logo Книжные новинки и не только

«Тайна дома Морелли» Маленка Рамос читать онлайн - страница 10

Knizhnik.org Маленка Рамос Тайна дома Морелли читать онлайн - страница 10

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Нет, это какая-то ерунда, — прошептал мальчик.

И тут морда овечки изменилась. Это произошло медленно: губы едва заметно разъехались в стороны. Рот кривился насмешливо и недобро, и, наконец, на морде появилась что-то вроде зловещей улыбки. Увидев ее, Дэнни вскрикнул, швырнул картину в угол комнаты и бросился на кровать так порывисто, что стукнулся головой о деревянное изголовье. Некоторое время мальчик сидел нахохлившись, обхватив руками колени и не зная точно, что делать дальше. Все тело дрожало, он смотрел на картину, лежавшую на полу рисунком вниз, так что видна была карандашная надпись.

— Спускайся, полдник на столе! — крикнула мать. Дэнни вздрогнул, сердце от неожиданности чуть не выпрыгнуло из груди.

— Иду… — шепнул он чуть слышно.

Он собрал все силы и спрыгнул с кровати. Подошел к лежавшей в углу дощечке, склонился над ней, осторожно протянул руку. «Мне показалось», — подумал он. Должно быть, он был так поглощен мыслями о Пенни, что разум решил над ним пошутить, обвести вокруг пальца. Он перевернул дощечку и несколько мгновений пристально всматривался в пейзаж. Никаких перемен. Он провел рукой по вспотевшему лбу, затем вытер влажную ладонь о штанину. Четвертая овечка стояла на своем месте — задние ноги едва виднелись за деревом, словно она решила спрятаться. Дэнни перевел взгляд на домик, осмотрел пятнышко краски в форме лица, затем изучил небо. Вздохнул с облегчением и положил картину на стол. Небо было по-прежнему синим, три овечки мирно глазели на горы, и все было как раньше. Дэнни чуть не расхохотался.

— Дэнни, ты где застрял? — снова крикнула мать. — Спускайся, солнышко!

— Иду! — откликнулся Дэнни.

Вышел за дверь и побежал по коридору к лестнице.

6

Он неподвижно всматривался в ненастную ночь. Лицо его было задумчиво и напряженно. Приятное тепло, струившееся из здания полицейского участка, настойчиво приглашало внутрь; но он по-прежнему любовался холодным воздухом и темным небом, на котором не было видно ни единой звезды, — небом, предвещавшим скорую бурю. Шериф Ларк пожил на свете достаточно, чтобы как следует изучить внезапные и необъяснимые перемены погоды, но за последние тридцать лет даже он не мог припомнить такой холодный и темный сентябрь. Он окинул взглядом площадь и теплые желтые огни, мерцавшие в окнах кофейни «Коконут». До него донесся аромат крепкого кофе. Этот соблазнительный запах витал вокруг кофейни в любое время суток.

От размышлений Ларка отвлек шум приближавшегося автомобиля. Где-то слышался голос Элен, которая перемещалась по участку со свойственной ей подвижностью. Эта женщина горела на работе, она явно перерабатывала, но поражало Ларка не это. Каким образом толстуха двигалась ловко и быстро, как рысь, а ее неизменная юбка-карандаш при этом не лопалась? Тихонько покашляв, он наблюдал, как Томми паркуется напротив участка.

— Привет, Ларк. Как у вас дела? — спросил Томми, вылезая из машины.

— Шериф. Привет, шериф, — поправил его Ларк. Он прочистил горло, повернулся и сплюнул. Затем подтянул ремень с кобурой повыше. — Думаю, завтра будет дождь.

Томми подошел к нему и потер руки.

— Холодина ужасная, — он обернулся и посмотрел на лес, темневший за домами. — Надеюсь, что ненадолго. Электрические компании ждут не дождутся, когда в городе включат отопление.

— Отложи на завтра доклад по делу Оуэнс и ступай домой, — приказал ему Ларк. — Вряд ли у нас сегодня будет много работы. Все вроде спокойно. А если что, Элен пробудет в участке еще несколько часов.

Томми хотел что-то ответить, но внезапные шаги и голоса заставили его повернуть голову. По улице шагали двое мужчин. Когда они приблизились, он узнал преподобного Маркуса и писателя, который снимал у Лоретты домик.

— Неужели кто-то осмелился выйти на улицу в такую холодрыгу, — воскликнул шериф и снова закашлялся. — Добрый вечер, ребята.

— Здравствуйте, шериф. — Роберт замерз: озябшие руки он прятал в карманы куртки. — Привет, Томми…

— Как дела, пастор? Собираетесь перекусить? Время ужинать.

— Заглянем к Лоретте, у нее же и поужинаем. Вы знакомы с Джимом Алленом, новым ее постояльцем? Джим, это шериф Ларк и его помощник Томми Нортон.

Ларк покосился на человека, стоявшего слева от пастора, и на лице его изобразилась кривоватая улыбка. Ну и тип. На носу очки без оправы, волосы всклокочены, как у пижонов, которые рассуждают в телевизоре на утренних теледебатах. Высокий, почти такого же роста, как и пастор, но более худой.

— Вы, если не ошибаюсь, писатель.

— Именно так, — ответил тип, улыбнувшись.

— Внучка обожает ваши сказки, — буркнул Ларк. — Если найдется свободная минутка, заходите к нам, подпишите ей книжку. Думаю, она обрадуется, хотя ей всего десять лет.

— В любое время, шериф. Вы теперь знаете, где я живу.

Ответ пришелся Ларку по душе. Не сказать, чтобы чужаки вызывали у него горячую симпатию при первом же знакомстве, но впечатление было благоприятным, что, впрочем, не мешало ему считать этого типа выпендрежником.

— По-моему, доктор Фостер направился туда же, — продолжал Томми. — Я заметил, как он прошел по улице. Точнее, увидел пестрый шарф и подумал, что это он. Доктора Фостера ни с кем не спутаешь. Даже если туман и ничего не видно, все равно узнаешь по шарфу.

— Это точно. Такие шарфы — фирменный стиль Алана, — Роберт усмехнулся. — Ладно, друзья, доброй ночи. Надеюсь, до костей не промерзнем.

— Вам тоже всего доброго. — Томми повернулся спиной, собираясь направиться в участок. — Рад познакомиться, мистер Аллен. Надеюсь, вам у нас понравится и вы не пожалеете о своем решении тут пожить.

— Думаю, так и будет.

Когда двое исчезли за углом, Томми вошел в участок вслед за Ларком. Тепло ударило в лицо, но вместо удовольствия он ощутил слабость и озноб во всем теле.

— Ого! Сколько показывает термометр? Сорок градусов? Эта женщина решила нас уморить?

Усмехнувшись, шериф направился в кабинет.

— Эй, Элен, уменьши-ка отопление! — крикнул он.

Элен повернулась на своем вертящемся стуле и выгнула брови, словно кто-то ее оскорбил. Она отрицательно покачала головой и внимательно посмотрела на Томми. Взгляд Томми был прикован к какому-то предмету, лицо стремительно бледнело.

— Эй, Томми, что с тобой? — насмешливо спросила Элен. — Испугался марионетку?

Томми смутился.

— Терпеть их не могу. Какого черта ты прицепила сюда эту гадость? Просто кошмар.

— Эта марионетка — подарок моего племянника из Портленда, так что следи за словами. Ничего особенного в ней нет. Мальчик собственными руками ее раскрасил. Изо всех сил старался, чтобы тетя знала, как он ее любит.

По правде сказать, выглядела кукла и впрямь жутковато. Тощая дылда в бесформенной хламиде, изображающей свитер. Темно-синие штаны и кепка разносчика пиццы. Но самым неприятным было лицо. Большие угольно-черные глаза, рот, приоткрытый в форме буквы «о», два алых пятна на щеках. Многочисленные нити, на которых было подвешено нелепое создание, придавали ему гротескный вид. Покосившись на Томми, Элен презрительно сложила на груди руки.

— Сколько можно сидеть с такой физиономией? Неужели и правда кукол боишься?

— Не то что боюсь, — отозвался Томми, хотя в глубине души действительно их побаивался, — просто они мне не нравятся. Есть люди, которые не любят клоунов. А я не люблю марионеток.

— Господи… Тридцать лет парню, весь из себя вояка, а боится дурацкой куклы длиной в полметра!

Томми собирался что-то возразить, но тут из кабинета вышел шериф. Выражение его лица не предвещало ничего хорошего.

— Проклятые мальчишки снова залезли на лесопилку, — проворчал он.

Элен и Томми повернулись к окну.

— Почему вы так думаете?

— Там какие-то огни. Конечно, это мальчишки: курят гашиш и пьют пиво. Каждый раз одно и то же: пустые бутылки и окурки. Поганцы! Добром это не кончится: что-нибудь да случится рано или поздно. Если мне еще раз попадется этот Патрик или мальчишка Графтов, заставлю целый месяц подметать весь город, а в задницу воткну метлу!

— Сгоняю-ка я туда, — предложил Томми. — Мне по пути: все равно проезжаю мимо. Пора разобраться с этим делом.

— Правда заедешь? — строго спросил Ларк. — А то я и сам могу. Если это они, я им дуло засуну…

Элен захохотала хриплым заразительным смехом и затрясла головой. Короткие темные волосы заплясали вокруг лица, придавая ей сходство со шваброй.

— Вот я и говорю, лучше мне поехать, — смутился Томми.

— Забавный ты парень. Вот я в твоем возрасте…

— Ох, да ладно вам, — воскликнула Элен. — Хватит на сегодня баталий. Сообщи по рации, Томми, если возникнут проблемы.

— А ты убери подальше эту штуку, — отозвался Томми, направляясь к двери. — Вряд ли понадобится рация. Заслышав патрульную машину, они разбегутся кто куда, как тараканы, а я поеду домой и залягу в горячую ванну. Но, если что, звякну.

В ответ Элен скорчила свирепую гримасу, взяла марионетку и подергала ее за ниточки.

Через четверть часа Томми припарковал машину на посыпанной гравием стоянке напротив лесопилки. Можно было бы заехать прямо на территорию, но тогда бы мальчишки разбежались, а ему хотелось как следует их напугать. Он заглушил мотор и окинул взглядом громоздившееся перед ним унылое строение. Позади лесопилки печально и зловеще темнел лес. Где-то в глуши этого леса при желании все еще можно было отыскать остатки старой железнодорожной ветки. Томми нащупал в бардачке фонарик и хотел было прихватить рацию, чтобы позвонить Элен, но передумал: мальчишки могли услышать ее потрескивания. Он осторожно прикрыл дверцу машины и зашагал по дорожке. Гравий тихонько скрипел у него под ногами. И правда: внутри здания виднелся свет. Томми не знал точно, что это, фонарик или лампа: окна фабричного корпуса были разбиты и покрыты пылью, и огоньки мерцали еле-еле. Справа возвышалось второе здание, деревянное, похожее на первое, но поменьше. Обе постройки были тем немногим, что осталось от некогда процветавшей лесопилки. Ларк рассказывал, что когда-то в давние времена там было шесть или семь корпусов вроде тех, что остались, а на берегу реки стояла мельница, однако от них почти ничего не сохранилось. Только главное здание фабрики.