logo Книжные новинки и не только

«Испытание магией» Мария Снайдер читать онлайн - страница 1

Knizhnik.org Мария Снайдер Испытание магией читать онлайн - страница 1

Мария Снайдер

Испытание магией

Сердечное спасибо человеку, который остается на посту, когда я убегаю по своим литературным делам. Он водит детей на футбол и следит за тем, чтобы посуда была вымыта. Этот человек, который с самого начала был моим главным читателем и почитателем, — мой муж Родни.

Благодарю за помощь критиков из университета Сетон Хилл; Чан Ли, Аманду Саблак, Сирес Райт, Также огромное спасибо мудрому наставнику Стивену Пайзиксу. Надеюсь, в этой книге вы найдете достаточно мелких подробностей, придающих действию убедительность!

Отдельная благодарность — участникам кружка «Муза и Шмуза» за их постоянную поддержку и руководство. Ваша помощь крайне ценна, и я очень люблю наши встречи каждые полгода и беседы за чашкой кофе.

Большое спасибо и моему великолепному редактору, Марии-Терезе Хассей. Несмотря на занятость, она всегда находит время, чтобы ответить на тысячу моих вопросов. Фил Хеффернан снова нарисовал превосходную обложку для книги. Спасибо большое!

И наконец, я искренне благодарю Сьюзан Крайковски и ее лошадь Кики. Без них я бы не научилась ездить верхом и в жизни бы не узнала об удивительной связи, возникающей между лошадью и наездником.

Моим детям, Льюку и Дженне,

не иссякающему источнику вдохновения и любви.

Вы оба воистину волшебники.

В память об Энтони Фостере.

Глава 1

— Пришли, — объявила Айрис.

Я огляделась. Тропка, которая привела нас сюда, упиралась в раскидистые кусты и обрывалась. В джунглях кипела жизнь. С деревьев свисали длинные лианы, а лесные птицы заливались песнями и бойко перекликались. Мелкие пушистые зверьки, которые следовали за нами по пятам через лес, теперь притаились на ветвях и подглядывали, прячась за огромными листьями.

— Куда пришли? — спросила я, бросив недоуменный, взгляд на своих спутниц.

Девочки дружно пожали плечами, тоже ничего не понимая. Под деревьями было влажно и душно, мы обливались потом, и тонкие хлопчатые платья промокли — хоть выжимай. Мои черные штаны и белая рубашка противно липли к телу. Пока мы пробирались узкими лесными тропами, тяжелые вещевые мешки оттянули плечи, а кожа чесалась от укусов бесчисленных насекомых.

— Пришли в поселение народа Залтана, — ответила Айрис на вопрос. — Очень может быть, что это твой собственный дом.

Я еще раз внимательно оглядела кусты и деревья, но не высмотрела ничего похожего на поселение. До сих пор.

Айрис объявляла конец пути в каком-нибудь городке или в деревушке; там стояли каменные, кирпичные или деревянные дома, а вокруг лежали возделанные поля.

Нас приветствовали жители в ярких одеждах и угощали яствами, которые источали пряные ароматы. Выслушивали наши рассказы, удивленно и радостно восклицая, затем с большой поспешностью посылали за несколькими семьями. Поднимались страшное волнение и шум — вопросы, ахи, охи, и среди этого гама мы передавали родственникам одного из приведенных детей. Из тех, что еще недавно жили на севере, в сиротском приюте, и знать не знали, где находятся их семьи.

В результате наш отряд с продвижением все дальше на юг, по дорогам Сити, понемногу таял. Довольно скоро холодные северные земли остались позади, и сейчас мы варились во влажной жаре джунглей, а кругом не было ни намека на город.

— Поселение? — недоуменно переспросила я.

Айрис тяжко вздохнула. Ее черные волосы были стянуты в плотный пучок на затылке, но несколько прядок выбились из пучка и льнули к щекам, а лукавые искорки в изумрудных глазах мало подходили суровому выражению лица.

— Элена, внешний вид бывает обманчивым. Ищи мыслью, а не чувствами, — велела моя наставница.

Влажными от пота руками я взялась за свой посох, сосредоточилась на ощущении гладкого дерева. Стоило мне мысленно ощупать окружающее пространство как заботы и недоумение ушли, звуки лесной жизни стихли. Вместе со змеей я скользнула между стволов по палой листве, отыскивая добравшийся до земли солнечный луч. Затем вместе с длиннолапым зверьком с такой легкостью взмыла по древесным ветвям, что казалось — не взобралась, а взлетела.

Выше, еще выше... В кронах деревьев мне, встретились люди. Я вместе с ними двигалась в вышине, среди густой сочной листвы. Их мысли были открыты, беспечны; люди размышляли о том, чем пообедать, обсуждали новости из города. Впрочем, одного из них тревожили звуки, доносившиеся снизу. Что-то не так. Внизу кто-то чужой. Возможно, опасный. «Кто забрался мне в голову?»

Я поспешно вернулись в свое тело. Айрис в упор глядела на меня, и вид у нее был сердитый.

— Они живут на деревьях? — уточнила я.

Айрис кивнула. И добавила:

— Но не забывай, Элена: даже если ты с легкостью проникаешь в чужие мысли, это не значит, будто тебе позволено в них копаться. Это — нарушение Этического Кодекса магов.

Я получила очень жесткое внушение — Магистр Магии отчитал нерадивого ученика.

— Прости, — пробормотала я. Она смягчилась, покачала головой.

— Я забыла, что ты еще учишься. Нам нужно попасть в Крепость и серьезно заняться твоим обучением. Однако боюсь, эта остановка отнимет немалое время.

— Почему?

— Я не могу оставить тебя в семье, как оставляла других детей. А забрать тебя у них сразу, едва привела, было бы слишком жестоко.

Внезапно сверху донесся громкий голос:

— Венеттаден!

Айрис взмахнула рукой и что-то невнятно произнесла, я же застыла, не успев воспротивиться магии, которая захлестнула меня с головой. Очутившись в плену, я была не в силах шевельнуться. Перепугалась было, но тут же взяла себя в руки. Попыталась выстроить ментальную защиту, мысленную стену, однако пленившая меня сила рассыпала воображаемые кирпичики, чуть только я успевала их положить.

А вот Айрис ничего не сделалось. Закинув голову, она крикнула тому, кто скрывался в густой кроне:

— Мы — друзья народа Залтана. Я — Айрис из рода Драгоценной Розы, Четвертый Маг Совета.

В ответ прозвучало еще одно непонятное слово. Магия выпустила меня из невидимого плена; ноги подкосились, и я осела наземь. Так и осталась сидеть, ожидая, когда пройдет слабость. Двойняшки Грацина и Никили одновременно рухнули и одинаково застонали. Мей потирала ноги.

— Зачем ты пришла, Айрис Драгоценная Роза? — спросили сверху.

— Я полагаю, что отыскала одну из ваших пропавших дочерей.

Меж, ветвей упала веревочная лестница, повисла, качаясь.

— Девочки, забираемся, — велела Айрис. — Элена, тебе держать внизу, пока мы лезем.

У меня промелькнула недовольная мысль: а кто, подержит лестницу для меня? В голове тут же послышался раздраженный голос Айрис: «Элена, лично ты великолепно лазаешь по деревьям. Когда настанет твоя очередь подниматься, я даже могу попросить, чтобы лестницу подняли. Вдруг ты предпочтешь ей свою кошку с веревкой?»

Разумеется, она была права. В Иксии я скрывалась от врагов на деревьях, обходясь безо всяких лестниц. И даже сейчас я бы охотно «прогулялась» по кронам, чтобы не утратить навыки.

Айрис улыбнулась. «Возможно, это у тебя в крови».

И ощутила неприятный холодок в животе, вспомнив Могкана. В свое время он сказал, что я проклята кровью Залтана. Впрочем, у меня не было, причин доверять, ныне покойному южному магу. И я не расспрашивала Айрис о народе Залтана. Боялась: вдруг мои надежды, на то что я — их дочь, не оправдаются? Уж кому как не мне было знать, что, даже умирая, Могкан вполне мог сыграть со мной злую, шутку.

За прошедшие полтора десятка лет Могкан и Рейяд, сын генерала Брэзелла, похитили и вывезли из Ситии около тридцати детей, включая меня. Каждый год они похищали одного-двух малышей и доставляли в «сиротский приют» Брэзелла в Иксии, а затем, использовали в своих отвратительных целях. Все украденные дети родились в семьях, обладавших мощной магией.

Айрис уже объясняла мне, что магические способности — редкий дар, и в каждом роду настоящих магов — лишь несколько человек.

— Конечно, — сказала она тогда, — чем больше магов в семье, тем выше вероятность, что в следующем, поколении их будет еще больше. Похищая малышей, Могкан полагался на удачу: ведь магические способности проявляются значительно позже, в отроческом возрасте.

— А почему он забирал девочек чаще, чем мальчиков? — поинтересовалась, я.

— Только треть наших магов — мужчины, и Бейн из рода Доброй Крови единственный, кто достиг уровня магистра.

Сейчас, взявшись за висящую лестницу, я задалась вопросом, сколько магов среди Залтана. Грацина с Никили и Мей деловито подоткнули подолы своих платьев. Айрис помогла Мей стать на нижнюю ступеньку и двинуться вверх, следом полезли двойняшки. Когда мы перешли границу и попали в Ситию, девочки с огромной охотой сменили свою северную иксийскую форму на яркие, разноцветные платья из хлопка, которые носили южанки. Мальчики переоделись в простые хлопчатые штаны и рубахи. И только я до последнего носила свою форму дегустатора, пока невыносимая жара не вынудила меня купить по случаю штаны и рубашку.

Когда Айрис скрылась среди густой зелени, я тоже приготовилась лезть наверх. Неожиданно показалось: ноги неимоверно отяжелели, словно к ним привязаны мешки с камнями. До того не хотелось подниматься — я едва заставила себя забраться на пару ступенек. И остановилась. А что, если я этим людям не нужна? А ну как они не поверят, что я — их пропавшая дочь? Вдруг я уже слишком взрослая, чтобы вернуться в семью, и они не захотят со мной связываться?

Всех похищенных детей, которых Айрис возвратила домой, приняли с радостью. Возрастом они были от семи до тринадцати и отсутствовали сравнительно недолго — лишь несколько лет. Они не так уж сильно изменились внешне и не позабыли имен своих родственников. Сейчас нас осталось четверо. Двойняшкам было по тринадцать лет, Мей — двенадцать. А мне исполнилось уже целых двадцать.

По словам Айрис, Залтана потеряли шестилетнюю девочку четырнадцать лет назад. Это очень долгий срок, и я уже далеко не ребенок.

И при этом я, наперекор планам Брэзелла, осталась сама собой, сохранив душу. Когда похищенные дети подрастали, тех, у кого проявились магические способности, подвергали пыткам — и пытали, пока они не уступали свои души Могкану и Рейяду. После этого Могкан использовал магические силы беспомощных, безумных пленников, чтобы усилить свою собственную мощь, а дети оставались жить пустыми телесными оболочками, лишенными души. И только меня эта участь миновала.

Айрис взяла на себя тяжкое бремя — сообщить, родным о судьбе несчастных, погубленных преступным магом. Однако я ощущала смутную вину за то, что оказалась единственной, кто не поддался Могкану. Впрочем, мне это очень дорого стоило.

Вспомнив о том, как в Иксии боролась за себя, я вспомнила и о Валексе. Защемило сердце. Удерживаясь на лестнице одной рукой, я потрогала подвеску в виде бабочки, которую Валекс вырезал из камня и подарил мне. Быть может, я сумею вернуться в Иксию? В конце концов, таящаяся в моем теле магия больше не вырывается на свободу сама по себе, а мне куда лучше будет с Валексом, чем с этими чужаками, которые живут на деревьях. Даже название их южной страны, Сития, вязнет во рту, точно слишком густой, засахаренный сироп.

— Элена, поторопись, окликнула сверху Айрис. — Мы ждем.

Сглотнув вставший в горле комок, я провела рукой по своей длинной косе, пригладив выбившиеся черные прядки и сбросив несколько прицепившихся колючек. Хоть мы и шли долго по душному жаркому лесу, я не слишком устала. Пусть я была, ниже ростом, чем большинство иксийцев, из чахлого заморыша я за последний год превратилась в сильную, физически хорошо развитую девушку. Сначала я голодала в тюрьме, но как только сделалась дегустатором при командоре Амброзе, пошла на поправку. Впрочем, этого нельзя было сказать о моем душевном состоянии.

Я тряхнула головой, прогоняя воспоминания. Сейчас главное — настоящее. Я полезла вверх, ожидая, что окажусь на толстой ветке или на сооруженном среди ветвей настиле. Однако лестница привела меня в комнату.

Я огляделась в изумлении. Стены и потолок были сплетены из веток и скреплены веревками, в просветы тут и там бил солнечный свет. Стулья сработаны из крепко связанных палок, с подушками из листьев на сиденьях. В маленькой комнатке стояли всего четыре таких стула.

— Это она? — спросил у Айрис какой-то высокий человек.

— Да, — ответила моя наставница.

Рубаха и короткие штаны незнакомца были цвета листвы, волосы и кожа намазаны чем-то зеленым. На плече висели лук и колчан со стрелами. Страж, догадалась я. Но зачем ему лук, если он — тот самый маг, который в мгновение ока лишил нас возможности двигаться? Впрочем, Айрис ведь не поддалась чарам. Интересно, может ли она отклонить в сторону летящую стрелу?

— До нас докатились кое-какие слухи, Четвертый Маг, — уважительно проговорил страж, — и мы ожидали, что вы может быть, нас посетите. Пожалуйста, обождите здесь. Я позову Старшего.

Айрис опустилась на стул, а девочки принялись исследовать комнату. Заахали, выглянув в единственное окно. Я прошлась от стены к стене. Сначала мне показалось, будто страж исчез, просочившись сквозь переплетенные ветки; однако, приглядевшись, я обнаружила узкий проход, а за ним — мостик, тоже искусно сплетенный из веток.

— Сядь, — предложила мне Айрис. — Успокойся. Здесь тебе ничто не грозит.

— Даже после столь теплого приема? — огрызнулась я.

— Залтана всегда так встречают чужаков. Здесь редки гости, являющиеся сами по себе. В джунглях шныряют хищники, и путешественники предпочитают нанять проводника-Залтана. А ты стала раздражительной и заняла глухую оборону, словно кругом враги, чуть только я упомянула, что мы направляемся к их поселению. — Айрис указала на, мои ноги: — Стоишь в, боевой стойке. А ведь эти, люди — твоя семья. С какой бы стати им вздумалось на тебя нападать?

Я осознала, что в самом деле сжимаю свой посох, готовая пустить оружие в ход. Сделав над собой усилие, я расслабила напряженнее мышцы.

— Извини. — Я сунула посох — длиной почти в мой собственный рост — в чехол, закрепленный сбоку вещевого мешка.

Меня заставил вцепиться в посох страх неизвестности. В Иксии мне твердили, что моя семья мертва и я никогда не увижу своих близких. А я втайне мечтала, что найду новых родителей, братьев и сестер, которые будут меня любить и окружат заботой. Я забыла эту свою мечту, лишь когда Могкан и Рейяд взяли меня в оборот, стремясь отнять душу; а затем появился Валекс — и ни в какой иной семье я теперь не нуждалась.

— Ошибаешься, — проговорила Айрис. — Семья поможет осознать, кто ты и что ты. Ты просто не представляешь себе, насколько эти люди тебе нужны.

— Ты вроде говорила, что читать чужие мысли — нарушение Этического Кодекса. — Я разозлилась. Почему она лезет мне в голову?

— Между нами существует связь наставника и ученика. Ты сама, по доброй воле, открыла путь к своим мыслям, приняв меня в качестве наставницы. И теперь проще остановить водопад, чем разрушить эту связь.

— Не припомню, чтоб открывала какой-то путь, — буркнула я.

— Если б ты приложила сознательное усилие, ничего бы не вышло, — объяснила Айрис. — Ты доверилась мне и внутренне приняла — пожелала, чтоб я стала твоей наставницей. Это все, что нужно для создания связующей нити. Я не сую нос в твои потаенные мысли и воспоминания, но улавливаю то, что лежит на поверхности.

Я не успела ответить: вернулся зеленоволосый страж.

— Идите за мной, — велел он.

Мы двинулись сквозь древесные кроны. Бесконечные комнаты, мостики, коридоры. Стоя на земле, нипочем, не заподозришь, что высоко над головой находится такой огромный лабиринт. Однако мы не встретили в комнатах ни души. Я внимательно приглядывалась ко всему, что попадалось на глаза. Залтана украшали свое жилье дарами джунглей. В дело шли скорлупа орехов, сушеные ягоды, травы, прутья, листья — из всего этого с большим искусством были сплетены занавеси на стенах и обложки для книг, изготовлены сундуки и шкатулки, даже статуэтки. В одном месте стоял склеенный из черных и белых камешков знакомый мне длиннохвостый зверек-древолаз.

— Айрис, — я указала на изящную фигурку, — как называются эти звери?

— Вальмуры. Их тут в лесу без счета. Они очень смышлены и любят поиграть. И к тому же страшно любопытны. Помнишь, как они подглядывали за нами с деревьев?

Я кивнула, припомнив, как стремительно вальмуры носились среди ветвей — и не разглядишь их толком. В следующих комнатах я увидела других животных, сделанных из разноцветных камешков. В горле неожиданно встал ком: Валекс любил вырезать фигурки из камня. Он бы оценил мастерство, с каким Залтана создавали эти статуэтки. Может, мне удастся переслать ему такую фигурку?

Кто знает, когда мне снова доведется его увидеть. Командор Амброз изгнал меня из страны, когда узнал, что я обладаю магическими способностями. Если я возвращусь в Иксию, вступит в силу приказ о моей казни. Впрочем, командор напрямую не запрещал мне поддерживать связь с оставшимися в Иксии друзьями.

Вскоре я поняла, почему в древесном поселении мы не встретили обитателей. Покрытый зеленой маскирующей краской страж ввел нас в большой круглый зал, где находилось не меньше двухсот человек. Видимо, все жители собрались тут. Люди сидели на резных деревянных скамьях, окружавших огромный каменный очаг.

Чуть только мы вошли, разговоры мгновенно стихли, все взгляды обратились на нас. У меня по коже поползли мурашки. Четыре сотни глаз ощупывали мое лицо, одежду и перемазанные грязью башмаки. Судя по выражению лиц, я не оправдала ожиданий. Спрятаться бы за спину Айрис — да нельзя, слишком уж глупо я бы выглядела. Ужасно досадно, что не сподобилась расспросить наставницу о Залтана.

Наконец вперед выступил какой-то пожилой человек.

— Я — Бавол Какао Залтана, Старший Советник семьи Залтана. Твое имя — Элена Лиана Залтана?

Я замялась. Имя, которое он назвал, показалось громоздким, чужим, совершенно мне не подходящим.

— Меня зовут Элена.

Сквозь толпу пробрался плотный мужчина лет тридцати, встал рядом со Старшим Советником. Прищурив ярко-зеленые глаза, он несколько мгновений вглядывался мне в лицо. Я ощутила легкое прикосновение чужой магии, а его черты вдруг исказились отвращением и ненавистью.

— Она убила человека, — громко объявил зеленоглазый. — От нее несет кровью.