Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Марина Кистяева

Властный. Злой. И тоже небритый

Пролог

— Ты женишься.

— Да.

— Не на мне.

Она соображала очень плохо… Всё, как в тумане… Плыло перед глазами…

— Леночка… Послушай меня. Всё будет хорошо.

— Как это… Хорошо?

— Я куплю тебе дом. Мы продолжим встречаться.

— А жена?..

Она продолжала смотреть на любимое лицо.

Небольшая поправка — на когда-то любимое…

Предатель не может быть любим.

Априори.

— Жена — это жена. А ты — моя девочка.

— Алан, но как… Я всё равно не понимаю.

— Всё просто. Бабка настаивает на браке с Баримовыми.

Она прикрыла глаза.

— А я…На роль жены не подхожу?

Пауза затягивается…

Нехорошо это.

— Алан, ответить.

— Извини, солнышко, но моя семья — это династия. Мы всегда женимся, чтобы…

Она вскинула руку, прерывая его речь.

— Я поняла. Дочка Баримова наверняка красивая, молодая.

— Ты тоже очень красивая и молодая.

— Но я не из вашего круга.

Ещё одна пауза, за время которой рвутся сдерживающие канаты.

— Не из вашего, да? Алан…

— Да.

— А почему? Давай! Давай, черт побери, скажи мне!

Молчание.

— Скажи!

— Никогда не повышай на меня голос, женщина!

— Не повышать? Ок, не буду… Я больше ничего не буду. Но знаешь… Я знаю, почему ты меня даже никогда не рассматривал в качестве жены. Я помню, как скривилась твоя бабушка, когда ты представлял меня ей, и когда говорил, что я зарабатываю на жизнь писательством. Она ещё старательно уточнила, что я пишу. «Надеюсь, серьезную литературу? Романтическую фантастику? А это что такое? О… Драконы, эльфы?.. О… Как интересно…» Ей не было интересно! Ей было…

Она замолчала.

Её потряхивало от гнева.

Всё.

На этом точно всё.

Ставим точку и пишем «конец».

Глава 1

Зарядное устройство сломалось. Скорее всего, где-то отошёл контакт.

Черт…

И что дальше?

Как она поедет?

Куда…

И скоро ночь.

Лена сильнее сжала руль своего трехгодовалого «поло». Она примерно знала маршрут. Но это примерно… Один поворот не туда — и она заблудится.

Зато эмоции запомнит и обязательно воспроизведет их.

Если останется живой…

Лена хихикнула.

Так, кажется, у кого-то намечается истерика.

Она никогда не отличалась смелостью, относила себя к перестраховщикам. Всё всегда перепроверяла несколько раз, страховала всё, что можно и что нельзя.

А тут…

Сорвалась.

В неизвестность.

Лена, тормози…

Неизвестность — сильно сказано. Ты уже была здесь. Давно, но была.

Ехидный голосок внутри головы заметил, что лет двадцать назад.

И за рулем, естественно, не она была.

Лена остановила машину, свернув на обочину. Нужно собраться.

Дом бабушки Ани находился поодаль от городских поселений. Не любила она городскую суету. У Лены была своя теория относительно того, почему бабушка предпочитала жить обособлено.

Телефон не подавал признаков жизни. Сдох окончательно. Прекрасно, что тут скажешь.

Лена откинулась на спинку кресла и закрыла глаза. Время — половина шестого. Ещё час-два и стемнеет.

Сердце у девушки выстукивало тревожный ритм, как бы говоря: нечего было затевать авантюру. На что она рассчитывала, звоня маме и прося разрешения «поработать в тишине»? Мама, не менее романтичная натура, гордящаяся, что её дочка автор любовных романов — и не важно, в каком поджанре! — с радостью выдала ключи от дома и благословила:

— Напиши шедевр! Порви топ!

«Порви» слышать из уст женщины, что краснела от слова «хрен» и несколько раз делала замечание дочери, что та использует нецензурную брань в работе, было феерично.

— Деточка, а ты едешь… одна?

— Одна, мама.

— А Алан…

— А Алан меня бросил.

— О…

— Мама.

— Дочь.

— Всё хорошо. Я потом расскажу.

— Говорила тебе: никакого гражданского брака! Это разврат! Что за отношения такие: «Мы поживем»…

— Мы и не жили, мам.

Хотя она, наверное, и согласилась бы.

При мыслях о бывшем предательский ком снова встал в горле Лены.

Хватит.

Что прошло, то прошло.

А его сообщения и звонки — так, блаж.

Он женится — вот, о чем следует помнить.

А она уезжает зализывать раны и писать… шедевр.

Хотя, как она будет работать в таком растрепанном состоянии — непонятно. Лена не относилась к категории «художник всегда должен быть чуточку голодным». Она писала, когда ей хорошо.

«Хорошо» не будет ещё долго, а вот работать надо.

Писательство — единственный её доход уже на протяжении двух лет. И ничем другим она заниматься не хочет.

Лена снова посмотрела сначала на телефон, не подающий признаков жизни, потом на дорогу и на небольшую рощу. В конце концов, она всегда сможет переночевать в машине. Подумала и самой смешно стало.

Она и на дороге? Да у неё разрыв сердца случится, если из кустов косой выбежит.

Интересно, а тут водятся зайцы? Если есть они, то, наверное, и волки…

Да-да, Лена, волки, обязательно, куда ж без них. Те, что при необходимости превращаются в потрясающе красивых мужчин и воют на луну. А ещё каждый из них одержим своей парой. И спустя пару недель внезапно выяснится, что и сама Лена была похищена в младенчестве и является суженой альфы.

А в голове какой-то Алан…

Приглушенно засмеявшись, она снова завела двигатель.

Надо ехать.

Куда-нибудь.

Сказано — сделано. Поехала. Только что дальше?

Она совершила ошибку, понадеявшись на навигатор. Надо карту изучить в следующий раз, маршрут. Она пыталась себя подбодрить. Что может случиться с молодой двадцатисемилетней девушкой в незнакомой местности в начале двадцать первого века? Ничего.

Ведь, правда?

И никаких оборотней.

Абсолютно.

Лена ехала и ехала дальше. Поворот. Ещё один.

И ещё.

Речка!

Лена даже рот закрыла рукой от радости. Она едет правильно. Речку она помнила с детства, они часто гуляли здесь с мамой. И с бабушкой Аней. Она хорошо помнила, как с последней они устраивали пикники на берегу с корзиной, наполненной домашними вкусностями.

А ещё были истории. Много историй.

С которых всё и началось.

Девушка прибавила газу, посмотрев на часы. Успевает до темноты. Если она правильно помнит, то от речки до дома бабушки Ани — нет ничего. Они же пешком в своё время ходили. Значит, скоро она будет на месте. Ура…

Чего Лена не ожидала увидеть — так это изменений, произошедших с домом. Она даже газ сбавила, когда увидела двухэтажный добротный дом, обнесенный высоким забором из профлиста, с каменными столбами и коваными вензелями. В её памяти дом бабушки Ани ассоциировался с деревенским домом с синими наличниками, деревянным палисадником, засаженным цветами. Ещё были грядки с огурцами, зеленью, свеклой. Всё, как и положено в деревне.

А это…

Лена ничего не понимала.

Может быть, она всё-таки свернула не туда? Такая вероятность сохранялась. Потому что в душе поднялся дикий диссонанс при виде дома.

Что-то не так.

Ладно, гадать можно бесконечно. В конце концов, у неё есть ключи. Подойдут — значит, она приехала по правильному адресу.

И всё же сердце тревожно заныло, когда Лена глушила двигатель. Выходить из «поло» не спешила. Что-то её останавливало. Глупо, конечно. Она взрослая, самостоятельная девочка, разобраться всегда сможет с возникшими трудностями.

Ещё раз выдохнув, Лена посмотрела в зеркало, поправила выбившуюся прядь. После чего взяла с соседнего сиденья рюкзак, проверила, на месте ли документы — а вдруг — и достала ключи от дома. Теперь можно идти.

То ли долгая дорога сказывалась, то ли нервы ни к черту, но стоило выйти из машины, как Лена почувствовала слабость в ногах. Наверное, затекли всё же.

Тишина, встретившая девушку, поражала и забиралась в душу. Как же хорошо… Нереально просто. Щебет птиц, запах луговой травы. То, что нужно, чтобы успокоиться и ненадолго забыться. Может, и телефон не включать? Чтобы некоторые не могли дозвониться. Сделать один звонок маме, и всё. Объяснить ситуацию и желание побыть в полной тишине. Мама, романтическая душа, такой порыв оценит.

Улыбаясь собственным мыслям, Лена подошла к калитке, также выполненной из профлиста, но с очень красивыми коваными элементами. Лена дотронулась до них пальцами. Поразительно. Кажется, что металл сейчас оживет. Мастер постарался на славу.

Волнения и сомнения дали результат, и девушка не с первого раза смогла попасть в замочную скважину.

Но ключ подошёл.

О, как.

Лена повернула замок и толкнула калитку. Та, даже не скрипнув, поддалась. Брови девушки поползли кверху. Интуиция завопила, чтобы Лена была осторожна.

Не зря она вопила… Ох, не зря.

Потому что Лена не успела сделать и шага, не успела оглянуться, как замерла. Ноги приросли к месту. А должны были бежать.

Тому была веская причина — на Лену шел здоровенный полуобнаженный мужчина.

С огромным топором в руке.

Осознание паники и неправильности происходящего, а так же испуг и всё прочее придут потом.

Первая реакция Лены была совершенно нездоровой.

Восхищение.

Такое с ней не случалось давно. А, скорее всего, и вовсе никогда не случалось.

Нереальность происходящего ворвалась в сознание.