Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

На неё шёл — вернее тоже остановился, нахмурив брови — персонаж из её книг. Да-да. Здоровенный, нереально брутальный мужчина, косая сажень в плечах. Лицо, точно вылеплено из камня. Резкие крупные черты, темные брови, глубоко посаженные глаза, обрамленные длинными ресницами. Квадратный тяжелый подбородок, красивые полноватые губы. В голове Лены сразу же всплыла фраза: «он не подходил под общепринятое определение красавца, но неизменно притягивал взгляд…»

А ещё…

Лена выдохнула, старательно пытаясь избавиться от оцепенения.

На нем был комбинезон. На голое тело. Вернее, на амбале не имелось ни футболки, ни рубашки. Только широкие лямки на литых бронзовых плечах.

Мама дорогая…

Он словно сошел с обложки любовного романа. Помните серию «Шарм»? Где полуобнаженный красавец со слегка отросшими волосами, будто поигрывая бицепсами, сжимал в объятиях рыжеволосую красотку, а ее роскошная грудь готова была нечаянно выпрыгнуть из низкого декольте платья? Или же сейчас очень модны подобные модели на стоковых фотографиях, что потом используются для работ над обложками сетевых романов: бугры мышц, высокий рост, харизма, от которой трусики неизменно становились мокрыми…

А тут…

Живой.

Небритый.

И, кажется, злой.

— Кто ты такая, черт побери?

От рычащих хриплых ноток в голосе, Лена по законам реальности должна была бы всё-таки отмереть, развернуться и кинуться назад к машине. Судорожно вставить ключ в зажигание, вжать ногу в пол, рвануть с пробуксовкой и мчаться по сельской дороге, превышая скоростной режим.

Но реальность никак не хотела возвращаться к Лене. То ли девушка устала, то ли нервозность последних дней сказалась.

Господи, а какой у него голос…

Нельзя говорить с одинокой, только что брошенной девушкой таким проникновенным баритоном.

Ещё с акцентом. Почему-то ассоциирующейся с южным.

Лена моргнула. Ещё раз.

Мужчина, перекинув топор из руки в руку, сделал шаг в её сторону.

Наверное, всё же следовало убежать.

Но куда?

Ноги намертво приросли к земле.

— Я… Я тут живу, — выдохнули губы Лены.

— Да неужели?

Мужчина, не останавливаясь, продолжил идти на неё.

Неся вместе с собой весь комплект мужского тестостерона, который только можно представить.

У Лены запершило в горле, а сердце бешено заколотилось в груди.

Девушка, повинуясь инстинктам, выставила руку вперед. Он же не собирается её выставлять вон? Он же не выгонит её на ночь глядя?

А она… Если она попала на территорию чужого дома, то почему подошёл ключ? Как тут не вспомнить легендарную «Иронию судьбы». Но с ней же ничего подобного не случилось, правда? Она в трезвом уме и здравой памяти. Нервничает немного, плакала последнее время слишком часто, но это уже в прошлом.

Лена, соберись.

Лена, он идет на тебя!

Лена, приближается…

Она вскинула руку вперед. Вскинула неудачно, потому что ключи, которые по-прежнему сжимала в пальцах, выскользнули и полетели в его сторону.

Мужчина взмахнул рукой. Благо той, что без топора… Уже через секунду ключи были у него.

— Стойте! Пожалуйста, стойте, где стоите… Не подходите! Не приближайтесь! Да стойте, я говорю!

Вместо того чтобы и дальше настаивать на своем, ей всё же пришлось отступить.

Незнакомец приблизился слишком быстро и настойчиво. Лена открыла рот, чтобы снова возмутиться, когда услышала негромкое:

— Какое совпадение. Потому что я тоже тут живу.

Ответить она не успела. Мужчина в грязном, но безмерно сексуальном комбинезоне оказался в непозволительной близости от неё и протянул руку, в которой зажимал ключи.

— Как… тоже?

Никогда ранее Лена не чувствовала себя такой глупой, не умеющей связать два слова. В конце концов, она взрослая женщина и…

Мысль оборвалась, потому что незнакомец, от которого сейчас ничего, кроме агрессии, не исходило, жестко проговорил, едва размыкая губы:

— Ключи возвращаю. Дверь знаешь где. Советую выйти и плотно прикрыть её за собой.

Сказал, вернул ключи, после чего спокойно развернулся и пошел обратно к дому. Вернее, не к дому, а к поленнице.

Медленно, но верно реальность возвращалась в свою плоскость.

Небритый амбал занимался колкой дров. Сейчас Лена смогла рассмотреть и колун и пень-колоду. А так же приличную кучу уже расколотых дров.

Она явно забралась на чужую территорию.

— Послушайте… Пожалуйста, последний вопрос, и я уйду.

Мышцы на широкой спине напряглись, но мужчина всё же обернулся.

Правда, ничего не сказал.

Лишь посмотрел.

И у Лены снова дрогнули ноги.

— Это… Майская, 44?

По тому, как мужские глаза предупреждающе-недовольно прищурились, Лена поняла, что ответ ей уже и не требуется.

Глава 2

Это недоразумение.

Большое.

Внутренний голос в голове язвительно добавил: и небритое, да? А ещё чертовски сексуальное.

К черту сексуальность и брутальность! Он… Он…

Лена перевела дыхание и уперлась рукой в открытый багажник.

Сейчас она выгрузит вещи, снова зайдет во двор, войдет на свою половину дома и… Девушка прикрыла глаза. Отдохнула в тишине и покое? Подальше от всех? На природе?

Но ничего… Ничего… Она переночует в доме бабушки Ани, а завтра уже всё решит.

И то, что у неё внезапно образовался сосед, ничего не меняет.

Абсолютно.

Как так получилось, что дом, который унаследовала мама, не принадлежал ей полностью? Такое возможно? Лена знала ответ: запросто. Мамочка могла упустить столь незначительный момент. Ну и что?.. Подумаешь, половина дома принадлежит ещё кому-то. Пустяк. И ей ничего не сказала. Тоже пустяк.

Лена достала сначала дорожную сумку, потом чемодан. Ноутбук с планшетом у неё лежали на заднем сиденье. Всё сразу не унесет. Ранее это не было бы проблемой. Сейчас тоже не должно.

Открытая калитка и доносившиеся со двора звуки говорили, что сосед не закончил. Ну и пусть. Ей теперь нет до него никакого дела.

Пока она переносила вещи и закрывала машину, мужчина не подошел к ней. Не обозначил себя и дальше.

Лена вошла в дом и сглотнула. И как понять, какая территория принадлежит ей?

Вопрос отпал сам собой, когда она обнаружила, что дом разделен на два крыла.

Неожиданно.

То есть она интуитивно выбрала не занятую половину? Лена устало провела рукой по волосам.

Она сошла с ума, если собирается остаться в доме с незнакомым мужчиной.

Новые ощущения так и крыли. К усталости и удивлению примешалась некая доля отчаяния.

Сил больше не было. Ни на что. Встреча с незнакомцем и факт, что им придется даже одну ночь делить дом на двоих, подкосили окончательно. Она медленно осела на пол и расплакалась.

Утро выдалось беспокойным. Замок на двери спальни надежности особо не прибавил. Тот небритый амбал с легкостью при желании мог его снести одним нажатием плеча.

И что делать дальше будешь, Елена Батьковна?

Хороший вопрос, на который у неё не нашлось ответа.

Убегать снова в город, где её ждал Алан?

Ждал ли…

Ждал-ждал. Пока — так точно.

При мыслях о бывшем, глаза снова защипало. Да что ж такое! Лена перевернулась на живот и вжалась лицом в подушку. Ну и что, что когда она встанет у неё будут «узоры» на лице… Иногда можно себе позволить и подобное безобразие. Красоваться не перед кем. Сосед-незнакомец, имени которого она по-прежнему не знала, — не в счет.

Она здесь в отпуске. На отдыхе. В укрытии.

Так и будет.

Никакой косметики, никакой идеально чистой головы по утрам.

Ни-че-го.

И никакого Алана.

Как и брутального дровосека.

Обозвав соседа таким образом, Лена внезапно поймала себя на мысли, что улыбается. Пусть и сквозь слезы. Радовать-то надо дурехе. Такой экземпляр по соседству. У девяноста процентов свободных женщин он вызвал бы дикий восторг и желание познакомиться поближе.

Ей сейчас не до знакомств. Ей бы под плед да в кресло-качалку на веранду.

Мечты.

Встать с кровати, естественно, пришлось. Лена прислушалась — тишина. Никто ничем не гремел, нигде не играла музыка. Может быть, ей посчастливилось, и сосед уехал? Навсегда. Молча. Куда-нибудь. Лена мотнула головой. Скорее всего, у этого брутала дом бабушки Ани — основное место проживания, и надеяться на то, что в скором времени она останется одна — неразумно.

Ей надо решить: делить с ним дом или снова возвращаться в город. К цивилизацию. Соответственно, и к Алану.

Почему-то город у неё прочно ассоциировался с бывшим мужчиной, который так и не стал женихом. Они встречались полтора года. Довольно приличный срок, чтобы определиться. Он и определился… Естественно, это время наложило отпечаток на Лену. У них появились любимые кафешки, рестораны, набережная.

Стоит ей вернуться в город, как воспоминания обрушатся лавиной, грозящей её поглотить.

Она же должна выбраться.

В ближайшее время.

Лена прошла в ванную и огляделась. Вчера она залетела сюда, сполоснула лицо, наспех тело и убежала к себе.

Ну что она могла сказать.

Ванная у них будет одна на двоих. Как и кухня.

В горле запершило, и Лена прокашлялась. Ей пока не приходилось сталкиваться с дележом недвижимости, но она знала, что делят только спальни и гостиную. Остальные комнаты общие.