logo Книжные новинки и не только

«Черная ведьма желает познакомиться» Марина Ефиминюк читать онлайн - страница 3

Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

— Дороти, сядьте! У меня есть еще одна новость, но ее лучше слушать сидя! — пресекла я истерику. — Картер жив, просто он… несколько не похож на себя.

Последовала долгая пауза. Девушка впилась горящим взглядом в Эмили, нервно заерзавшую на диване.

— И он вселился в нее? — ткнула пальцем Дороти в сторону модистки и вдруг рванула к ней с такой проворностью, что Милли вжалась в спинку дивана. — Не переживай, милый! Мы попросим госпожу ведьму, и она выколупает тебя из этой уродливой плоти!

— Уродливая плоть?!

Оскорбленная Эмили вскочила с дивана. Ридикюль шлепнулся с коленок, раскрылся, и синий одутловатый жаб кубарем прокатился по белому ворсистому ковру.

— Осторожно! — рыкнула я, и злой порыв ветра рванул в комнате занавески, а девушки испуганно замерли. — Он же так сотрясение мозга получит!

Хотя, на мой взгляд, сотрясать у Картера было решительно нечего. Имелся бы мозг, сейчас бы не катался синей жабой по белому половику.

С недоверчивой миной (мол, да вы шутите, странные гости) Дороти проследила, как я заботливо подняла жабу, и загробным голосом уточнила:

— Только не говорите, что это существо…

— Картер, — согласно кивнула я.

— Очешуеть! — резюмировала девушка.

— Ну, он, конечно, заквакал, — даже несколько оскорбилась я, — но где вы нашли чешую?

Однако невеста уже закатила глаза и свалилась в обмороке. Правда, в себя она пришла очень быстро. Всего лишь после двух пощечин.

Пришлось болезную пересадить на диван и протянуть стакан с водой. Дороти уже хотела прихлебнуть, но, видимо, припомнила, что из рук черной ведьмы пить решился бы только самоубийца, и с опаской отставила стакан на столик.

— И как он стал жабой? — наконец спросила она.

Милли низко опустила голову, старательно пряча глаза.

— Роковая случайность, — туманно отозвалась я. — Знаете, не из той лужи выпил.

— Как козленочек? — растерянно уточнила Дороти.

— Простите, но как последний кретин, — не удержалась я от конструктивной критики в адрес аморального поведения главного героя трагедии.

— А почему он синий?

— Простудился, пока купался.

— Он теперь таким и останется? — Голос невесты истончился от слез.

— Не дай, темная Богиня! Просто поцелуйте его, и он снова превратится в человека, — излишне оптимистично заявила я и даже пожала плечами, мол, что может быть проще, чем вернуть квакающему жениху человеческий облик.

— Всего лишь? — зачарованно выдохнула Дороти, разглядывая перепончатое создание, и вдруг с ужасом воскликнула: — Постойте, поцеловать синюю обрюзгшую жабу?!

— Картера, прошу заметить, — поправила я.

— Мне?!

— Ну, раз у Эмили не получилось… — пробормотала я себе под нос, но Милли расслышала и испуганно икнула.

Невеста побледнела, взгляд сделался затравленным.

— Госпожа ведьма, а вы уверены, что это нужная жаба, а не какая-нибудь приблудная?

— Да что ж вы все так боитесь-то с лягушкой облобызаться?! Он не кусается! — разозлилась я. — Вам пример, что ли, показать?!

— Не надо! — в унисон воскликнули девушки, не позволяя мне оставить осторожный чмок промеж жабьих глазенок.

— Я сама, — кашлянув, сдержанно пояснила Дороти. — Поцелую своего жениха.

Она забрала измученное создание, крепко зажмурилась и, затаив дыхание, крепко прижалась губами к синей спинке.

— Ну как, госпожа ведьма? — промычала невеста, приоткрыв один глаз. — Сработало?

Вокруг жабы запорхали голубые огоньки.

— Скорее кладите его на диван! — всполошилась я, понимая, что прямо сейчас на руках у хрупкой девушки образуется половозрелый полновесный мужчина.

Картер полетел на полосатый диван, расставив лапы, словно подбитая птица — крылья. Не успел он приземлиться, как из тела вырвались острые лучи света, на секунду нас ослепившие, и на диван рухнул обнаженный подтянутый парень. Он был покрыт синими пятнышками, чем до смешного напоминал испорченную черной ворожбой божью коровку. Картер смачно шибанулся лбом о резной деревянный подлокотник и, выругавшись, голым задом уселся на полосатые диванные подушки.

— Ква-квакого демона?! — выдавил жених хрипловатым голосом.

— Картер, милый… — прошептала Дороти, прикладывая к дрожащим губам тонкие пальцы. — Ты снова стал мужчиной!

Неверно истолковав радость нареченной, тот скрестил ноги и, нащупав подушку, прикрыл причинное место. Клянусь, я ничего там не рассматривала! Ну, может, самую малость. Исключительно ради желания узнать, все ли тело покрыто синими пятнами. К слову, «там» тоже были пятна.

— Эмили? — вдруг обнаружил он посреди собственной чистенькой гостиной любовницу в лично подаренных розовых чулочках. — А ты что здесь делаешь?

— Разве она не ваша помощница, госпожа ведьма? — в свою очередь, уточнила Дороти.

— Спасибо, я и сама, без помощниц, неплохо с жабами справляюсь, — не без ехидцы отозвалась я. — Раз моя миссия выполнена, то позвольте откланяться.

Молодые люди разглядывали друг друга в гробовом молчании, а я, стуча каблуками, вышла из дома.

— Тогда кто вы? — донесся до меня напряженный голос Дороти. Прежде чем маленький домик затрясся от громогласного скандала, я тихонечко прикрыла дверь.

Вечер был отличный, теплый, пахнущий сиренью. Сунув руки в карманы черного длинного платья, плавной походкой я направилась к стоянке для кебов. Из окон на меня с ужасом поглядывали местные кумушки, сворачивали с дороги испуганные дамочки с собачками. Давненько у меня не было такого хорошего настроения, чтобы прогуляться по вражеской территории, попугать местных куриц и даже не воспылать желанием проклясть пару домов.

* * *

После десяти вечера в Сельгросе останавливалась жизнь. Улицы пустели, закрывался даже трактир, единственное во всем городе злачное место. Как по мановению волшебной палочки, исчезали наемные экипажи, словно никогда колесами не разбивали брусчатки маленького городка. Каково же было мое удивление, когда чуть за полночь, только кукушка скрипуче прокаркала двенадцать раз, в лавку настойчиво постучались.

Грешным делом, я решила, что ко мне под покровом темноты пробрался кто-нибудь из местной знати, неожиданно отрастивший хвост, ослиные уши или очередные козлиные рога, как в прошлом году мэр, но на пороге стоял высокий растрепанный парень. В руках он держал банку с какой-то живностью.

По ночам ведьмы видели не хуже, чем днем, но я с детства страдала слабыми глазами. В маскирующий амулет обязательно вплетала заклятье для остроты зрения. Чтобы в густой темноте рассмотреть позднего гостя, пришлось повыше поднять свечу и поправить на носу очки в тяжелой черепашьей оправе. Днем Картера я особенно не разглядывала, по крайней мере, не все его части, и смогла опознать бывшего жаба по пятнам, усеявшим смазливое лицо.

— Вот! — без предисловий сунул он мне почти под нос банку. Внутри раздувала шею большая серая жаба.

— Эмили еще и вашего друга приворотом напоила? — на всякий случай уточнила я.

— Нет, — покачал он головой.

— И из пруда вы это… прелестное создание тоже не вылавливали?

— Она упала в ночную вазу, — признался Картер. — Повезло, что в пустую. Утонуть не утонула бы, но вылавливать Дороти из полной ночной вазы…

— Не продолжайте.

Как у меня, преемницы самой сильной черной ведьмы королевства, лучшей адептки магистериума, да просто умницы и вообще, случился подобный, совершенно непотребный магический откат?! Так подпортить колдовское реноме! Да чтоб тебе, Томас, где бы ты сейчас ни был, икалось до тошноты во время еды и все куски падали на манишку!

Я пропустила пятнистого жениха в лавку и пока запирала дверь на засов, он с подозрением присмотрелся к обстановке. Изучил полки, заставленные синими флаконами, громоздкий темный прилавок, старую кассу, давным-давно не работающую и стоящую исключительно для торгового антуража. Мол, здесь не только проклинают, но еще и высококачественные витаминные снадобья продают.

— Почему это место мне кажется таким знакомым? — пробормотал визитер загробным голосом и пристроил банку с Дороти на прилавок.

— И давно она такая? — уточнила я.

— Как одиннадцать пробило, так и заквакала… Эм-м… в смысле….

— Ну, я поняла.

Картер сунул руки в карманы. Удивительно, но для мужчины, чья невеста из хорошенькой юной девушки превратилась в серую жабу, он выглядел преступно расслабленным. Другой бы уже поднял грандиозный скандал и заработал какое-нибудь мелкое, но остужающее горячую голову проклятье.

— Что ж, — вежливо улыбнулась я, — любовь, знаете ли, в вашем случае сотворит чудо. Доставайте невесту из банки и целуйте.

Парень набрал в грудь побольше воздуха, открыл рот, чтобы что-нибудь сказать… и закрыл обратно. От дурного предчувствия у меня задергалось нижнее веко.

— Вы ее уже? — уточнила я.

Картер кивнул.

— И не один раз?

Он развел руками, всем видом показывая, мол, пытался, но что-то пошло не так. Я прочистила горло и наконец осознала, в какие неприятности вляпалась по вине кузена.

— Ну что ж… — прозвучало, как и положено, глубокомысленно. — Будем расколдовывать.

— Не торопись.

— А? — вытаращилась я, даже не возмутившись, что ко мне обращались без нужного пиетета.