Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Ну, допустим, — усмехнулся Вершинин. — Правда, пока ты не сказал ничего нового. Как ты понимаешь, я всё это тоже видел.

— Зря иронизируешь, — не принял тон Виктора Герранд, — из всего сказанного можно сделать только один вывод. Человек, совсем недавно являвшийся жителем планеты из минус-списка, каким-то образом получил в свои руки технологию, которой не владеет ни Империя, ни другие государства Протектората. Мы не знаем, что это, но эта технология нам нужна. Для Единения Бейтанов это шанс встать в один ряд с другими расами Протектората.

— Не маловато ли всего одной оружейной технологии для такой масштабной цели?

— Возможно, я несколько преувеличил, но в любом случае это будет серьезным шагом вперед. Мы готовы хорошо заплатить, человек. Не обязательно деньгами. Бейтаны — отличные бойцы и услуги наших наемников высоко ценятся в Сером Периметре. Кроме того, у нас тоже есть технологии, пусть и не самые передовые, но, насколько я знаю, уровень развития Земли они опередили на многие десятки лет. С Земной Федерацией нам делить нечего, по крайней мере, сейчас. Да и на ближайшие десять лет я не вижу никаких поводов для конфронтации. Почему бы не пойти на взаимовыгодный обмен? Ты заработаешь крупную сумму в любой твердой валюте Протектората и поможешь своей планете совершить технологический рывок, а мы получим серьезный аргумент, способный обеспечить защиту наших будущих колоний и промышленных районов за пределами столичной системы.

— Звучит неплохо, — задумчиво произнес Виктор, — но есть одна проблема. Я не могу передать кому бы то ни было свое умение предвидеть маневры вражеских кораблей. Это не технология, Герранд. Это особенность моего мозга.

— Так не бывает, — Герранд явно был сильно озадачен. С одной стороны, не верить Виктору у него не было никаких оснований, а с другой… слова человека звучали как полный бред.

— Если хочешь, могу продемонстрировать, как это происходит. Пригласи меня на свой корабль, переведи в режим ручного управления любое орудие, и дай мне пострелять по учебным целям. Сам всё увидишь.

— Зачем мне это? Мне и так ясно, что ты говоришь правду. Значит всё зря? Никакой уникальной системы наведения и целеуказания просто не существует?

— Увы.

— Жаль. А ведь эта сделка могла бы стать не только выгодным разовым обменом, но и первым шагом к выстраиванию долгосрочных отношений между Земной Федерацией и Единением Бейтанов.

— Не торопись, Герранд. Думаю, твои усилия по организации нашей встречи всё же принесут определенные плоды. У меня есть что предложить Единению в обмен на ваши услуги и технологии.

— Даже так? — недоверчиво прорычал Герранд. — Впрочем, не могу сказать, что твои слова меня сильно удивили. Я слушаю.

— Ты видел бой моего крейсера с кораблем Старших. Понял, чем мы его достали?

— Ты стрелял из всего, что имеет ствол, — одобрительно рыкнул бейтан, — я был впечатлен, но какой именно выстрел поставил победную точку, сканеры моих кораблей зафиксировать не смогли. Я уже говорил, что они вообще не видели цели.

— Это была гравитационная пушка.

— Такого оружия нет ни у одной из рас Протектората, человек.

— Я знаю. Хотя, у Старших, возможно, все-таки есть. А теперь и у нас, правда, в единственном экземпляре.

— Древний артефакт?

— Да.

— Тогда понятно. Что ты хочешь за нее?

— Я не собираюсь отдавать вам пушку, — покачал головой Виктор. — Если мы договоримся, ваши ученые будут допущены к ее изучению и ознакомлены с уже имеющимися результатами. Работы будут проводиться на нашей территории, но это единственное ограничение. Все результаты совместных усилий будут в равной мере доступны каждому из участников сделки в равном объеме.

— Кто еще в этом участвует?

— Люди из корпорации «Бетельгейзе». Это они нашли пушку. Имперцы тоже догадываются о нашей находке, но точно пока не знают. Впрочем, им мы в любом случае передадим все результаты исследований, но не прямо сейчас — наши партнеры из «Бетельгейзе» не готовы делиться с этой информацией бесплатно.

— Каковы твои условия? Что нужно от нас?

— Участие вашего флота в боевых действиях во Внешнем рукаве. Один из танланских кланов захватил звездную систему на границе Серого Периметра и дикого космоса. Имеется непроверенная информация, что атака была организована при серьезной поддержке правящего клана Унии Танланов. В системе есть планета, населенная людьми. Уровень развития примерно минус четыреста.

— Я им не завидую.

— У них есть некоторый шанс уцелеть. Танланы пришли не за ними. Корпорацией «Бетельгейзе» в системе был построен крупный промышленно-добывающий комплекс. Именно он стал целью захватчиков. Не буду вдаваться в подробности, но там есть очень вкусные ресурсы. Нам нужно выбить танланов из системы и вернуть над ней контроль, однако у земного флота и корпорации «Бетельгейзе» для этого недостаточно кораблей.

— А как же Империя? Почему вы не обратились к ней?

— Они не хотят отправлять флот в Серый Периметр. Император опасается негативной реакции Старших.

— Гравитационная пушка тоже найдена в этой системе?

— Да, — не стал отрицать Виктор. — На планете, населенной людьми. Еще в системе есть довольно сильно поврежденный, но в целом неплохо сохранившийся портал Старших.

— Ну, таких полуразрушенных порталов в Сером Периметре немало, — не заинтересовался этой информацией Герранд. — В них только ленивый не копался, но там всё кем-то разграблено еще много столетий назад. А вот гравитационная пушка альфе и Совету может быть интересна, тут ты прав, человек. Сам понимаешь, вопрос об участии флота Единения в вашей войне может решиться только на самом верху иерархии стаи. Я так понимаю, ответ тебе нужен как можно быстрее?

— Естественно. Время, как обычно, не ждет.

— В таком случае тебе придется лететь со мной. От имени Совета Большой Стаи официально приглашаю тебя, человек Вершинин, быть гостем Единения Бейтанов.


9 апреля 2030 года.

Ядро галактики Млечный Путь.

Двадцать пять тысяч световых лет от Солнца

Родовая планета А-клана Старших. Горный хребет в двух тысячах километров от клановой резиденции.

Галф всегда предпочитал уединение. Свое жилище, совмещенное с лабораторией, он оборудовал в горах, на склонах которых брали начало чистейшие аммиачные ручьи. Многочисленные каналы, бассейны и искусственные острова клановой резиденции его не прельщали. К тому же там слишком часто встречались члены Совета и функционеры клана, к подавляющему большинству которых старый ученый относился с нескрываемым презрением. Для Галфа они являлись живым олицетворением того упадка, который когда-то столь точно предсказал его учитель, и видеть этих надменных, но совершенно пустых внутри и до предела обленившихся Старших ему лишний раз не хотелось.

Бывали, конечно, и исключения. Функционер Краен, к примеру, вызывал у Галфа даже некоторую симпатию. Вот только и этот относительно молодой представитель нового поколения уже успел поддаться разлагающему влиянию окружения, в котором не так давно оказался. Впрочем, Краена, вроде как, выкинули из Совета Клана, что, по мнению Галфа, должно было пойти ему только на пользу.

Когда-то ученый даже подумывал предложить Краену стать своим учеником, но быстро понял, что политика интересует его куда больше науки, и даже не стал пытаться.

Довольно давно, когда Галф впервые рассказал Краену о биопроцессорах, созданных Осмом, будущий функционер клана, казалось, не слишком заинтересовался этими уникальными артефактами. Однако много позже он вспомнил о них и пришел к Галфу с предложением внедрить один из процессоров аборигену с планеты из минус-списка. Краен говорил много слов о том, для чего ему это нужно, но Галф предпочел не вдаваться в подробности. Сама возможность испытать в деле творение великого ученого вызвала у него такой всплеск эмоций, которого он не испытывал уже давно. Возможность продолжить дело своего учителя и довести эксперимент до логического завершения Галф счел редкой удачей. Краен нес какую-то чушь про внесение свежей струи в развитие Буферной Зоны, однако ученый отлично знал, для чего Осм создавал биопроцессоры. Вот только рассказывать об этом молодому функционеру клана он в тот момент не собирался.

Галф старался следить за судьбой аборигена, ставшего реципиентом процессора. Получалось это не всегда. Слишком активно интересоваться подробностями этого дела он опасался, но даже по тем обрывкам информации, которую удавалось собрать, Галф все больше приходил к выводу, что уникальное творение Осма наконец-то нашло для себя достойного носителя. Правда, Краену и Октосу этот эксперимент доставлял одни неприятности, но по большому счету ученого их проблемы не интересовали.

Легкая рябь на поверхности аммиачного раствора прервала размышления Галфа, сообщив о том, что кто-то пытается с ним связаться. Получив мысленное разрешение, мельчайшие брызги аммиака сформировали в воздухе объемное изображение собеседника.

— Успешных изысканий, Галф, — поприветствовал ученого Краен, использовав для этого одну из стандартных фраз, предписанных этикетом для обращения к представителям касты исследователей.