logo Книжные новинки и не только

«После дождя» Маргарет Мюр читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Маргарет Мюр После дождя читать онлайн - страница 1

Маргарет Мюр

После дождя

1

Роберт стоял в зале для вылетов аэропорта «Баррахос», сунув руки в карманы плаща, и задумчиво смотрел вдаль через забрызганное дождем тусклое оконное стекло на столь же тусклое и безрадостное весеннее небо над Мадридом. Вылет задерживался по метеоусловиям. Слегка познабливало, то ли от сырости, то ли от переутомления. Слишком много проблем пришлось решать в этой поездке. Да еще не повезло с погодой. Не удалось погреться в рекламируемых туристическими агентствами жарких лучах испанского солнца.

В конце марта три дня подряд лили дожди. Как пояснили его испанские партнеры, извиняясь за климатические причуды столицы, такое здесь бывает раз в сто лет. И как раз досталось на его долю. Что ж, усмехнулся про себя Роберт, зато чувствуешь себя совсем как дома, в родном Лондоне, который частенько приходится покидать, отправляясь в деловые поездки по разным городам и странам.

Вот и на этот раз он сможет пробыть в своем городе всего несколько дней. Пара дней уйдет на работу в штаб-квартире крупной компании «Эштон интернэшнл консалтинг». Хорошее название, начало которого совпадает с его фамилией. Впрочем, это неудивительно, ибо он является ее владельцем. Мистер Эштон самодовольно усмехнулся, мысленно закрутив залихватским жестом отсутствующие усы. Так всегда делал его отец, основатель данной компании, в минуты удачи, пока был жив и стоял у штурвала семейного бизнеса. Роберт, унаследовав дело, не пустил его по ветру. Наоборот. Фирма значительно расширила свои операции по всему земному шару и превратилась в своеобразного бизнес-осьминога, раскинувшего свои щупальца-филиалы по всем континентам. Недаром сотрудники его компании уважительно звали Роберта Эштона Большим Боссом.

Но мозг компании, ее штаб-квартира по-прежнему оставалась в Лондоне. Однако в последнее время у Роберта все чаще возникали мысли о переносе ее куда-нибудь в другое место, например, на американский материк. Для этого было вполне достаточно причин, в том числе и личного порядка. Например, развод с женой, которая живет слишком беззаботно в этом же городе, на отсуженные у него деньги, и имеет наглость периодически попадаться ему на глаза на различных светских мероприятиях. Да еще в сопровождении часто сменяемых смазливых молодых поклонников, совершенно одинаковых по типажу.

Роберт вздохнул и решил подумать о чем-нибудь хорошем, а то так и в уныние впасть недолго. Но уже через минуту на сердце потеплело. Он вспомнил о том, что, помимо работы, в Лондоне его ожидают на этот раз приятные встречи с родственниками, со многими из которых Роберт не виделся целую вечность. Съезжается весь семейный клан Эштонов, в том числе обе его замужние сестры, для участия в юбилейных торжествах по поводу дня рождения его матери. Маме исполняется пятьдесят пять лет. А он так и не успел порадовать ее к этой дате ничем, кроме традиционных подарков и своего присутствия. А ведь она так мечтала встретить этот день с внуком на коленях! Но вот как-то не получилось. Не сложилось. И ничего уже не поделаешь.

Его брак с Норой распался, не оставив после себя никаких следов, если не считать шрамов на сердце и солидных материальных потерь. И все же самое досадное то, что их «союз на небесах» не принес того, ради чего обычно создаются семьи. Нора не хотела иметь детей, которые, по ее мнению, только осложняли жизнь и портили внешность.

Но, может быть, в их случае отсутствие детей к лучшему. Никаких последствий, никаких обязательств, никаких поползновений вернуться к прошлому. И никаких отвлекающих от работы факторов. Теперь можно полностью уйти в любимое дело. Серьезный бизнес требует самоотверженности и постоянных жертв, а главное — почти полного отказа от личной жизни.

Роберт провел рукой по скрипящему под ладонью подбородку. Щетина слишком быстро растет. Наверное, пора бриться два раза в день, как и подобает истинно английскому джентльмену, питомцу частной школы в Итоне и выпускнику Кембриджского университета. В этом элитном образовательном дуэте нет никакой собственной заслуги. Просто выполнил волю отца и повторил его жизненный путь. И затем унаследовал его компанию, значительно расширив ее операции и активы всего за несколько лет.

По счастью, ему не пришлось насиловать свою волю. Профессия отца вошла в его гены. А вот с женой, в отличие от него, не повезло. Наверное, просто родился не в то время. В прошлом женщин воспитывали более разумно, с пользой для общества, готовя главным образом для семейной жизни, а не для деловой карьеры и борьбы за эмансипацию.

Да, женщины, женщины, извечная загадка природы, подумал он. И без них плохо, и с ними одни проблемы. Странно все-таки распорядилась природа. По идее, эти прекрасные существа созданы Господом для продолжения рода человеческого и должны изначально, по предназначению, нести в себе одни положительные черты. Быть символом устойчивости и рационализма. А в жизни как-то все наоборот получается. Или это ему так не везет? Любовниц много, можно даже упрекнуть себя при плохом настроении в сексуальном легкомыслии и беспорядочных половых связях. А вот ту, с которой хотелось бы остаться навсегда после проведенной в постели ночи, что-то не удается встретить. Или просто после развода он стал слишком осторожным и недоверчивым? Слишком требовательным?

Опять внезапно зазнобило, и Роберт повернулся лицом к залу, ища взглядом стойку бара. Надо бы выпить чашку горячего черного кофе перед тем, как идти на посадку. Да и двойная порция хорошего шотландского виски двенадцатилетней выдержки тоже бы не повредила. Он чувствовал себя совершенно измотанным после чересчур напряженной поездки. Сроки поджимали, и пришлось работать круглые сутки, выкраивая всего несколько часов в день на короткий сон, да и то урывками. Порой казалось, что он уже больше не выдержит. Да и вообще, нельзя так жить, постоянно на бегу, на скаку, мчась без оглядки все время вперед. Когда-то надо все-таки остановиться и оглядеться. Годы и дни, события и лица проскакивали мимо, уходя в прошлое. Отсчитывая отведенные судьбой сроки, осыпались листья календаря, как пожухлые осенние листья с деревьев под напором резкого и холодного осеннего ветра — посланца будущей зимы.

Он любил чувственные радости, унаследовав это качество от отца. Мать прощала тому в свое время многочисленные похождения, делая вид, что ничего не знает. Не упрекнут в этом и сына. Но личная жизнь наследника шла какими-то урывками, в коротких промежутках между работой, ничего не оставляя после себя, даже в памяти. Все сливалось в какой-то однообразный пестрый калейдоскоп.

Роберт все чаще задумывался о том, что помимо карьеры, помимо успехов в предпринимательстве есть и другие ценности в жизни. Особенно когда бывал в гостях у сестер, у семейных друзей и деловых партнеров. И даже порой задумывался над тем, что у каждого живущего на этом свете должен быть близкий человек, с которым можно было бы поделиться сокровенным и ради которого стоит жить.

В свое время отец передал ему свое дело. А вот кому он оставит свою разросшуюся деловую империю? Отец начинал в Лондоне, а теперь есть уже филиалы за рубежом, в Сиднее, Нью-Йорке, Лос-Анджелесе, Оттаве и других городах. Есть крупные контракты по всему свету, и, видимо, скоро придется открывать новые офисы в арабском мире и в Юго-Восточной Азии, например, в Абу-Даби или в Маниле.

Но какой ценой это далось? И стоит ли оно того?

Нельзя же считать нормальной личной жизнью скоротечные и случайные связи с женщинами, без длительных ухаживаний и взаимных обязательств, часто во время поездок. Ночи в отелях, торопливые раздевания и быстрые ласки, больше похожие не на любовный акт, а на поспешное удовлетворение физиологических потребностей двух изголодавшихся и усталых особей разного пола, случайно оказавшихся вместе. Сняли напряжение и тут же заснули, отвернувшись друг от друга. А то и сразу расстались, как мыши, юркнув каждый в свою норку. Даже имена не запоминаются. Да и зачем они, если все равно предстоит скорое расставание?

Было, правда, особенно поначалу, сразу после развода, несколько попыток приручить его, окольцевать и стреножить, но безуспешных. Тогда он еще не чувствовал в себе способности и потребности вновь доверить кому-то свою опаленную душу и свое немалое состояние, вновь переживать горечь потерь. Попросту боялся повторения пройденного. Он же не мазохист и не сторонник непрактичной христианской заповеди — получив удар по одной щеке, подставлять другую. И даже выработал своеобразную тактику, заранее оговаривая условия взаимоотношений с женщинами, как в бизнесе, заключая устную сделку. Часто партнерши были такими же деловыми бизнес-леди, нередко уже замужем, и их это вполне устраивало.

А время уходило, просачиваясь как песок между пальцами. Метроном событий отщелкивал быстрый ритм жизни, дни превращались в недели и месяцы, складывались в годы. Стрелка жизни вращалась по кругу, все ускоряя ход. Через месяц исполняется тридцать пять лет. Интересно, где придется перейти этот рубеж? В каком городе, стране, на каком континенте? Может быть, пора уже подводить промежуточные итоги жизни? По медицинской теории, период молодости заканчивается, как и период гиперсексуальности, в эти самые пресловутые тридцать пять.

И придет время сказать последнее «прощай!» своей бурной молодости. Впереди скучная зрелость, потом жалкая старость... Конечно, для мужчины и сорок лет — не возраст. Он не женщина и не воспринимает это как конец света, но все же...

А не пора ли задуматься и попробовать что-то изменить в своей жизни? Сделать ее более понятной для себя и по-человечески теплой?

Эти мысли сопровождали его на посадку и даже проникли вместе с Робертом в самолет, который привычно и бережно подхватил и отнес утомленного путешественника на родину.

2

Дни, проведенные в Лондоне, пролетели как одно мгновение. Сейчас встречи с родными, роскошный и веселый праздник по случаю дня рождения мамы, уют родного дома — все это казалось Роберту прекрасным сном, приснившимся ему в самолете.

После Лондона он уже успел побывать в Нью-Йорке, а сейчас летел в столицу Канады, разбираться в проблемах, возникших со строительством гостиничного комплекса в парке Гатино.

В аэропорту Оттавы Роберта никто не встречал. Впрочем, он этого и не ждал. Большой Босс считал, что его сотрудники принесут больше пользы фирме, трудясь на своих рабочих местах, нежели разводя «китайские церемонии». Но и в офисе его, казалось, не ждали. Место секретарши пустовало, а руководитель местного филиала фирмы не вышел ему навстречу, хотя время было назначено заранее.

Роберт, уже начиная закипать, распахнул дверь в кабинет Питера Никлесса, местного босса. И застыл на месте.

Питера на рабочем месте не было. Никто не сидел за массивным столом с разложенными на нем бумагами. Никто не расхаживал по кабинету, размышляя над Проблемами фирмы. А проблемы у канадского филиала были, потому-то Роберт и примчался сюда, в очередной раз перемахнув через Атлантический океан.

Зато на небольшом и не очень удобном, судя по всему, кожаном диванчике лежала женщина. Было похоже, что она сначала присела на краешек дивана, а потом сон сморил ее и она прилегла, как бы на минутку, но заснула так крепко, что ни звук распахнувшейся двери, ни возмущенный возглас Большого Босса не смогли ее разбудить. 

Роберт, онемев от злости и недоумения, некоторое время молча рассматривал эту нарушительницу трудовой дисциплины.

Она спала как ангел. Нежное лицо без капли косметики было абсолютно безмятежным. Длинные ресницы спокойно лежали на порозовевших от сна щеках. Припухшие как у ребенка губы, яркие и нежные, были слегка приоткрыты. Волосы цвета лугового меда разметались по черному кожаному валику.

Глаза Роберта скользнули ниже, и он почувствовал, как гнев начинает уступать место совсем другому чувству. Тело спящей девушки, несмотря на неловкую позу, было чрезвычайно соблазнительным. Белая блузка расстегнулась, приоткрывая белоснежные полушария юной груди. Короткая черная юбка сбилась, обнажая почти до самого основания стройные ножки с округлыми коленями. А изгиб бедра так и манил...

Роберт наконец осознал, что стоит уже возле самого дивана и больше всего на свете ему сейчас хочется вернуться к двери, закрыть ее на ключ и...

— Кто вы такая, черт возьми! И почему спите в рабочее время? Да проснитесь же, в конце концов! — Он поспешил вернуть на место привычный гнев. А что еще ему оставалось?

Девушка вздрогнула и открыла большие зеленые глаза, еще подернутые дымкой забвения.

Кристине снилось, что у нее целых пять детей: три девочки и два мальчика. Она кружилась с ними по поляне, едва касаясь ногами шелковистой травы. Вместе с ними в небе кружилось веселое желтое солнце, и, как его многочисленные отражения, кружились на головках детей и под их маленькими босыми ногами желтые головки одуванчиков. Кристине было так хорошо, так радостно... А тут еще из-за деревьев вышел высокий, плечистый мужчина, остановился на краю поляны и помахал рукой ей и детям. Она не видела его лица, так как он стоял против солнца. Но Кристина точно знала, что это ее муж, ее любимый, отец детей. И она протянула к нему руки, желая его позвать. Но он вдруг сказал резким, чужим голосом:

— Да просыпайтесь же, наконец!

Кристина вздрогнула и открыла глаза.

Сон растаял, оставив нежное воспоминание о себе. Но высокая фигура мужчины в длинном пальто не исчезла. Вначале смутно различимая, она постепенно обретала, все более явственный облик, с прорисовкой деталей. Такое впечатление, как будто шел процесс проявления фотографии или мужчина выходил из тумана. Кристина машинально потянулась и протерла глаза, еще не до конца осознав, где она находится. Сердце застучало быстрее и мощнее, разгоняя застоявшуюся кровь. И тут же чуть не остановилось, когда Кристина наконец рассмотрела того, кто стоял перед ней.

Облик этого человека впечатлял. В глаза бросались две его главные отличительные черты: мощное телосложение и жесткое выражение лица. Настоящий карающий ангел Господень, со сверкающими молниями в ярко-синих глазах, кстати, весьма редкого цвета для брюнета. Глаза такого насыщенно синего цвета бывают у новорожденных младенцев, но потом, к сожалению, тускнеют.

Молнии в глазах пришельца вот-вот готовы были извергнуться на золотоволосую нечестивицу и испепелить ее прямо на рабочем месте. На красивом и волевом лице с сурово сжатыми губами застыло выражение, которое любой человек однозначно воспринял бы, мягко говоря, как неодобрительное. Да и вообще, складывалось впечатление, что улыбка на этом лице появлялась не чаще, чем дождь в пустыне. Надо полагать, что в данном случае не одобрялось поведение Кристины. Сон на рабочем месте, в разгар трудового дня. Налицо все признаки должностного преступления, к которому следовало отнестись без всякого снисхождения, несмотря на внешность и молодость преступницы.

— Простите, я присела на диван, чтобы немного отдохнуть, и вот... — начала оправдываться Кристина, поспешно садясь и пытаясь поправить короткую юбку, забравшуюся во время сна на неприличную для офиса высоту над ее округлыми коленями.

Оглядев себя, она с ужасом заметила, что ее строгая белая блузка расстегнулась вверху на несколько пуговиц, открывая то, что обычно посетителям не демонстрируют. О Боже, какая неловкая ситуация!

Мужчина мрачно смотрел, как смущенная девушка поспешно приводит себя в порядок, почти одновременно застегивая пуговицы на блузке, одергивая юбку и поправляя разметавшиеся по плечам волосы.

— Да, я заметил, как вы тратите время компании, - сурово заметил он. — На оздоровительный сон после ланча, закончившегося, кстати, около часа назад. Я полагал, что служащие моей компании экономят каждую рабочую минуту. Даже в обеденный перерыв не выходят из офиса, oгpaничиваясь кофе и бутербродами. Теперь вижу, что ошибался. Во всяком случае, не во всех филиалах компании соблюдается этот принцип. Кажется, у вас свое мнение по этому вопросу. Не так ли, мисс или миссис? Как вас там по имени?

Просто кошмарный человек, подумала еще не до конца проснувшаяся Кристина. Кто он такой и откуда свалился на мою голову? И так некстати. Несколько мгновений она боролась с собой, чтобы не выпалить сразу, в гневе, все то, что она о нем думает. Несколько эпитетов уже крутились на кончике языке, готовые вот-вот слететь с него. Да как он смеет ее оскорблять! Как он вообще смеет читать ей нотации! Ох!

В ее мозгу молнией мелькнуло прозрение, и сработал предохранительный механизм. Так, не спеши, Кристи. Во-первых, не стоит ссориться с посетителями. Во-вторых, похоже, это не просто сварливый клиент. «Я полагал, что служащие моей компании»... Значит, я его служащая. Мозг напряженно заработал, производя несложные вычисления, сопоставляя увиденное и услышанное. Нет, этого просто не может быть! Ее бы предупредили...

— Я вижу, что вы уже достаточно проснулись и теперь понимаете, с кем разговариваете, - безжалостно продолжил жесткий мужской голос. - Не так ли? Или мне надо представиться?

- Нет, спасибо, мистер Эштон. Портрет владельца компании, как и положено, постоянно висит на стене в кабинете. Вы можете в этом убедиться. — Кристина, указывая в сторону портрета, висящего над письменным столом, не смогла удержаться от саркастической нотки в голосе, тут же мысленно сделав себе внушение за несдержанность.

Собеседник нервным жестом пригладил волосы, которые явно нуждались в стрижке. Да и побриться главе компании не помешало бы. Но при этом он умудрялся демонстрировать свое превосходство над ней. Он смотрел на нее, как боксер смотрит на побежденного соперника. Хотя перед ним была всего лишь слабая, усталая, измученная житейскими проблемами женщина, а не низколобый варвар-неандерталец с мускулистыми руками до пола. Какой самоуверенный и не терпящий возражений человек! Очевидно, он не допускает даже мысли о том, что кто-то посмеет игнорировать его указания. Хотя... он довольно симпатичный, если присмотреться, подумала она. Конечно, смотря на чей вкус. Все-таки лицо излишне жестковато...

Она встала, чтобы лишить его возможности смотреть на нее сверху вниз. Впрочем, это ей не помогло. Даже вытянувшись во весь рост, она доставала ему только до плеча.

— Итак, как вас там, мисс или миссис? — насмешливо спросил Большой Босс, как обычно именовали этого монстра служащие фирмы.

— Меня зовут Кристина. Мисс Кристина Блэквуд, мистер Эштон. Я временно исполняю обязанности руководителя филиала вашей фирмы. Впрочем, вы должны быть в курсе...

Большой Босс даже отшатнулся от нее.

— Что-о?! Вы — руководитель филиала... Час от часу нелегче. А куда девался Питер Никлесс?

— Питер лежит в больнице, его готовят к серьезной операции на сердце. Странно, что вы не в курсе. Месяц назад сюда приезжал ваш помощник, мистер Эдвардс, и мое назначение было согласовано с ним.

Роберт потер лоб. Как раз в это время он был занят процедурой развода. Да, Эдвардс говорил ему что-то... Кажется, девчонка была помощницей Питера, у нее за плечами экономический колледж, и она проявила такие недюжинные способности, что Питер ее рекомендовал на свое место. Гм, способности... Интересно, какого рода?