… За считаные мгновения он исчезает совсем как сгусток тумана, оставив мне лишь ощущение пустоты, от которого замирает сердце и меркнет сознание…

Только не это, нет! Ни к чему сейчас видения, тем более такие! Судорожно сглатываю подступивший к горлу горячий ком, глубоко вздыхаю, крепко зажмуриваюсь и трясу головой в надежде остановить бег своевольных мыслей, но тщетно — если уж откровение свыше решило случиться, то противостоять ему бесполезно! Рифмованные строки настойчиво проступают в сознании отчетливо и рельефно, словно высеченные в мраморе:


Он сердце в странствиях остудит,
При жизни обретет покой
И, воле подчинясь чужой,
Домой дорогу позабудет…