logo Книжные новинки и не только

«Волшебная ягода» Маргарет Мюр читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Маргарет Мюр Волшебная ягода читать онлайн - страница 1

Маргарет Мюр

Волшебная ягода

Пролог

Краешком сознания она понимала, что спит. Но все происходящее ощущалось настолько реально, что и воспринималось как реальность, тяжелая и страшная. Конечно, с этим ужасом можно было бы расстаться усилием воли, когда станет совсем невмоготу и не останется уже сил терпеть и бороться. Но хотелось наконец узнать, чем завершится сновидение. Для этого надо было потерпеть. Собрать все силы и выдержать испытание до конца.

Уже несколько ночей подряд она видела один и тот же сон. Она называла этот ночной сериал «Жертва кораблекрушения». Вот и сегодня ночью она вновь, как только закрыла глаза, оказалась посреди безбрежного океана. Одна, среди обломков корабля, в хороводе акул, умирающая от жажды и истощения под безжалостными лучами дневного светила, мерзнущая от нестерпимого холода ночью.

На этот раз было утро. Первые лучи неспешно выползающего из-за горизонта, пока еще слабо окрашенного, белесого диска упали на ее обожженные, разъеденные солью веки. Она приподняла голову и привстала на плоту, опираясь на локти. Вокруг простирался океан, бесконечный, величаво-спокойный, безостановочно несущий куда-то вдаль, за горизонт, свои пенистые волны. Совершенно одна, если не считать альбатросов в небе, распластавших свои огромные крылья. И стаи акул, неутомимо описывающих круги вокруг деревянного обломка от обшивки корабля, на котором укрывалась от их зубов маленькая женская фигурка, привязанная к этому импровизированному плоту обрывками снасти. И еще на нее смотрел Океан, этот огромный монстр, почти живое существо, равнодушное к судьбам людей, готовое отдать на съедение своим питомцам маленькую, еще живую букашку, осмелившуюся забраться так далеко от суши, от назначенного ей природой места обитания.

Лохмотья платья плохо защищали тело от раскаленного солнца и соленого морского ветра. Эти два бича враждебной природы иссушали, обжигали и разъедали ее кожу, уже и без того красную, покрывшуюся волдырями... Она потеряла счет времени, но полагала, что идет третий день после катастрофы. Три дня физических мучений и прочно утвердившееся в сознании чувство безнадежности. Помощь не придет или придет слишком поздно. Она уже достигла пределов своих физических и психических возможностей. Почти утратила волю к сопротивлению и желание выжить. Лучше сдаться и прекратить разом эти страдания.

Можно отвязаться и соскользнуть в воду. Она даже не успеет утонуть. Треугольные плавники акул мигом сомкнутся вокруг долгожданной добычи и играючи разорвут ее на части, замутив алой человеческой кровью зеленовато-прозрачную воду. Редкое для этих тварей лакомство. Акулий деликатес из женской плоти. Это даже лучше, чем оставить свое мертвое тело на плоту, разлагающееся день за днем, пока от него не останутся только выбеленные ветром кости. В любом случае, независимо от ее решения и воли, ей недолго оставалось чувствовать боль и жажду. Человек на две трети состоит из воды. Без нее он способен выдержать неделю, но не в таких условиях, не под таким солнцем и ветром. Интересно, сколько воды в ней осталось? И осталось ли вообще. Три дня — это предел, и она его уже достигла. Придется вскоре подвести последнюю черту. Должно быть, последний раз в своей жизни она увидела восход этого безжалостного светила. А вот его заход цвета запекшейся крови ей уже не удастся посмотреть...

Говорят, перед смертью человек вспоминает прошедшую жизнь. В памяти мелькает калейдоскоп событий и лиц. А вот в ее воспаленном мозгу всплывает только начало этого кошмара. Внезапно налетевший ураган, пронзительный и грозный рев ветра, валы взбесившейся воды вздымаются все выше и выше, швыряя как игрушку корабль и разбивая его в щепки. Поединок двух стихий, двух природных гигантов — воды и ветра, схватка двух разъяренных чудовищ. И хрупкий, слабый человечек, как маленькое хлебное зернышко между мельничными жерновами, растираемый в прах, уходящий в небытие. Жалкая, ничтожная и даже неинтересная для них случайная жертва.

Она уцелела только потому, что заранее привязала себя к мачте, еще в начале шторма. Ее носило, крутило, бросало, засасывало в кипящую глубину, швыряло ввысь на огромных валах взбесившихся волн, выворачивая наизнанку, порождая безумие, вселяя безнадежность и ужас. К счастью, она быстро потеряла сознание. А когда очнулась, вокруг уже простиралась пустынная, спокойная гладь, украшенная ровными гребнями невысоких волн. И начались новые испытания. Несколько суток без еды и воды, под раскаленным солнцем днем и пронизывающим холодом ночью. Иссеченная соленым морским ветром кожа, воспаленные губы, шершавый, распухший язык и жадные глаза акул, чутко стороживших столь желаемый кусок человеческой плоти.

И вдруг Брит увидела какую-то точку вдали. Она даже решила, что в глаз попала соринка. Хотя откуда ей тут взяться? Решила протереть глаза, но это не понадобилось. Точка росла, быстро увеличиваясь в размерах, пока не превратилась в фигуру человека. Вначале она подумала, что это галлюцинация. Рассудок не выдержал испытаний. Предсмертное помутнение разума. Этого просто не может быть. Библейские времена давно стали мифом. Божественных чудес ожидать не приходится. Но человек приближался, и она уже могла видеть его лицо. И она неожиданно вспомнила молитву, которой ее учили в детстве, и зашептала ее потрескавшимися губами. Ибо это был не просто человек, а человек, шедший по воде...

Неужели Господь смилостивился и послал за ней ангела, чтобы забрать к себе ее безгрешную душу? А может, чтобы спасти, продлить ее земное существование? Но почему посланец Бога так странно одет? В обычный синий костюм, белую рубашку и даже галстук. И почему без крыльев? Почему у ангела такое знакомое лицо? Как две капли воды похожее на лицо ее бывшего мужа...

Что за сказочные метаморфозы? Как он мог оказаться здесь, в такой роли? Почему он не тонет? Как он заберет ее отсюда, если у него нет крыльев? Возьмет на руки и понесет? Ведь сама она не умеет ходить по воде. И выдержит ли его божественная магия двойной вес?

Где-то краешком сознания она понимала, что эти вопросы нелепы, что это ей просто снится. И ей очень хотелось узнать, чем все закончится. Может быть, это вещий сон. Надо просто еще немного потерпеть, и все сразу станет ясным. Но от мучительных вопросов у нее невыносимо раскалывалась голова, а от напряженных попыток найти их решение сон стал сворачиваться как змея и уползать куда-то в темень, в глубину ее сознания. Она попыталась его удержать, но не смогла. Тогда она бессильно и разочарованно застонала... И поняла, что окончательно проснулась.

Она опять не смогла узнать, чем закончится сон. И так уже третью ночь подряд.

1

Бригита Маклеллан закрыла последнюю папку с бухгалтерским отчетом и положила ее сверху на высокую стопку аналогичных документов, загромоздивших небольшой письменный стол. Массивную мебель она не любила, хотя в данном случае более просторная рабочая поверхность не помешала бы. Правда, для скромных габаритов ее кабинета больше подходила именно та компактная мебель, которая здесь стояла. Комната была обставлена экономно и сугубо прагматично, по-деловому, ничего лишнего. Удачно подобрана цветовая гамма — в мягких бежевых и зеленоватых тонах, не утомляющих глаза. На стенах висело несколько дорогих эстампов. Почти ничего лишнего.

Единственным исключением были забавные, экзотического и даже фривольного вида деревянные статуэтки на полке для файлов, слева от стола. Изображения каких-то индуистских и африканских божеств, привезенные Брит в качестве сувениров из туристических поездок в Индию и Бенин. Они оживляли офисный интерьер и придавали ему более обжитой, человеческий вид. Было бы неплохо добавить пару вазочек или кашпо с цветами, но это выглядело бы слишком по-домашнему. К тому же цветы требуют ухода и особого климата. А она вряд ли смогла бы все это обеспечить.

Интерьер кабинета Бригита спроектировала сама, впрочем, как и других офисных помещений компании. Как говорится, профессия обязывает, поскольку по своей основной специальности она была дизайнером. Неплохим дизайнером. Это признавали многие ее знакомые и клиенты. Даже Питер Бреннер, ее бывший муж.

Хозяйка кабинета устало откинулась на спинку кресла, потерла пальцами глаза. Затем внимательно посмотрела на сидящую напротив пожилую, высокую и грузную женщину, с отливающими голубизной седыми волосами и такими же голубоватыми, выцветшими глазами.

— Спасибо, Марго, за консультацию. Оставь мне документы, я еще раз их посмотрю. Так, значит, ситуация еще хуже, чем я предполагала? И если в течение этого месяца у нас не появится солидный клиент, то придется закрывать лавочку? Если, конечно, не произойдет чудо. У тебя нет ничего в запасе, какой-нибудь волшебной палочки в кармане? Или знакомой феи?

— Нет, Брит, я добропорядочная христианка и с феями не вожусь. — Собеседница не поддержала шутку. — И сама не волшебница, чудеса творить не умею. Не хочу тебя обманывать и потчевать иллюзиями. Я твой главный бухгалтер, почти с тридцатилетним стажем работы. И за эти годы мне ни разу не довелось сталкиваться с чудесами в бухгалтерском деле, так что я в них не верю. Мое дело дать точную оценку состояния твоих финансов, возможных перспектив и посоветовать, как выкрутиться из сложившейся ситуации. Так вот, еще раз повторяю, что мы сможем продержаться не более двух месяцев. Шансы на новый кредит в банке минимальные. Мы не в состоянии расплатиться полностью и по предыдущему займу. Возможность того, что удастся отсрочить платежи по нему, мягко говоря, тоже сомнительна.

— А что, если мы сократим внутренние расходы?

— Не имеет смысла, Брит. Можно, конечно, еще раз сократить персонал. Это позволит продержаться дополнительно какое-то время. Но недолго. К тому же это не решит проблему, лишь затянет и усилит агонию. Мы и так уже два раза сокращали людей. Ну и что в результате? Деньги сэкономили, конечно, зато технические возможности компании после этого резко снизились. И реноме упал. В результате и новых клиентов не приобрели, и старые заказчики от нас стали уходить. Так что в конечном счете мы проиграли еще больше.

— Да, это я и сама знаю. Ты права, Марго. Ладно, я подумаю. Вдруг осенит, как Ньютона после падения яблока, и придет какая-нибудь гениальная мысль. Мы можем на крайний случай расширить число совладельцев, и за счет новых паевых инвестиций восстановить масштабы и креативность нашей рекламной компании.

— Извини, Брит, но это уже из области ненаучной фантастики, как выражается Робин, мой старший внук. Я могу, конечно, что-нибудь уронить тебе на голову вместо яблока, только это вряд ли поможет. В рекламном бизнесе слишком много конкурентов, и стоит чуть сбиться с ритма, как тебя тут же выкинут с рынка и твое место будет занято. Боюсь, что на компанию, которой грозит неминуемое банкротство, никто не польстится. В нашем бизнесе сумасшедших и филантропов не бывает. Мне, во всяком случае, пока не попадались.

В общем, честно говоря, я не вижу особого выхода. И если ты ничего не придумаешь, то мне придется самой начинать подыскивать новую работу. Да и тебе тоже не помешает поискать другие источники доходов. Но ты не расстраивайся. Пусть Ноэль переживает. Это он ни к чему не годен. А ты прекрасный дизайнер. Тебя с удовольствием возьмут в любую компанию. Или будешь работать как вольный художник, по отдельным заказам.

— Спасибо за комплимент, Марго. Да, конечно, работу я найду. Но ты сама понимаешь, что это уже будет не то. Совсем другие масштабы и проблемы, другие ощущения. Я не тщеславна, но спускаться по социальной лестнице не очень приятно. Да и за пять лет столько труда и энергии, столько средств было вложено в это дело. И все прахом. Жаль будет терять. Я благодарна тебе за сотрудничество и помощь. Наши успехи в прошлом во многом были достигнуты благодаря тебе. Да и сейчас многое на тебе держится. Я ценю твою жертвенность. После сокращения персонала ты согласилась работать в бухгалтерии практически без помощников. Так что, если уйдешь, я на тебя не буду в обиде. Каждый имеет право устраивать свою жизнь так, как ему удобнее. Твоей вины в нынешнем состоянии дел нет. Сделала все, что смогла. Просто нам всем не повезло в какой-то момент, а я это вовремя не уловила.

— Хочешь откровенно, Брит? У тебя просто неудачный партнер. Он плохой администратор и не умеет работать с клиентами. Никакого полета мысли, никакого коммерческого чутья. Зря ты согласилась на то, чтобы Ноэль стал генеральным директором. А одной тебе со всеми организационными и финансовыми проблемами не справиться. Ты слишком перегружена обязанностями. Фактически, выполняешь функции финансового директора и директора по маркетингу. Да еще заменяешь собой целую художественную комиссию, сама разрабатываешь многие рекламные компании. Я уже не говорю о том, что ты нередко работаешь как рядовой оформитель. Странно, как ты вообще все это выдерживаешь. Наверное, на личную жизнь совсем времени не остается. Поэтому и не замужем.

— Извини, но я бы не хотела ни с кем обсуждать свою личную жизнь, даже со своим главным бухгалтером.

— Прости, не хотела тебя обидеть. Так я пойду? Кстати, уже официально конец рабочего дня, так что и тебе лучше не засиживаться. Пошла бы лучше куда-нибудь отдохнуть и развлечься. Тебе нужна хорошая встряска, смена обстановки. Без этого никакие спасительные мысли в голову не придут. Это я тебе по-матерински советую. Я же почти в два раза тебя старше.

— Спасибо за совет. Может быть, я им воспользуюсь. Но не сразу. Надо все-таки еще поразмыслить. Посижу в офисе пару часиков. Да и оставшиеся документы надо хотя бы бегло просмотреть. У меня ведь не только финансовые бумаги накопились. К сожалению, секретарша заболела, так что приходится все делать самой.

— Да? Зато Ноэль своей секретаршей вполне доволен. Мог бы тебе ее презентовать на время. Все равно и сам ничего не делает, и ее ничем не загружает. Если, конечно, не считать кое-каких интимных услуг, которые она ему оказывает.

— Ты зря злословишь, — смущенно отвернулась Бригита, слегка покраснев и потупив взгляд. — Да и вообще они взрослые люди и это их личное дело.

— Ну конечно, — возмущенно фыркнула собеседница. — Да только личными делами не занимаются на работе. Да еще в обеденный перерыв. Это при нашей-то акустике. У него же кабинет не оснащен специальной звукоизоляцией. Это ты уходишь на ланч в кафе. А у меня семья, и я экономлю, питаюсь бутербродами на работе. Ты знаешь, как эта девица кричит в экстазе? У меня чуть барабанные перепонки не лопаются. Пару раз даже сандвичи из рук выпадали. К тому же она замужем, насколько мне помнится. В общем, если нужно подобрать кандидатуры на новое сокращение нашего сверхмощного бюрократического аппарата, то я бы внесла ее в список первой.

— А ты ей случайно не завидуешь?

— Я? — возмущенно покраснела Марго, гордо выпрямляясь во весь свой гренадерский рост и выставляя вперед огромные груди. — Да как тебе вообще такая мысль в голову могла прийти? Я примерная жена, мать и бабушка. У меня отлично выдрессированный муж, двое взрослых детей, трое внуков и одна уже пожилая кошка. И вообще, если бы мне был нужен мужчина на стороне, то уж Ноэля я бы ни за что не выбрала. Он совершенно не в моем вкусе. Какой-то чересчур слащавый. Слишком похож на «голубого». Странно, что это Стелла в нем нашла? Могла бы себе подобрать мальчика помоложе, покрепче и посимпатичнее. Да и зачем ей вообще в секретаршах маяться в нашей конторе? Ее ведь господь даже для самой несложной работы мозгами не наделил. С такой сексуальной фигурой ей надо в варьете выступать, раз уж ей так нравится мужиков развлекать. Ей это больше подойдет. Для вращения бедрами и грудями мозги не нужны.

— Ну ладно, Марго. Давай на сегодня закончим дискуссию. Извини, если что-то не так сказала. Это я от усталости. Конечно, в чем-то ты права, но я действительно считаю, что взрослые люди сами должны решать свои личные проблемы. Может быть, они идеально подходят друг другу, хотя это и кажется странным со стороны. Жизнь вообще странная штука.

На секунду ее огромные светло-карие глаза затуманились. На нее вдруг нахлынули грустные воспоминания. Бригита едва заметно вздохнула, потом подняла голову, поправила сбивший на лоб темно-русый локон и добавила:

— Пока. Желаю тебе приятно провести время с детьми и внуками. Насколько помню, у тебя кто-то сейчас гостит из них.

— Да, Грегори приехал, мой старший сын, вместе с внуком Робином и женой. Заехали на несколько дней. Сын решил показать ребенку Торонто, где тот родился. Грегори работает сейчас в США, в Чикаго, брокером на бирже. Вроде неплохо получается, хотя не знаю, как он это выдерживает. Я недавно смотрела по телевизору передачу про эту биржу. Это же сумасшедший дом. Я бы в такой обстановке и двух часов не выдержала. Ну да я тебе об этом уже несколько раз рассказывала. Сейчас у него отпуск. А внук фантастикой увлекается. Особенно любит боевых роботов. У него этими роботами полкомнаты уставлено. Фильмы смотрит по телевизору только на эту тему. И книги иногда читает, в основном комиксы. Любит, чтобы с картинками было. И понятнее, и красочнее. Говорит только об этом. Даже я стала в космической технике разбираться, в моем-то возрасте. Ты вот, например, знаешь разницу между моделями боевых роботов «Скорпион» и «Гладиатор»? То-то же, что нет. Тебе это ни к чему. А я вот знаю.

— Для его возраста это естественно. К тому же ребенок будет жить в двадцать первом веке. Может быть, он у тебя астронавтом будет.

— Да, конечно. Прекрасная профессия. Лишь бы не космическим гладиатором. Я же ничего не имею против. Да и вообще фантастика — это не порно. Пусть увлекается, сколько хочет. Ну я пойду, Брит, а то заболталась. Кстати, Стелла, по-моему, еще не ушла, — ехидно добавила бухгалтерша-великанша, оборачиваясь уже в дверях. — Так что, если она будет слишком шуметь, ты позвони Ноэлю. Посоветуй ему заклеить секретарше рот, прежде чем заняться другими частями ее тела.

Бригита еще некоторое время посидела за столом, пытаясь разобраться с накопившимися бумагами. Но потом поняла, что это совершенно напрасное занятие. В голове отчаянно и назойливо скреблась только одна мысль, подавляя все остальные. Черт, неужели впереди позорное банкротство, после которого с ней, как с предпринимателем, будет покончено? Второй раз такая удача не подвернется. А ведь как все прекрасно начиналось пять лет назад. Сколько радужных надежд согревало ее сердце и пробуждало по утрам к активной жизни. А теперь вот не спится по ночам от перенасыщения мозга неразрешимыми проблемами. Да и на кресле не сидится, в замкнутом помещении с давящими стенами. Казалось, что вокруг нее, в этом узком, замкнутом пространстве сгущается мрачная туча из проблем и несчастий и начинает обволакивать ее и просачиваться внутрь, высасывая остатки сил и волю к сопротивлению, заражая своим ядом. Впору вызывать специалиста для изгнания злых духов из собственного кабинета. А пока лучше покинуть его. Наверное, надо было все же выбрать себе более просторный офис, в котором была бы невозможна такая концентрация негативных ощущений и образов.

Ладно, уговорила она сама себя, подводя итог размышлений. Если удастся выкрутиться благополучно из нынешней ситуации, именно так и сделаю. По крайней мере, надавлю на Ноэля, поменяемся с ним апартаментами. Для общения с секретаршей места вполне достаточно. Пусть внесет небольшие изменения. Поставит новую дверную коробку, более герметичную, с двойными дверями, добавит звукопоглощающую обивку на стены, и все будет прекрасно и гармонично. И вновь все они заживут дружно и славно, как одна большая семья, в духе патриархальных традиций, как когда-то, в начале становления компании, полные энергии, задора и оптимизма.