Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Даже если прибавить к этим силам остатки флота корпорации «Бетельгейзе», мы не сможем даже сравняться с танланами по численности кораблей. А ведь нам придется вести наступательные действия и штурмовать планеты и спутники. Кроме того, я не исключаю, что противник перебросит в систему Тинны дополнительные подкрепления.

— Генерал, вы уже не раз доказывали, что умеете достигать выдающихся результатов даже при явном численном преимуществе врага. Не сомневаюсь, что и данном случае вы сможете добиться успеха.

Виктор молча кивнул. Детектор лжи, встроенный в биопроцессор, однозначно подтверждал, что Трий не готов на дальнейшие уступки. Видимо, в вопросах количества кораблей и техники руководство Империи поставило его в жесткие рамки, выйти за которые адмирал был не в состоянии, даже если бы очень захотел.

Проводив Трия до шлюза, Виктор вернулся в свою каюту. О проведенных переговорах и неприятных известиях из системы Тинны следовало немедленно доложить президенту. Решать за землян все их проблемы никто явно не собирался, да и глупо бы было на такое рассчитывать. Что ж, пожалуй, настала пора выполнить данное кое-кому обещание, однако контакты с чужой расой тоже требовали согласования на высшем уровне.

Президент ответил почти сразу. Судя по фону, попавшему в камеру коммуникатора, для этого ему пришлось покинуть какое-то совещание, но игнорировать экстренный вызов от генерала Вершинина глава Федерации не стал.

— Что случилось, Виктор Сергеевич? Мне пришлось прервать доклад министра обороны Евросоюза…

— Боюсь, министру придется немного подождать, — невозмутимо ответил Виктор, — У меня не самые приятные новости, товарищ верховный главнокомандующий.


7 апреля 2030 года

Серый Периметр. Система тройной звезды Бийс.

Пустотная станция «Бийс-Внешний»

— Господин Вершинин, как давно мы не виделись! — Лу-Бунк просто лучился счастьем. — Вы и ваша очаровательная супруга всегда будете желанными гостями на моей станции.

Ну еще бы! Благодаря встрече с Виктором рядовой торговец из Серого Периметра, еще недавно владевший единственной пустотной станцией, за несколько месяцев, как минимум, удвоил свое состояние. Эксклюзивные права на торговлю с Землей стали для Лу-Бунка и его партнеров настоящей золотой жилой. Конечно, пока Земная Федерация не располагала достаточными средствами для ведения действительно масштабных торговых операций, но потребности в закупках оружия, техники и различного оборудования у нового государства Протектората были просто колоссальными, и даже текущий объем сделок уже давал Лу-Бунку немалый доход.

— Я тоже рад вас видеть, господин Лу-Бунк, — совершенно искренне ответил Вершинин. Что бы ни двигало владельцем станции «Бийс-Внешний», без его помощи Виктор вряд ли смог бы помочь Земле отбиться от кронсов.

— Ваш партнер по переговорам уже прибыл и ждет в моем кабинете. Я весьма благодарен вам за то, что вы решили встретиться с ним именно на моей станции. Это лишний раз напомнит ему о том, что он мне кое-что должен.

— Будет должен, — усмехнулся Виктор. — Или не будет. Для этого еще нужно, чтобы мы договорились.

— На этот счет у меня нет никаких сомнений, — слегка пожал плечами торговец. — Не знаю, о чем вы будете говорить, но я не первый день в бизнесе, и отлично вижу, что вы нужны ему, а он — вам.

* * *

— Ты пришел, человек, как и обещал, — вместо приветствия прорычал Герранд, — но ждать нам пришлось достаточно долго. Я терпелив, однако в большой стае уже начали звучать голоса, что слову подполковника Вершинина верить нельзя.

Виктор был несколько удивлен таким странным началом переговоров, но решил списать это на особенности мышления бейтанов. В конце концов, именно они изначально чего-то хотели от Вершинина, а не наоборот.

— Я благодарен тебе и твоим бойцам за помощь при прорыве к Земле, — нейтрально ответил Виктор, — и всё же хочу напомнить, что мы не оговаривали конкретных сроков встречи.

— Я это помню, и никаких претензий к тебе не имею, — неопределенно повел головой Герранд, — но после разговора со мной тебе, возможно, придется встретиться с альфой большой стаи, так что лучше тебе знать, каковы настроения наверху.

— Я тебя услышал, — кивнул Виктор. — Ты настаивал на встрече и говорил, что бейтанам есть что мне предложить.

— Это так. Ты заинтересовал вожаков стаи. Мы потерпели два поражения подряд, хотя в обоих случаях должны были победить. Бейтаны уважают сильных противников. Заметь, человек, я сказал именно «противников», а не «врагов».

— Я оценил.

— Это хорошо, — прорычал Герранд, — тогда продолжим. Не сомневаюсь, что тебе известно, в каком незавидном положении находятся расы и государства, недавно принятые Старшими в Протекторат. Они оказываются в проигрышной позиции буквально во всем. Им приходится догонять конкурентов, сильно ушедших вперед в научно-техническом отношении и успевших поделить между собой самые перспективные звездные системы. Даже если такой цивилизации удается найти в пространстве Протектората что-то действительно интересное, это что-то у нее немедленно отнимают более развитые расы. Фактически, новым государствам приходится сидеть в своей единственной звездной системе под прикрытием ее столичного статуса и распродавать далеко не бесконечные ресурсы. Единственная альтернатива — Серый Периметр, но там царит полный беспредел. Впрочем, ты в курсе здешних нравов и прекрасно знаешь, чем здесь занимаемся мы.

— То, о чем ты говоришь, мне хорошо известно. Земля сейчас сталкивается с похожими проблемами. И всё же мне пока не вполне понятно, какое всё это имеет отношение ко мне.

— Прямое и непосредственное, — Герранд чуть подался вперед. — Но сначала прояви немного терпения, человек. Мне нужно еще кое-что тебе рассказать. Когда Единение Бейтанов вошло в состав Протектората, мы сразу столкнулись с одной практически неразрешимой проблемой: никто из более развитых рас не пожелал продавать нам современные технологии. Вам, людям, в этом плане гораздо проще — вас много. Еще задолго до возникновения Протектората по галактике были разбросаны десятки планет с человеческими цивилизациями разного уровня развития. Никто не знает, как это получилось. Жизнь зародилась почти одновременно на множестве планет, находившихся в десятках тысяч световых лет друг от друга. Я говорю не только о людях. Такая же история произошла с танланами, горвами, варванами, линоурами и еще почти двадцатью расами. Есть теория, что это результат масштабного эксперимента, проводившегося какой-то древней цивилизацией, и зародыши жизни были специально рассеяны по галактике с непонятными целями. Однако я сейчас не об этом. Я сказал, что землянам проще, чем нам, поскольку у вас есть Империя — старший брат, заинтересованный в том, чтобы подтянуть вас до уровня, близкого к своему, и в дальнейшем получить надежного союзника в жесткой конкурентной борьбе с другими расами.

— А у вас, значит, всё иначе? — уточнил Виктор, неожиданно заинтересовавшись словами Герранда.

— Да. Нигде в галактике больше нет цивилизаций нашей расы, даже самых примитивных. Мы искали. Долго искали, но так ничего и не нашли. Если придерживаться той странной теории об искусственном заселении галактики зародышами разумной жизни, то получается, что мы не являемся частью гипотетического древнего эксперимента. Жизнь на нашей родной планете зародилась естественным путем, и потому уникальна.

Из сопоставления слов бейтана с тем, что Вершинин уже знал из других источников, складывалась очень любопытная картина, причем проверить свои выводы Виктор мог прямо сейчас. Землянин сосредоточил взгляд на собеседнике и мысленной командой вызвал внутренний интерфейс.

«Бейтан (название расы взято из имперского классификатора)

Имя: Герранд

Базовый эволюционный модуль: отсутствует (эндемичная раса)

Дрейф генома под влиянием внешних условий: не определен

Генетическая совместимость с земными видами: несовместим

Домен: Эукариоты (условно)

Царство: Животные (условно)

Тип: Хордовые (условно)

Класс: нет информации

Отряд: нет информации

Семейство: нет информации

Род: бейтаны

Индекс разумности — 7,18.

Возможность внедрения субпроцессора: Невозможно. Причины: Лимит внедрения исчерпан; допустимый порог индекса разумности превышен»


Похоже, Герранд был прав, говоря о естественном происхождении бейтанов. Других объяснений термину «эндемичная раса» Виктор не видел. В описании всех остальных существ, встречавшихся ему ранее, такого определения не было, как и указания на отсутствие некого эволюционного модуля.

— Кроме нас есть и другие примеры единичных цивилизаций, — продолжил Герранд. — Их довольно много, но достичь уровня развития, сравнимого с ведущими расами Протектората, смогли единицы.

— Например, флеи? — Виктор сразу вспомнил о разумных птицах, с планеты которых началось его знакомство с Протекторатом Старших.

— Да, флеи тоже в галактике одни. И, к слову, они испытывают те же проблемы, что и мы, хоть и успели продвинуться по пути прогресса несколько дальше. Другой пример — форхайцы. Они, кстати, так же, как и вы, отбили два вторжения кронсов, и в результате были приняты Старшими в состав Протектората. Ладно, человек, это всё, конечно, интересно, но пора переходить к главному. Ты появился в Сером Периметре, когда твоя планета всё еще была в минус-списке. Появился не в качестве растерянного туземца, каким-то чудом вырвавшегося со своей отсталой планеты, а как владелец очень неплохо оснащенного малого десантного транспорта и кавалер двух имперских орденов, успевший, пусть и недолго, повоевать на стороне Империи в ее конфликте с танланами. Всё это выглядело, мягко говоря, странно, но, в принципе, объяснимо. А вот дальше начались события, рациональное объяснение которым нам найти не удалось. Сначала ты зачем-то вписываешься в совершенно тебя не касающееся сражение между нашим рейдовым отрядом и эскадрой прикрытия станции «Бийс-Внешний». При этом ты демонстрируешь совершенно невозможную точность стрельбы из пушек своего штурмовика. В итоге бой нами проигран и обязательства по контракту не исполнены. Потом ты повторяешь этот же трюк во второй раз, но уже в значительно большем масштабе и с применением более широкого спектра артиллерийских систем. Неизменным остается одно — невозможная точность стрельбы твоих пушек. И, наконец, третья наша встреча лишь подтверждает сделанные ранее наблюдения и выводы. Твой крейсер сцепляется с кораблем Старших, который наши сканеры вообще не в состоянии обнаружить даже на сверхкороткой дистанции, а ты долбишь по нему из всех калибров, несмотря на просто безумный уровень помех, создаваемых его системами радиоэлектронной борьбы. Итог этой схватки известен нам обоим.