Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Марлизе Арольд

Магазинчик «Всё, чего пожелаете!»

Необычный посетитель

Ровно в шесть часов распахнулась дверца над циферблатом. Пёстрый кукушонок выскочил так резко, что опрокинулся и повис вниз головой на карнизе. С трудом вскарабкавшись обратно, он пропел чистым, как серебро, голоском:

– Дорогие покупатели, к сожалению, мы скоро закрываемся. Пожалуйста, пройдите к кассе, чтобы оплатить покупки. Желаем вам приятного вечера и надеемся вскоре снова вас увидеть!

Тринадцатилетняя Майла, сидевшая за прилавком, склонившись над домашним заданием, оторвалась от тетрадки.

– Спасибо, Уилбур! Но покупателей и так уже нет. После обеда никто не заходил, – вздохнула она.

Уилбур огляделся по сторонам.

– Верно! – пропищал он. Спорхнув с карниза, он опустился Майле на плечо. – Как жаль! Почему люди больше не приходят? Ведь у нас самые лучшие волшебные вещицы!

– Ох, Уилбур!

Майла закрыла тетрадь. С Уилбуром на плече она всё равно уже не могла сосредоточиться. Пёстрый кукушонок очень любил поболтать.

– Я тебе уже об этом рассказывала. На улице Показушников открылся крупный универмаг «МагМагия». У них там огромный выбор волшебных вещей, и цены намного ниже, чем у нас.

Уилбур распушил перья.

– Ерунда какая-то, правда?

Майла кивнула. Сегодня после уроков она специально прошла мимо универмага и увидела, как несколько их постоянных клиентов заходят в него, а другие выходят нагруженные пакетами с покупками. А ещё Майла обнаружила на стене рядом с дверью Волшебный палец. Он притягивает людей как магнит. Это нечестное волшебство и в принципе запрещённое. В принципе! Недавно мэр издал указ, запрещающий маленьким магазинам использовать Волшебный палец. Только маленьким.

Таким, как магазинчик «Всё, чего пожелаете!», принадлежавший семье Майлы вот уже четыре столетия. Её дедушка Орфей опасался, что дни таких магазинов сочтены и что через несколько недель они вынуждены будут закрыться. Если только срочно не придумают сногшибательно крутой способ спасти своё заведение.

Обычно такие идеи выдавала Майла, но все сделанные ею предложения семейный совет отклонил.

– Люди могли бы раз в неделю делать у нас покупки бесплатно, – предложила Майла среди прочего.

– Но, Майла, тогда они будут приходить к нам именно в этот день и сметать всё с полок, – возразил Дамиан Осинолист, отец Майлы. – А в другие дни будут снова всё покупать в «МагМагии».

– Хм, – задумалась Майла. – А что, если мы предложим нашим лучшим клиентам купон на бесплатный урок верховой езды на единороге?

– В «МагМагии» уже есть такое, – ответила Альма Осинолист, мама Майлы. – Бесплатный урок верховой езды при покупке на сумму свыше двухсот волшебных гульденов.

– А если нашим условием будет покупка на сотню волшебных гульденов? – не унималась Майла.

– Милая, урок верховой езды на единороге и стоит сто волшебных гульденов, – подытожила её бабушка Луна. – Минимум.

– Жаль. – Майла так напрягла свой мозг, что почувствовала: из её ушей вот-вот пойдёт дым. – Мы могли бы раздавать бесплатное печенье с заклинаниями. Что-то вроде печенья с предсказаниями.

– Мы делали это однажды, три года назад, – вспомнил дедушка Орфей. – Печенье с заклинаниями, которые срабатывают только один раз. К сожалению, от него у всех посинели зубы. Покупатели толпами приходили жаловаться.

– Ну, тогда я уже не знаю, что нам делать, – вздохнула Майла.

– Неужели я дожил до этого! – усмехнулся Робин, старший брат Майлы, дёрнув её за морковно-рыжий локон. – Моя сестра не знает, что делать. А обычно она знает всё лучше всех.

– Ты говоришь это только потому… потому… потому что ты мне завидуешь! – сердито воскликнула Майла. – Потому что я умею шевелить ушами, а ты нет!

В мире волшебников способность шевелить ушами очень ценится: те, кто умеет это делать, могут преодолеть барьер, отделяющий волшебный мир от мира людей. Очень немногие могут таким похвастаться, наверное, лишь один из ста.

В семье Майлы кроме неё только бабушка Луна умела шевелить ушами. Хотя её брат Робин иногда часами стоял перед зеркалом и тренировался, у него ничего не получалось!

Вспомнив о стычке с Робином, Майла автоматически пошевелила ушами. И тут же услышала перезвон колокольчика над входной дверью. Её распахнул порыв холодного ветра, заставив Майлу вздрогнуть. Она подняла взгляд. В магазинчик ворвался высокий человек в тёмном пальто. Его лицо скрывала низко надвинутая на лоб шляпа.

Майла испуганно вскочила.

– Вообще-то, мы уже закрылись!

– Досадно, – пробурчал незнакомец. – Я бы зашёл завтра, но, к сожалению, я здесь только на один день.

От него исходил неестественный холод. Майла почувствовала, что её знобит. Этот тип казался ей зловещим. Ей хотелось, чтобы он развернулся и проваливал. Вместо этого он подошёл ближе. Его взгляд с любопытством блуждал по комнате.

Теперь Майла смогла увидеть его лицо. Тощее и бледное, словно незнакомец никогда не выходил из дома. Колючие голубые глаза и длинный заострённый нос, доходивший почти до рта. Тёмная козлиная бородка тряслась, когда он говорил.

– Мне сказали, что здесь можно найти то, чего больше нигде не достать, – пробормотал он.

Сердце Майлы забилось от волнения.

– Да, может быть, – ответила она дрожащим голосом. – У нас много прекрасных вещей. А что… что вы ищете?

– Выстави его за дверь! – просвистел Уилбур ей на ухо. – С ним что-то не так!

– Тихо, Уилбур, – прошептала Майла.

Незнакомец слабо улыбнулся.

– Например, я хотел бы эти часы с кукушкой.

Он указал длинными, похожими на лапы паука пальцами на резные часы, висящие на стене.

Уилбур от ужаса свалился с плеча Майлы, плюхнулся в стоящую на прилавке банку с леденцами «Загадай-какой-хочешь-вкус» и в панике захлопал крыльями.

– Часы с кукушкой не продаются, – быстро произнесла Майла, вытаскивая Уилбура из банки. – Мне жаль.

– А как насчёт этой симпатичной птички в твоей руке? – спросил незнакомец, и его взгляд, казалось, стал ещё более колючим.

– Это… это Уилбур, и он тоже не продаётся, – ответила Майла. Она почувствовала, как кровь приливает к её щекам.

– Я заплачу тебе за него пятьсот волшебных гульденов, – предложил незнакомец. – И ещё пятьсот – за часы.

Майла подсчитала в уме. Тысяча волшебных гульденов! Иной раз они и за целую неделю столько не зарабатывали!

И всё же она покачала головой.

– Не пойдёт, – сказала она. – Уилбур – член семьи и кроме того – мой друг!

– ПРОКЛЯТИЕ! – заорал незнакомец, так сильно ударив кулаком по прилавку, что банка с леденцами подпрыгнула в воздух.

Майла в ужасе вздрогнула, а Уилбур пулей улетел в свои часы. Дверца за ним захлопнулась, и с грохотом упала защитная решётка.

– Какие-то проблемы? – раздался голос позади Майлы.

Майла вздохнула с облегчением, когда к ней подошла бабушка Луна. Ростом едва ли выше Майлы, бабушка была одной из лучших волшебниц в целом мире. В возрасте Майлы она впервые стала победителем турнира по волшебству среди юниоров. В комнате бабушки и дедушки целая стена уставлена кубками и завешана грамотами, полученными бабушкой Луной за свою жизнь. Даже сейчас она использовала любую возможность, чтобы продолжить своё образование, ездила на семинары и практикумы и имела подписку на несколько специализированных журналов.

– Привет, Луна, – вкрадчиво произнёс незнакомец, скривив губы в тонкой улыбке. – Давно не виделись.

– Верно, – ледяным голосом подтвердила бабушка. – Не могу сказать, что я по тебе скучала, Луциан.

Майла навострила уши. Так бабушка знает этого странного человека?

– А вот я по тебе скучал, прекраснейшая Луна, – сказал Луциан, грубо рассмеявшись.

– Чего ты хочешь? – резко спросила бабушка.

– У тебя есть плащ-невидимка моего размера? – поинтересовался Луциан. – Большинство плащей мне слишком коротки. Нужен достаточно длинный, чтобы мои ноги тоже исчезли.

– Что ты задумал? – поинтересовалась бабушка Луна. – Хочешь снова заняться тёмными делишками? Я удивлена, что тебя освободили после того, как ты использовал запрещённую чёрную магию, а твои жена и дочка в результате погибли.

– Это был прискорбный несчастный случай, – возразил Луциан. – Даже судьи это признали. Я отбывал наказание на рудниках Алуна, и мне пришлось поистине несладко. Ну так что, найдётся у вас плащ для меня или нет?

– Вчера мы продали последний плащ твоего размера, – солгала бабушка. – И неизвестно, когда наш поставщик сможет прислать нам новый товар. Зайди в «МагМагию», возможно, там найдёшь то, что ищешь.

– В «МагМагию» мне вход закрыт, – проворчал Луциан.

– Вот как? Почему меня это не удивляет? – фыркнула бабушка Луна. – Наша дверь для тебя тоже закрыта, Луциан. Если снова сунешься сюда, я натравлю на тебя своего демона!

Луциан наконец перестал улыбаться. Его лицо помрачнело.

– Это твоё последнее слово, Луна?

– Самое последнее, – сказала бабушка.

– Ты ещё пожалеешь об этом! – воскликнул Луциан, скользнув по Майле таким ледяным взглядом, что ей показалось, будто она окоченела от ужаса.

Он повернулся на каблуках и вышел из магазина. Бабушка Луна вылетела из-за прилавка и торопливо заперла дверь. Майла заметила, что бабушка страшно побледнела. А её морковно-рыжие локоны внезапно распрямились и повисли прядями на плечах.

– Кто это был? – тихо спросила Майла.