Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Не забудь указать на рисунке направление шагов, — велела она.

— Сделаю, — отозвался Гарза, замеряя расстояние от телефона до двери.

— И замерь расстояние до каждого отпечатка.

Сержант бросил на нее оскорбленный взгляд, но промолчал. Конечно, он знал свое дело, и понукать его не было нужды. Тем не менее лучше перестраховаться, чем потом сожалеть. За последние месяцы сожалений у О’Доннелл скопилось на всю оставшуюся жизнь…

Лавируя между пятнами крови, она кружила по комнате в поисках улик, которые могла пропустить, — ничего. Подошла к Гарзе и заглянула в его блокнот. Неохотно признала, что зарисовки выполнены безупречно. Эскиз аккуратен, замеры сделаны методично и подробно.

Ее внимание привлекли громкие голоса. Стоявший у входа полицейский с кем-то спорил, переходя на повышенные тона. Неужели журналисты уже здесь? Или это назойливая соседка?

О’Доннелл снова перескочила через пятно, на этот раз не потеряв равновесие. Скоро можно будет участвовать в соревнованиях по прыжкам через кровавые лужи. Она вышла из дома, прищурив глаза от яркого света.

Полицейские оцепили дом Кэтрин Лэм и дворик размером с носовой платок, а также часть тротуара. На нем стоял, размахивая журналом посещения, напарник Гарзы, новичок, только закончивший полицейскую академию. По другую сторону желтой ленты остановились двое. Женщина держала руки в карманах бежевого пальто, в тон к нему — коричневая шапка и шарф. На мужчине — черное пальто поверх серого костюма.

Женщина спорила с новичком, перекрикивая шум машин.

— Нам нужна всего пара минут. Это в ваших же интересах, чтобы…

— Извините, — прервала ее О’Доннелл, из ее рта вырывались облачка пара. — Что происходит?

— Федералы, — буркнул новичок, — хотят попасть на место преступления.

Холли, сведя брови, повернулась к федеральным агентам. Мужчина был черноволосым, высоким и широкоплечим. Он стоял в нарочито расслабленной позе, почти сутулясь, — как старшеклассник, который хочет выглядеть крутым. Женщина казалась его полной противоположностью. Ее макушка не доставала ему даже до плеча, из-под шерстяной шапочки выбивались каштановые пряди. Она стояла, поджав губы и подобравшись, словно готовилась к марш-броску. Кончик ее длинного носа покраснел от холода. Когда она перевела взгляд на О’Доннелл, та чуть не отшатнулась. У женщины были глаза цвета травы, такие яркие, что становилось не по себе. Она смотрела на Холли так пристально, словно пересчитывала поры у нее на лице.

— Детектив О’Доннелл. — Представившись, она встретилась глазами с женщиной. — А вы?

— Агент Грей. — Мужчина взмахнул значком ФБР. — А это доктор Бентли.

— Расследование ведет полиция Чикаго. Вы не сможете войти, агенты, пока мы не закончим все процедуры.

— Убийство может быть связано с делом, над которым мы сейчас работаем, — заявила Бентли. — Дайте нам пару минут, чтобы…

— Откуда вы знаете про убийство? — спросила О’Доннелл.

Грей бросил на напарницу раздраженный взгляд, чего она, похоже, не заметила.

— Лейтенант Мартинес сообщил, что Кэтрин Лэм, двадцати девяти лет, задушена в собственном доме.

О’Доннелл скрыла гнев под маской равнодушия. Она всегда уважала Мартинеса, работающего вместе с ней в детективном отделе Центрального района. Но о чем он только думал, когда рассказывал ФБР об этом деле? Еще и дал им неподтвержденную информацию о причине смерти!.. Даже новички так не ошибаются.

— И как же это убийство связано с вашим делом?

— Мы не вправе говорить об этом, — выпалил Грей, опередив Бентли.

О’Доннелл выдавила из себя подобие улыбки.

— Мне пора заняться расследованием. Хорошего дня, агенты.

— Стойте! — Голос Бентли стал пронзительным, глаза яростно сверкали.

О’Доннелл повернулась к ним спиной. «Надо будет поговорить с Мартинесом, — подумала она, — пусть объяснится».

— Детектив О’Доннелл, — окликнул ее агент Грей, — уделите нам две минуты. У нас есть важные сведения.

Холли со вздохом повернулась. Федерал всем своим видом демонстрировал смирение.

— Мы можем переговорить наедине? — спросил он.

О’Доннелл пригнулась, чтобы пройти под желтой лентой, и сделала десяток шагов от дома.

— Что у вас? — спросила она агентов, следовавших за ней по пятам.

— Мы разыскиваем серийного убийцу по имени Род Гловер, — сообщил агент Грей. — Он поселился в Чикаго лет десять назад, раздобыв поддельные документы.

— И что общего с этим убийством?

— Мы пока не уверены, есть ли связь… Но Род Гловер душил своих жертв. И жил он в этом районе, рядом с парком Маккинли.

— Звучит надуманно, — заметила О’Доннелл. — Вы теперь появляетесь на каждом месте убийства, если подозревают удушение?

Бентли нетерпеливо фыркнула.

— Убийства на почве секса с удушением происходят не так часто…

— На почве секса? Вам Мартинес об этом сообщил?

— Он сказал, что одежда жертвы разорвана.

— Он в этом деле вообще не участвует, а такие подробности не упоминались ни в одном отчете! Он… — Вдруг до О’Доннелл дошло. — Погодите, вы доктор Бентли? Зои Бентли, профайлер? Это вы работали с Мартинесом по делу Гробовщика-Душителя?

— Да.

Три месяца назад весь Чикаго держал в страхе серийный убийца, который бальзамировал молодых женщин и оставлял в городе их тела в странных позах. Лейтенант Мартинес руководил расследованием и попросил помощи у ФБР. Доктор Бентли и агент Грей были в оперативной группе, которая вычислила убийцу [Об этом подробно рассказывается в романе М. Омера «Внутри убийцы».].

— То есть вы не из чикагского ФБР?

— Нет, — ответил Грей, — мы из отдела поведенческого анализа.

— И в Чикаго вы оказались, конечно, по чистой случайности? — недоверчиво продолжила О’Доннелл. Она знала, что ОПА размещается на другом конце страны, в Куантико, штат Вирджиния.

— Не совсем. Мы шли по следу Гловера. Последнюю неделю провели в Чикаго.

— И теперь хотите забрать дело себе? Только потому, что может быть какая-то связь…

— Ничего мы не хотим забрать. — Грей поднял руки в знак примирения. — Хотим проверить, не приложил ли Гловер руку к этому убийству.

— Отлично. — О’Доннелл пожала плечами. — Пусть пришлют запрос из вашего главного офиса. Мы отправим вам отчеты по делу, сможете взглянуть.

— Лучше мне самой осмотреть место убийства, — вставила Бентли.

— Лучше для кого?

— Для всех. У нас больше опыта в реконструкции таких преступлений, и если я увижу место, где все произошло…

Эта женщина явно испытывала терпение О’Доннелл.

— В отчете будут фотографии.

Бентли хотела что-то возразить, но Грей коснулся ее руки, и та прикусила язык.

— Слушайте, — проговорил он, — мы можем помочь вам с расследованием. Можем подключить наши ресурсы.

Вот что хотела услышать О’Доннелл. Тесты ДНК в Чикаго делают невероятно долго. А если федералы подергают за ниточки и проведут анализы в своей лаборатории? О’Доннелл не могла упустить такой шанс.

Кроме того, ее одолевало любопытство. Она была наслышана о Зои Бентли и деле Гробовщика-Душителя. Людям нравилось обсуждать Бентли почти так же, как смаковать недавний скандал с О’Доннелл в главной роли. Профайлера называли то мошенницей, то гением. В деле Гробовщика-Душителя тоже не все сходилось. Вроде бы Бентли несколько раз ранили в ходе расследования. Наверняка они с напарником скрыли от полиции что-то важное. Ходили совсем уж неправдоподобные слухи, что в момент задержания преступника Бентли была полуголая. Скорее всего, она сама это выдумала.

О’Доннелл хотела посмотреть на нее в деле.

— Ладно, можете взглянуть. Только уйдете без вопросов по первому моему слову.

— Конечно, расследование-то ваше! — Грей ослепительно улыбнулся.

О’Доннелл позволила им зайти в дом. Бентли и Грей поставили подписи в журнале и прошли внутрь. Гарза все еще занимался зарисовкой гостиной. Вскоре к нему присоединился фотограф, делавший крупные снимки одного следа от ботинка. О’Доннелл мысленно сделала заметку: удостовериться, что не забыли про общие фотографии всех следов.

— Перчатки и бахилы. — Детектив указала на коробки у входа. Она наблюдала за выражением лица профайлера, когда та увидела кровавое пятно.

— Жертве пустили кровь, — пробормотала Бентли, натягивая перчатки.

Пока что ее дедуктивные способности, мягко говоря, не впечатляли.

— Мартинес вам разве не сказал? — невинно поинтересовалась О’Доннелл. Она прекрасно знала, что этого не было в отчете полицейских, первыми прибывших на место.

Бентли, проигнорировав вопрос, молча надела бахилы. Подошла к пятну. Не медля ни секунды, перемахнула через него и оказалась в гостиной.

О’Доннелл накрыло волной раздражения. Зои Бентли, ниже ее ростом, преодолела пятно с грацией чертовой лани.