Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Марина Могилко

Как стать блогером с миллионной аудиторией, создать успешный стартап, покорить Америку, если ты девочка из обычной семьи

...

«В книге Марина дает конкретные руководства к действию. Она мастер определения первого шага к цели, и в книге она рассказывает, как вы можете начать воплощать мечты в жизнь прямо сейчас».

Дмитрий Пистоляко, генеральный директор LinguaTrip.com
...

«Как только вы начнете поэтапно выполнять то, о чем пишет Марина, у вас, поверьте, все получится. Приступайте к активным действиям как можно быстрее — именно скорость воплощения идей в жизнь меня так восхищает в Марине, она сразу делает то, что задумала. Читайте книгу и действуйте!»

Регина Тодоренко, экс-ведущая шоу «Орел и Решка»
...

«Английский нужно учить вместе с людьми, которые используют его ежедневно. Марина — как раз такой человек. Только прикладные советы, только работающие шаги. Английский — это стиль жизни, и вы сможете его сделать своим стилем жизни после прочтения этой книги».

Вениамин Пак, блогер и певец

Предисловие

Английский решает!

Английский язык кардинально изменил мою жизнь. Сейчас мне 28 лет, когда-то я жила с родителями в общежитии на Черной Речке в Санкт-Петербурге, а теперь перебралась в Сан-Франциско, на 33-й этаж небоскреба с видом на океан. Со мной происходило множество историй, которые никогда бы не случились, не влюбись я в английский язык и не выучи его. Потому что залогом успеха в любом деле являются любовь к нему и стремление полностью этому делу отдаваться.

Английским (да и любым другим) языком стоит заниматься, когда ты понимаешь, что по-другому не хочешь жить. Потому что ты понимаешь, что, если ты хочешь развиваться, нужно читать литературу на английском, потому что ты знаешь, что твой любимый блогер выпускает видео на английском языке, в фильмах тебе нравится слышать реальные голоса актеров, а не дубляж, который лишает тебя половины шуток.

Когда ты поймешь, что изучение иностранного языка — это не просто зубрежка, а образ жизни, что это очень мощный инструмент, с помощью которого можно достигать сумасшедших высот, когда ты физически ощутишь, что он тебе необходим, — вот тогда и начнется настоящий прогресс.

Цель этой книги — показать на собственном примере, как детская мечта может стать реальностью, как найти эффективную мотивацию, чтобы не стоять на месте, развиваться, как знание иностранного языка может стать инструментом для зарабатывания денег, переезда, путешествий, личностного роста. Показать на конкретных примерах и — самое главное — дать конкретные советы: как учить иностранный язык, как начинать свой бизнес, как переезжать за границу.

Я надеюсь, эта книга вдохновит вас на изучение иностранного языка и на достижение своих целей. Поэтому устраивайтесь поудобнее… Погнали!

#1 Мечта = Цель

Глава 1. Как одна поездка может определить всю дальнейшую жизнь

Можно всю жизнь провести в своем родном городе и не знать, что за его границами есть целая вселенная, где можно быть кем угодно, не обращать внимания на стереотипы и жить не как все. Человек не обязан жить по каким-то неписаным правилам и загонять себя в рамки, которые устанавливает общество. Необязательно жить, как все, ты можешь мечтать!

В детстве меня всегда тянуло ко всему иностранному. Впервые я побывала за границей в 12 лет — в Финляндии. Поездка длилась всего один день, но она показалась мне путешествием в параллельный мир: я провела полдня в местных магазинчиках, поражаясь товарам и еде, которых раньше никогда не видела. Денег хватило только на ручку с блестками и стирательную резинку, но это были мои первые заграничные покупки, трофеи, которые я гордо носила в школу.

В 2004 году я отправилась в поездку, которая, как я теперь понимаю, полностью определила ход моей жизни и кардинально изменила мое мироощущение — меня отправили в Англию. Я училась в средней школе № 80, в которой действовала программа обмена с британским колледжем Мальборо (Marlborough College). Участвовать в ней можно было с 9-го класса, критериями отбора были хорошая успеваемость и желание изучать английский язык. В последнем мне не было равных во всей школе, так что этот этап отбора я с легкостью прошла.

Но была еще пара условий участия в программе, с которыми возникли небольшие трудности. Во-первых, нужно было предоставить отдельную комнату школьнице из Англии. А жили-то мы в малюсенькой двушке! На семейном совете было решено, что папа поживет у друзей, я буду спать с мамой в своей детской, а Кэтрин (школьница из Англии) поселится в комнате родителей. Второй сложностью были финансы: мама потратила огромную для нас тогда сумму, купив мне билеты в Лондон и оплатив консульский сбор. С собой мне дали 250 фунтов на две недели (примерно 13 000 рублей по тогдашнему курсу).

Две недели Кэтрин жила у нас, мы старались сделать ее досуг максимально интересным и разнообразным. Для меня и моей семьи это было по-настоящему значимым событием: у нас живет британка! Я пыталась с ней как можно больше разговаривать и расспрашивала ее о быте, об учебе в Британии, переспрашивала и не верила, когда она рассказывала, что у ее семьи есть две лошади, на которых они катаются с сестрой, а в школе у них несколько теннисных кортов и своя часовня. Иногда мне казалось, что я просто не очень хорошо говорю по-английски и не совсем точно понимаю, что она имеет в виду.

Кэтрин гостила у нас в апреле, а в июле мне нужно было ехать в Англию вместе с другими ребятами из моей школы. По прибытии я поняла, что мне невероятно повезло с принимающей семьей. Остальные ребята не носились со своими английскими гостями по Петербургу так, как мы с Кэтрин, и английская семья отплатила мне шикарным приемом. Ее папа оказался академическим директором колледжа Мальборо, а там, кстати, учились Кейт Миддлтон и один из сыновей Стинга, а сам музыкант приходил на выпускной. Я была под впечатлением от устройства школы (оказалось, что я правильно поняла тогда Кэтрин): территория с площадками для баскетбола, волейбола, лакросса, тенниса; уютные комнаты для студентов; старинные постройки и огромные залы для приемов. Я видела, на каких машинах приезжают родители с учениками, в каких домах они живут. Тогда я не совсем понимала, что эта школа для высшего класса Великобритании и думала, что это типичная британская жизнь.

Для меня, ребенка, который родился во время развала СССР и рос в 1990-е, все было в диковинку. Мне даже казалось, что еда в Англии вкуснее. Кстати, сейчас, когда я уже поездила по миру, это впечатление частично подтвердилось. Там, например, самое вкусное молоко — оно обладает особенным сливочным и даже сладковатым вкусом. Также я попробовала там продукты, о которых в России тогда еще никто не знал: руккола оказалась для меня настоящим сюрпризом.

В Англию я ехала в полной уверенности, что хорошо знаю английский и проблем с общением не будет. Но уже в аэропорту я не понимала абсолютно ничего, три раза просила пограничника повторить вопрос: «What is the purpose of your visit to the UK?»

Ох уж этот британский акцент!

Первую неделю мы учились в классе с британцами. Это был полнейший провал! Они не понимали меня, я не понимала их. Да, я хотела со всеми познакомиться и общаться, но они не горели желанием напрягаться ради иностранки, которая все время молчит в ответ на вопрос и не понимает, что происходит в классе. Практиковаться в английском мне удавалось только с Кэтрин и ее родителями, Ванессой и Эндрю. Они говорили очень-очень медленно, потому что понимали, что я в шоке от происходящего и, конечно, они видели, что я ничего не понимаю, потому что в ответ на большинство вопросов я только кивала и улыбалась.

...

Мне было очень стыдно переспрашивать, я и так понимала, что для носителей языка общение со мной явно не подарок.

Полное погружение в английский все-таки произошло, потому что у меня не было возможности пообщаться с кем-то на русском. Мама звонила в Англию один раз в несколько дней. Никаких «скайпов» и «вотсапов» тогда не было, а мобильным в Британии я не пользовалась, потому что звонки в роуминге стоили очень дорого.

В Лондоне я осознала очень простую вещь, которая перевернула мое сознание, — пришло понимание того, что жизнь может быть не такой, к какой я привыкла. Мир может быть совсем другим.

Тогда мне было 14 лет, на дворе — 2004-й год. Мы сидели за ужином с моей принимающей семьей, — с родителями и двумя дочками моего возраста. Ужин, кстати, был вегетарианский, что тоже казалось мне необычным, потому что в моем окружении никогда не было вегетарианцев. Мне кажется, тогда в России вообще мало кто знал, что это такое; здоровый образ жизни еще не вошел в моду. За столом мы решили обсудить, кто куда будет поступать. Я сказала, что выбираю между экономикой и юриспруденцией. Я тогда даже не очень понимала, что значит юриспруденция, да и об экономике имела весьма смутные представления, но все вокруг — родители и дети постарше — твердили, что это две самых классных специальности.