Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Максим М. Мартино

Королевство изгнанных

Она — заклинательница тварей, а я — ее невольный убийца.


В тот момент, когда Лина переступила порог Обители смерти, она предложила четырех магических существ в обмен на свою свободу.

Она не знала, кто я на самом деле.

Она не знала, кто назначил награду за ее голову.

Она не знала, что ей не сбежать от судьбы — от меня.

И я представить не мог, как мне удастся нас спасти.


Но я уверен только в одном: убийство Лины станет самым трудным делом в моей жизни.


Посвящается моей семье и мужу.

Спасибо тебе, мама, за то, что в детстве научила меня мечтать, получать удовольствие от интересной истории и верить в миры, которые для других невидимы.


Спасибо тебе, папа, за то, что обучил меня упорству. Без твоих уроков я бы не была так предана своей работе и эта книга не увидела бы свет.


Спасибо тебе, Чез, за то, что ты самый лучший брат в мире, за то, что показал мне, что значит полностью посвятить себя своей страсти, и за то, что всегда заставлял меня улыбаться.


Спасибо тебе, Джейкоб, за то, что ты стал моим мужем, о котором я всегда мечтала, и за то, что поддерживаешь меня и любишь всем сердцем и душой. Просто помни, я всегда буду выбирать тебя.


Остальные члены моей семьи, близкие и далекие, я тоже вас люблю.



Первая глава. Лина

К вечеру стало ясно три вещи: студенистые куски баранины на вкус были абсолютно несъедобными; клиент с блестящими глазками-бусинками рассчитывал на нечто большее, чем просто заполучить моих волшебных тварей, и, третье — самое важное — кто-то следил за мной.

Первые два обстоятельства были совершенно нормальными.

Я отодвинула тарелку с мясом в сторону и оперлась локтями на тяжелый дощатый стол. Клиент продержался всего две секунды, прежде чем его взгляд переместился на медальон в виде книги, висящий у меня на груди. Просунув толстые пальцы между воротником своей туники и шеей, он осторожно потянул за ткань.

— У вас есть то, ради чего я пришел? — Его тяжелое золотое кольцо блеснуло в свете свечей. На кольце виднелся затейливо выгравированный символ столичного банка Вильхейма. Делец. Редкий посетитель «Полуночного Шутника» — моего любимого трактира на черном рынке. Моя рука уже вспотела в кармане от предвкушения наживы, и я нащупала спрятанный там бронзовый ключ.

— Может быть. — Я отодвинула металлическую тарелку подальше. — Как вы меня нашли?

Дез, местный бармен, обычно снабжал меня клиентами, но обладатели парчовых туник никогда не захаживали в «Полуночного Шутника».

Я заерзала в кабинке: возникло ощущение, что невидимая пара глаз прожигает дыру у меня в затылке. Слабое движение из тени промелькнуло где-то сбоку в моем поле зрения. В другой раз я бы и не заметила его, но в таких случаях я привыкла быть настороже.

— Дез привез партию спиртного в бар в Вильхейме, где я частенько бываю. И сказал, что вы можете кое-что предложить. — Мужчина вытащил свои пальцы-сосиски из складок на шее и положил ладони на стол.

Пока все звучало довольно убедительно. Дез действительно делал отличный пряный ликер и продавал его на стороне — дешевая, но вкусная альтернатива дорогому алкоголю, сваренному в пределах безопасного Вильхейма. Но это совсем не объясняло появление тайного наблюдателя.

Чьи-то глаза все так же следили за мной, пока я осматривала столы. На затянутых паутиной стропилах висели кованые канделябры со свечами. Каждый шаткий стул был занят завсегдатаями в грязных туниках, их косые взгляды сопровождались торопливым шепотом о незаконных сделках. Кому из них я понадобилась? Члену Совета? Потенциальному клиенту?

В висках запульсировало, и я с трудом заставила себя посмотреть на клиента.

— Например, Гисс.

Мужчина выпрямился и нетерпеливо улыбнулся, обнажив желтые зубы из-под потрескавшихся губ.

— Да. Мне сказали, что у вас как раз есть одна.

— Они стоят недешево.

Он поморщился.

— Знаю. Дез сообщил, что нужно будет заплатить сто бит.

Сто? Я искоса взглянула на Деза. Полностью погрузившись в разговор с посетителем трактира, он ничего не заметил. Сотня была слишком высокой ценой для Гисс. Дез оказал мне большую услугу. Я могла бы прямо сейчас отдать клиенту ключ, но мне представилась редкая возможность: бесчувственный делец, оказавшийся в трудной ситуации, надеется ухватить удачу за хвост. Иначе зачем бы ему потребовалась помощь Гисс?

— Сто пятьдесят.

Он вскочил на ноги, едва не опрокинув стол, и его выходка привлекла внимание чуть ли не каждого преступника в этом злачном месте. Дез осторожно приподнял бровь, разминая руки для пущего эффекта, и делец, смутившись, опустился на свой стул. Он откашлялся и снова, заметно нервничая, стал перебирать толстыми пальцами складки на шее.

— Сто пятьдесят — это чересчур.

Скрестив руки за головой в небрежной позе, я пожала плечами.

— Соглашайтесь или уходите.

— Я найду кого-нибудь другого. Никому не позволю себя надуть.

— В вашем случае разумнее стать моим клиентом. — Я кивнула на притихших посетителей вокруг. — Ни у кого из них сейчас нет того, что вас интересует, и сомневаюсь, что когда-нибудь появится. Они не такие, как я.

Мужчина глубоко вздохнул.

— Неужели все заклинатели такие коварные?

Я наклонилась вперед, улыбнулась и подмигнула.

— Те, что вам нужны? Да, черт возьми.

— Дерьмо, — он ущипнул себя за нос. — Хорошо. Сто пятьдесят. Но советую этой Гисс хорошенько поработать. В противном случае вам придется найти способ загладить свою вину передо мной. — С показной медлительностью он поднес руку к подбородку и обвел большим пальцем округлую челюсть. В его взгляде промелькнул слабый блеск, и я скрестила лодыжки, чтобы не пнуть его под столом. Мне нужны были деньги, и я не собиралась пачкать свои новые ботинки.

Пришлось как следует постараться, чтобы сдержать рычание в своем голосе.

— Уверяю, Гисс исполнит любое ваше желание. Одно за полгода.

— Прекрасно. — Он протянул руку, чтобы закрепить сделку деловым рукопожатием.

— Вы же в курсе, что Гисс требует плату за каждое желание, верно?

Его рука дернулась.

— Да, да. Выполни просьбу — получи желание.

— И я не несу ответственности за то, что просит Гисс. За это полностью отвечает зверь, не я.

— Отлично. Приступайте уже к делу, пока Стражи не решили обыскать эту дыру.

Столичные Стражи? Он был бы не против. Но крепкие, хорошо обученные солдаты и близко не подойдут к этому месту, славящемуся дурной репутацией. Гниющие темные леса Китского леса вплотную прижимались к западной стороне «Полуночного Шутника». Раздирающие душу крики заблудших монстров, проносящиеся в воздухе, отпугивали даже самых храбрых людей.

Нет, Стражи никогда сюда не заявятся.

Я пожала протянутую руку мужчины. Липкая кожа скользнула по моей ладони, и по руке пополз мерзкий холодок. Он отодвинулся и полез в карман за бархатным кошельком с монетами. Когда он потянул за кожаный шнурок, горстка серебряных жетонов и золотых отриксов звякнула о стол.

Сто пятьдесят бит. Забавно, что куски плоского металла размером с гальку имели такое влияние. Тем из нас, кто жил вне защиты Вильхейма, приходилось бороться за каждую монету. Распределять свои запасы. Последние деньги ушли на необходимую мне новую пару кожаных ботинок. А у этого дельца, вероятно, были прекрасные шелковые туфли на все случаи жизни.

С такой суммой у меня появился бы шанс получить нечто гораздо более важное, чем обувь. Я сунула руку в карман и вытащила бронзовый ключ. Энергия от металла завибрировала в моей ладони, и я бросила на клиента еще один взгляд.

— Вы знакомы с Законом заклинателя?

Он, не моргая, смотрел на ключ.

— Покупка и продажа тварей строго запрещена. Да, знаю.

Я перекатила ключ между указательным и большим пальцами.

— Не этот. Закон заклинателя призван защищать зверей. Если до меня дойдет слух, что вы плохо обращаетесь с Гисс, я имею право убить вас. Любым способом, который сочту приемлемым.

Мужчина побледнел, а воротник его туники пропитался потом.

— Вы ведь шутите?

— Я никогда не шучу насчет зверей. — Бросив ключ на стол и одарив его хищной улыбкой, я склонила голову набок. — Все еще интересуетесь?

Этот скользкий тип колебался лишь мгновение, а затем резко бросился за ключом. Толстыми руками он прижал его вплотную к нагрудному карману.

— В этом нет необходимости. Я буду обращаться с Гисс как следует.

Оттолкнувшись от стола, он кивнул на прощание. Я выпятила подбородок и постаралась сохранить непроницаемое выражение лица.

— Подумайте дважды, прежде чем загадывать желание. Последствия могут быть абсолютно непредсказуемыми. — Меня охватило знакомое чувство тревоги и беспокойства. Я ненавидела иметь дело с Гисс, но потребности этого мужчины казались вполне простыми. Деньги. Власть. Он никогда не сумеет выполнить то, что Гисс потребует от него за просьбу о большем.

Гисс не используют против меня. Не так, как раньше. Сила способностей тварей зависела от их хозяина, а у этого человека отсутствовала склонность к разрушению. Нет, мое изгнание и одинокое существование будут безопасными еще пару сотен лет. Существовали заклинатели, которые доживали до двухсот лет и даже больше. В зрелом возрасте двадцати девяти лет у меня было еще предостаточно времени.