Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Одним движением он извлек несколько зарядов в ярко-красной оплётке и начал рассовывать по карманам разгрузки. Оксана посмотрела на него и, вздохнув, повернулась в ту сторону, откуда явственно ощущалась приближающаяся опасность. Я точно знал, что несколько стражей и наёмников тоже использовали метатели, но вряд ли их наборы лучше того, что применял Фома, брать в синий мир что-то по-настоящему мощное никто в здравом уме не стал бы.

«Большое количество воинов и несколько магов приближаются с запада. Ориентировочно четыре отряда по десять человек в каждом», — Седьмой отчитался, впрочем, я сам почувствовал приближение врага, только не мог ощутить его точного количества.

— А вот и гости, — через минуту проговорила Оксана. — Не думаю, что на первых порах их будет больше, чем нас, потому шансы есть. Главное — продержаться до открытия врат с другой стороны, и мы спасены.

— Звучит на словах просто, — с усмешкой сказал Костя, напитывая свои щиты до нестерпимо красного цвета.

— Вот только сделать это будет непросто, — добавил Алексей.

Вокруг нашего сильнейшего мага в отряде уже плавал сразу десяток острейших ледяных снежинок, и он продолжал их создавать. Вот у кого бы мне стоило поучиться контролю своей стихии. Хотя я прекрасно знал, что Алексей не будет использовать эти снежинки, как я свои земляные шары. К слову, о последних: я тоже вызвал сферы, только на этот раз не три, а четыре — удивительное дело, в золотом мире мне было куда проще проконтролировать заклинание и без труда получилось вызвать на одну сферу больше. Одинокий уже покинул ножны и буквально звенел от жажды боя. Да, этот никогда не пропустит битвы, даже самой безнадёжной, и от его уверенности порой брала оторопь. Но что возьмёшь с духовного меча, помешанного на сражениях? Особенно в последнее время, когда я практически постоянно влипаю то в одну смертельную битву, то в другую.

От собственных мыслей меня отвлёк взрыв, прогремевший буквально в нескольких десятках метров левее, и почти сразу после этого я увидел их. Спокойно идущих среди деревьев нескольких воинов в полных золотых доспехах и как минимум двух магов в необычной одежде золотого мира.

— А вот и наши гости, — осклабился Фома.

— Давайте поприветствуем их, — согласился с ним Алексей и ударил всей своей силой.

От вспышки магии я на мгновенье потерял связь с действительностью, а ещё через миг всё вокруг превратилось в ледяной ад, созданный нашим магом.

«Ну, поехали», — мелькнула мысль, а я уже летел вперёд, раскручивая вокруг себя сферу земли.

* * *

— Нам удалось зацепить нужный азимут, отсечка четыре, положение по заявленной траектории! — крики магов Белых Драконов раздавались в зале с закрытыми вратами.

Юлия Никифорова посмотрела на суету людей возле портала. Если всё, что сказал ей Лео Гораин, правда, то уже через полчаса они по наводке смогут открыть проход в золотой мир, прямо в гущу начавшегося там сражения Стрижей и наёмников с одной из школ золотого мира.

«К сожалению, дать точную наводку, не используя все возможности артефактов, у Зиновьева не получилось, из-за чего они неизбежно привлекли внимание ближайшей школы, — объяснял Гораин. — С вами пойдут мои лучшие люди. Вашей главной задачей станет остановить врага, спасти гражданских и моего внука. Остальных по ситуации».

При этом Гораин очень аккуратно намекнул на то, что Белые Драконы и род Гораинов будут очень благодарны, если из портала выдут только учёные и клановые воины. Юлия мысленно фыркнула, она не знала, что решат остальные кланы, приглашённые в рейд, но ссориться с гильдией только из-за какой-то мифической благодарности… Впрочем, возможно, ей и делать ничего не придётся: как она поняла, Гораин просто просил закрыть глаза на некоторые возможные инциденты во время спасения. Ястребы же, напротив, когда представился удобный случай, попросили по возможности спасти как можно больше наёмников. Их явно полностью устраивала любая утечка информации со стороны гильдии.

Для двух великих кланов всё это было некой игрой, просто щелчками по носу друг другу.

— Внимание, пятнадцатиминутная готовность! — проревел громкоговоритель в зале.

Глава 3

Столкновение

Одинокий дрожит в руке. Раскручиваю стремительные сферы земли вокруг себя и, не жалея сил, бросаюсь к одному из Золотых воинов. Клинок вспарывает воздух и тут же с яростью звенит, столкнувшись с боевой перчаткой воина. Одна из моих земляных сфер с огромной скоростью врезается в колено противника, и её массы оказывается достаточно, чтобы тот немного покачнулся, теряя на какие-то мгновенья концентрацию. Сокрушительный удар оставшихся трёх сфер, нанесённый одновременно в тело и голову, опрокидывает противника, и тот замирает у моих ног, не в силах подняться.

В голове вспыхивает молнией предупреждение об опасности, успеваю вернуть одну из сфер для защиты, и её тут же разрывает на мелкие части. Меня отбрасывает прочь, точно мешок с соломой. От полученного удара перед глазами вспыхивают яркие круги, краем сознания улавливаю хруст ломающейся маски безликого.

Прихожу в себя уже в нескольких метрах от целей, а в следующую секунду рефлексы, вбиваемые Седьмым последние месяцы, заставляют стремительным движением уйти вбок. На месте, где стоял, вспыхивает огненный цветок, вызванный одним из магов, которого прикрывает высокий воин. Золотые действуют в связке на очень высоком уровне, если бы не тренировки, предполагаю, эта атака могла меня очень серьёзно потрепать. Медицинский блок «Эгиды» впрыскивает в кровь тонизирующий коктейль, и я немного прихожу в себя.

«Повреждение внешнего контура. Нарушение целостности брони. Диагностика невозможна», — бубнит голос костюма.

Треть маски безликого от пропущенного удара покрывается трещинами, но работает и ориентироваться не мешает. Вижу, как Оксана с Алексеем где-то вдалеке наседают сразу на четырёх противников, возглавляемых магом, а Константин на пару с Фомой кое-как сдерживают атаки моих недавних оппонентов. Стрелок без остановки разряжает свой Метатель в мага и воина. От каждого выстрела земля буквально сотрясается, но вражескому колдуну, похоже, не составляет большого труда защититься от мощных снарядов, выставив перед собой и напарником тонкий, будто бы созданный изо льда щит.

Вокруг тела чародея закручиваются в спирали яркие воплощения огня, больше напоминающие огненные хлысты, с которых постоянно капает на землю раскалённая лава. Каждый выстрел Фомы он умудряется контратаковать, нанося сокрушительные удары одним из огненных кнутов. Удары разрезают воздух с невероятной скоростью и лишь только благодаря алым щитам Константина, каким-то образом вовремя успевающего парировать одновременные атаки воина и мага, наш стрелок продолжает заряжать метатель.

Подчиняясь мысленному приказу, вновь вызванные сферы начинают свой танец вокруг, а я, покрепче ухватившись за клинок, закручиваю внутри себя в тугой комок собранную магическую силу, чтобы в следующую секунду рвануть к магу, вокруг которого всё ярче горит огненный хлыст. Такой рывок на грани моих физических возможностей, даже с усилением Седьмого каждый шаг — это риск порвать связки. Свист ветра в ушах, зрение смазывается, ориентируюсь лишь по ощущениям. Одинокий сходит с ума от ярости и жажды крови. Вкладываю в удар всю силу полученного импульса. Золотой маг успевает каким-то невероятным образом среагировать. Хлыст дёргается, защищая своего хозяина, и клинок врезается в него, яростно и протестующе визжа. Колдун вздрагивает, делая шаг назад. И в этот же миг Фома, уловив момент, разряжает в того метатель. В голове вспышка предупреждения Седьмого, я отскакиваю в сторону, пытаясь разорвать дистанцию между мной и противником как можно быстрее.

Яростный огненный шквал накрывает место, где стоит замешкавшийся маг, и жар лишь немного задевает меня, опаляя часть верхней одежды. Успеваю уйти.

— Да как ты живёшь, тварь?! — вопль Фомы разлетается над местом сражения, а я смотрю на то, как из огненного пламени выходит обожжённый, но живой золотой маг.

Константин успевает отбросить назад наседавшего в это же время на него воина и рвануть к нам.

А в следующую минуту лес буквально взрывается от магического возмущения. Маги школы золотого мира наконец перестают церемониться и ударяют всем, что у них имеется. Успеваю увидеть взлетевшую Оксану, охваченную огненной аурой, и Алексея, поднявшего руку с раскручивающимся на ней ослепительным белым вихрем ледяной магии. Где-то в глубине лагеря ощущается яркая магическая вспышка. В бой наконец вступают наши чародеи с кристаллическими знаками.

А затем на нашу группу опускается самый настоящий вихрь.

«Седьмой, думаю, мага придётся брать на себя, — говорю я, прекрасно ощущая в этом энергетическом хаосе подготовку золотого колдуна к дистанционной атаке. — Другие, скорее всего, не смогут почувствовать его присутствия».

«Я постараюсь помочь, носитель», — отвечает конструкт.

Я бросаюсь вперёд, при этом успеваю крикнуть Косте и Фоме, чтобы они занялись находившимся где-то неподалёку воином. Остаётся надеяться, что Золотым воинам так же тяжело ориентироваться во всём этом магическом беспорядке, как и нам.