Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Александр Харников, Максим Дынин

Между львом и лилией

Посвящается всем бойцам ССО, не вернувшимся с задания и до конца выполнившим свой долг.

Авторы благодарят Ярослава под ником «Frog», оказавшего огромную помощь в написании этой книги.


Пролог

Где-то в горах Ингушетии. Весна 2018 года. Капитан 3-го ранга Хасим Хасханов, позывной «Самум»

— Халидыч! — в палатку просунулось лицо Волги. — Тебя Сёр фер вызывает.

Хасим нехотя оторвался от книги, которую читал, лежа на спальнике и подложив под голову тактический разгрузочный пояс вместо подушки. Он хмуро посмотрел на своего пулеметчика.

— Ну, что там такое?

— Не знаю. Наверное, задача какая нарисовалась… Он с НШ в штабном домике сидит.

Хасим задумался. Читать он любил, а вот когда его отвлекали от этого занятия — не очень. Но Сёрфер был известен крутостью нрава, и лишний раз злить его не стоило. Да и засиделись они здесь… Точнее, залежались.

Группа «Студенческого СтройОтряда» [ССО — Силы специальных операций.] занималась самым тяжелым делом в жизни каждого настоящего военного: отдыхала и наповал убивала время. В конце прошлого года их отряд был выведен из Сирии, где они полностью выполнили поставленные перед ними задачи, умудрившись при этом отправить в «страну вечной охоты» одного уважаемого шейха, прибывшего проинспектировать местное крыло ИГИЛ, и захватить вместе с местным Мухабарратом [Служба государственной безопасности Сирийской Арабской Республики.] двух полевых командиров. Командировка выдалась тяжелой, отряд привез нескольких раненых, в том числе пару тяжелых. После реабилитации в одном из санаториев юга России и небольшого месячного отпуска группа была отправлена на «отдых» в Ингушетию.

Командировка эта особого восторга не вызвала, поскольку на Кавказе давно и плотно сидело ФСБ, и к армии там относились по принципу «принеси, подай, иди на хрен, не мешай». В лучшем случае инфа давалась левая и устаревшая. В худшем же — подобно москвичу-лимитчику, у которого приезжий спросил дорогу на Красную площадь — указывалось прямо противоположное направление. Причем, беспокоясь за здоровье и сохранность жизни военнослужащих, «фэйсы» отправляли их как можно дальше от истинного места обнаружения НВФ. Более того, видимо, «переживая за физическую подготовленность» коллег, они старались проложить маршрут, чтобы он был как можно протяженнее и сложнее. Вот и наматывали товарищи офицеры десятки километров зеленой тайги на подошвы своих армейских ботинок.

Исключение составляли те редкие случаи, когда собственные опера умудрялись раскопать какую-то информацию. Тогда, с целью ее оперативной реализации, группы отправлялись в поиск либо «засаживать» [Ставить засаду.], а «коллег» извещали о районе действия, попутно объясняя, что не успели, мол, предупредить, согласовать, известить, испросить разрешения и тому подобное. Пудрить мозги — это особый вид оперативного искусства, которому обучают всех людей, носящих погоны, начиная с военных училищ и заканчивая академией ГШ, и опыт, который в армии копится веками.

Собственно, на этот раз именно так и произошло. Опера по своим каналам добыли инфу, охренели от ее масштаба и наскоро проверили ее по другим источникам. Получив невнятное подтверждение, они подумали и доложили начальнику разведки отряда. Зам по разведке тоже немного подумал и доложил командиру. А тот долго думать не стал и приказал готовить группу для ее проверки. Ничего этого Хасим пока еще не знал. Он отложил книгу, сунул ноги в тактические ботинки и побрел к штабному зданию.

У штаба ему повстречался Рустам Жумашев, оперативный офицер, закрепленный за их группой. С Руссо — такой позывной был у Рустама — они дружили. Он был выходцем из «окопного быдла» [Из боевой группы.], по ранению списанный в оперативный состав. Кроме того, Рустам обладал весьма ценным качеством для оперативного — он ходил практически на все выходы со своими группами и никогда не лез в решения командира, не мешая ему «рулить» подразделением. Они хлопнули ладонями, и Хас поинтересовался:

— Ну, что у нас интересного?

— Не знаю… — Рустам пожал плечами. — Вроде задача для вас есть.

— Опять поиск? Или что поинтереснее?

— Вроде засада.

— Ого, — Хас оживился. «Засада» говорила о том, что опера действительно что-то нарыли. — А где именно?

— Не знаю. Сёрфер сейчас, наверное, все скажет. Меня самого только что вызвали.

Они подошли к входу в штабной домик. Хас постучал, приоткрыл дверь и просунул голову.

— Прошу добро, товарищ командир?

— А, Хасханов! — полковник Мотовилин оторвался от карты, над которой он склонился с начальником штаба, подполковником Восьмеркиным. — Заходи. Где Жумашев?

— Тут он, со мной.

— Скажи — пусть заходит, да побыстрее.

Офицеры зашли и присели за стол, на котором была, словно скатерть-самобранка, расстелена карта местности.

— Итак, товарищи офицеры, — Мотовилин взял в руки карандаш вместо указки. — По данным разведки, в одно из сел должен пожаловать эмиссар Аль-Каиды на Северном Кавказе. Его позывной «Турок». — Карандаш указал точку на карте километрах в ста двадцати от тактического значка, обозначавшего базу отряда. — По предварительным данным, цель его появления — передача денег местным главарям джамаатов на джихад, а также сбор флэшек с отчетами о проделанной работе. Появиться он должен ориентировочно через три-четыре дня. С ним будет человек десять сопровождения. Задача: выдвинуться группой в указанный район, забазироваться, пронаблюдаться. При появлении Турка — уничтожить его. Постараться собрать флэшки с отчетами, доставить сюда, на базу. Тут их уже будут наши опера крутить. Вопросы?

— Товарищ полковник, — поднял руку Рустам, — способ выдвижения группы?

— На ваше усмотрение. Постараемся всем обеспечить. Еще вопросы есть?

— Ориентировочный срок выполнения задачи?

— Рассчитывайте на три-четыре дня.

— Количество человек на встрече?

— Количество неизвестно, — Мотовилин начал потихоньку повышать голос. Видно было, что скудность полученной информации его тоже нервирует. — Сколько главарей и сколько с ним будет людей — неизвестно. Но вряд ли много. Это не Сирия. Они на нашей земле, и большое количество народа привлечет к себе внимание. Так что вряд ли их будет много. Еще вопросы?

— У меня есть, — поднял руку Хасим. — С главарями-то что делать?

— По возможности уничтожить. Но главное — это Турок. Уничтожите главарей и Турка, или хотя бы одного Турка завалите — можешь готовить себе дырочку.

— Товарищ полковник, — Хасим был сама серьезность, хотя в глазах у него плясали чертики, — что у вас за методы такие? Чуть что — так сразу готовь дырочку?

— Хасханов! — Мотовилин начал понемногу закипать. — Ты что, шибко умный стал? Тебя с гор за солью спустили, а ты умудрился потеряться на бескрайних просторах Красной площади. А сейчас, когда ты наконец понял, что Карл, Маркс, Фридрих, Энгельс, это не четыре человека, а всего два, а Слава ВДВ — вообще не человек, ты поумничать решил? Еще вопросы?!

— Связь?

— Возьмете центровой «Арахис» [Портативная цифровая УКВ-радиостанция.].

— Из «тяжелого» [«Тяжелое» — тяжелое вооружение. Сюда относятся АГС, СПГ, ПТУР, крупнокалиберные пулеметы и минометы.] что-нибудь берем?

— А оно тебе надо? Как ты его в горы с собой потащишь? Если что-то надо — то бери. Но понесешь на себе. Еще вопросы есть?

Офицеры синхронно покачали головами, показывая, что им все ясно.

— Сергей Витальевич, ты что-нибудь добавишь? — спросил Сёрфер у своего начальника штаба.

Тот посмотрел на офицеров и сказал:

— Спланируйте выезд на рекогносцировку. Лучше завтра с утра. Прокатитесь, посмотрите, что к чему. Завтра к вечеру у меня должен быть замысел и решение командира. Готовность группы к выдвижению — завтра вечер, тире, послезавтра утро. Времени на раскачку нет. Вопросы?

— Никак нет, — офицеры поднялись из-за стола. — Добро на выход?

— Добро.

Откланявшись, группник [Группник, группенфюрер — жаргонное название командира РГСпН в спецназе.] с оперативным убыли в свое расположение.

Хасим расстался с Рустамом возле палатки оперативных. Зайдя в свое хозяйство, он увидел сидящего у входа в палатку и курившего Стаса Анопко.

— Апач, свистать всех наверх, — скомандовал он. — Сбор группы через четверть часа в кают-компании.

Потом зашел в палатку, взял карту, канцелярские принадлежности, блокнот и вышел к месту сбора. Кают-компанией называлось место, оборудованное возле палатки из подручного материала: досок, снарядных ящиков и упаковок из-под ПТУРов, которое представляло собой грубо сколоченные длинные стол и лавки. Место служило для «сиесты» группы, вечернего отдохновения, совещаний и прочих мероприятий. Через пятнадцать минут он уже наблюдал перед собой своих парней, смотревших на него настороженно и с интересом.

— Товарищи офицеры! — начал он. — То, чего мы с вами так долго ждали, наконец, свершилось. Начальство вспомнило, что мы слишком долго отдыхаем. Короче: группе суточная готовность к выходу. Выдвигаемся на три-четыре дня с задачей распетушить залетного орла и его сопровождающих. Поскольку встречать его будут местные орлы, то по возможности отпетушить и их. Но залетного — обязательно. Завтра утром выезд на рекогносцировку. Еду я, Леня, — он посмотрел на своего «замка» [Замок — жаргонное название заместителя командира РГСпН.], и Леня кивнул ему в ответ, — Север и Мастер. С нами еще Руссо. Выезд завтра в 6:00. Вопросы?