Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Мартен Фуркад

Последний круг. Откровенный дневник чемпиона о триумфальном завершении карьеры

Артуру, маленькой падающей звезде [Артур — мальчик 5 лет, умерший в мае 2020 года от рака мозга. В его честь основана благотворительная ассоциация «Падающие звезды», в которой участвует и Мартен Фуркад (прим. ред.)]


Предисловие

Виллар-де-Лан, четверг, 21 мая 2020 года

Десять дней назад мои товарищи снова приступили к тренировкам… Я спрашивал себя, что почувствую при виде них, думал, это вызовет странные ощущения. Оказалось, нет! Я примирился с решением завершить карьеру профессионального спортсмена. Не испытываю ни раскаяния, ни сожалений. В сущности, испытание карантином, через которое все прошли, только укрепило мой выбор. Не отрицая все, что было до этого, — наоборот! — я перевернул важную страницу моей жизни, чтобы сполна насладиться теми, кого люблю и которых мне так не хватало, пока я участвовал в соревнованиях.

Наконец у меня были необходимые время и моральная свобода, чтобы проводить каждый день с Элен, Манон и Инес, без беспокойства и обязательств. Я подарил Манон новый велосипед и с удовольствием следую за ней бегом. Мы вчетвером совершаем долгие вылазки в горы. Я несу Инес на плечах, не обвиняя себя, как раньше, что это отразится на моем плане тренировок. Теперь я могу безгранично утолять страсть к спорту в кругу семьи и друзей. В этой сфере лежат мои социальные связи. Кто-то ходит с друзьями в кино и на дискотеку, я же занимаюсь с ними спортом… Лыжероллеры с Эмильеном Жакленом, горный велосипед с Луи Абером, ски-туринг в Массиве Лозьер в компании Антонена Гигонна, Жюльена Лизеру и Мишеля Ланна… Скоро мы собираемся идти на Монблан.

Я чувствую себя хорошо, радуюсь жизни, двигаюсь вперед. Остаюсь очень активным, но без ограничений, которые составляли неотъемлемую часть моей прошлой профессии, как я ее понимаю. Я умиротворен. Ни секунды не сомневаясь в том, что сделал правильный выбор, я также ни разу не говорил себе: «Ты должен был закончить раньше, чтобы насладиться всем этим». Я завершил карьеру именно тогда, когда нужно.

Если б я мог начать сначала, вернуться на десять лет назад, я бы повторил свой путь. Я любил каждый его момент до того, как подошел к точке своей жизни, в которой понял, что теперь мне нужно перейти к другим вещам.

Позавчера моя мать показала фотографию, на которой дочки мне аплодировали, это было в прошлом году на лыжероллерном чемпионате Франции. Когда я увидел себя на заднем плане, совершенно спонтанно подумал: «Вот я в прошлой жизни». Это в точности мое нынешнее ощущение. Я полностью переключился, без долгих раздумий и насилия над собой. Очевидно, я принял правильное решение. Прекрасно знаю, что мог бы продолжать карьеру до Олимпиады в Пекине и даже завоевать еще один титул. Но я убежден, это принесло бы мне намного меньше, чем свобода, которой я наслаждаюсь сейчас. Она была мне необходима.

Жизнь, к которой я стремлюсь теперь, не вдохновила бы меня в эпоху Олимпиады в Ванкувере. Тогда во мне не было желания заводить семью. Тогда казалось немыслимым существовать без спортивных целей, стремления к победам. Сегодня жить только ради этого для меня стало невозможно. На каждом этапе жизни я реализую себя полностью, я был и остаюсь счастливым человеком. Я чувствовал себя на своем месте тогда, чувствую это и сейчас.

Я очень рационален. В течение всей карьеры каждый выбор, который я совершал, был обдуманным и взвешенным. Я всегда оценивал преимущества и недостатки. Странным образом, решение закончить карьеру не было мной просчитано. Я его обдумывал, но в большей степени прислушивался к внутреннему голосу. Впервые в жизни я сделал выбор, следуя интуиции больше, чем разуму. Последний подстегивал меня продолжать еще два сезона до Игр в Пекине. Но я предпочел послушать свой инстинкт, который говорил, что мне нужно на самом деле. Именно поэтому сегодня я нахожусь в полном согласии со своим выбором. Я до конца исполнил то, что мог совершить в качестве спортсмена. Возможно, мне пришлось бы страдать, если б я принял решение продолжать карьеру.

Мне удалось красиво уйти, проведя великолепный последний сезон, но я также знаю, что он был очень тяжелым. Последний сезон меня сильно истощил.

В течение всей карьеры я никогда не побеждал легко. Если некоторые победы давались легче остальных, последние победы были очень трудными. Вырванными едва-едва. В прошедшем сезоне у меня не было даже крохотного отрыва. Эти последние круги были интенсивными, во всех смыслах. Я толкал себя за пределы моих возможностей в отношении концентрации и требований к себе. Об этом говорит мой результат стрельбы, лучший за всю карьеру. Только предельная концентрация в каждый момент, постоянные усилия позволили достичь уровня стрельбы, который компенсировал то, что у меня больше не было преимущества в лыжном ходе. Это дало мне возможность вновь одерживать победы. Я горжусь тем, что сделал, но усилие было огромным. Нужно было непрерывно оставаться внимательным к каждой детали. Принять, что я не могу больше выигрывать за счет лыжного хода, и сражаться тем оружием, которое у меня было. Я сомневался, я боролся. Исход битвы шел на миллиметры. Вплоть до двух маленьких очков, которые отделили меня от Йоханнеса Бе на финише последней гонки…

До января я не чувствовал себя вправе претендовать на Большой хрустальный глобус, который вручается победителю Кубка мира. Несомненно, по этой причине я его проиграл, из-за очков, которые я не смог добыть в гонках, когда подиум был недосягаем, но оставалась возможность отыграть чуть больше мест. В первый месяц сезона, из инстинкта самосохранения, я отказывался ставить цели. Я вооружился толстым панцирем, чтобы не быть слишком разочарованным, если вдруг не удастся вернуться в разряд лучших и вновь побеждать. Проще принять десятое место, если ты рассчитывал быть пятым или шестым, чем если бы метил в победители… Недостаток уверенности, последствие сезона–2019, помешал мне мечтать о победе в сезоне–2020. Когда я наконец это себе позволил, было, вероятно, слишком поздно, чтобы воплотить эту последнюю мечту. Неважно! В каком-то смысле так даже лучше.

Я живу как мне нравится, и я горд и счастлив тем, что было в прошлом. Теперь меня вдохновляют другие цели, новые профессиональные амбиции, которые позволят пережить другой опыт, как личный, так и семейный. Карантин укрепил меня в мысли, что в будущем я не хочу заниматься только одним делом. Международный союз биатлонистов обращался ко мне с предложением войти в исполнительный комитет, но я предпочел отказаться. Мне нужно отдалиться от прежней жизни биатлониста. Без сомнения, однажды я к ней вернусь. Но сейчас я бы не чувствовал себя на своем месте. Воспоминания еще слишком свежи, чтобы я мог полностью использовать свой опыт.

Я прекрасно осознаю роскошь, которой обладаю. Многие спортсмены задаются вопросом, что им делать после окончания первой карьеры, у меня же противоположная проблема — выбор слишком велик… Конечно, проект «Париж-2024» и, надеюсь, членство в МОК составят два важных направления моей будущей работы. Вместе с оргкомитетом Олимпиады в Париже мы думаем, как я могу расширить свое участие, также я стал кандидатом в комиссию спортсменов в Международном олимпийском комитете. Голосование состоится во время Игр в Пекине в 2022 году.

Я хочу сохранять контакт с публикой, с теми, кто до сих пор следил за моей жизнью. Лыжный фестиваль в Анси дал бы такую возможность, но пандемия вынудила нас отменить мероприятие в 2020 году. У меня есть и другие идеи, чтобы сохранять эту связь, делиться опытом и эмоциями, — начиная с книги, которую вы держите в руках…

Я задумал ее как дневник, рассказ изо дня в день об этом переломном сезоне, наступившем после страданий предыдущего года. Я не знал, что меня ждет и о чем я расскажу — о возрождении или о похоронах. Но я не боялся того, что должно произойти. Я шагал в неизвестность, даже если и получил некоторые ответы во время тренировок и немного уверенности во время предсезонных стартов. Я из тех, кто много сомневается, но кто по-настоящему не ощущает страха. Сомнения заставляют меня использовать все средства, чтобы ни о чем не жалеть; эта черта моей личности уничтожает страх перед тем, что должно произойти. Когда ты сделал все, что мог, легче положиться на волю судьбы…

Накануне первого старта у меня была только одна уверенность: я работал на пределе возможностей. Я не хотел заглядывать дальше, чем первая гонка. Запрещал себе думать о дальнейшем и тем более о возможном завершении карьеры. У меня было лишь желание ввязаться в бой, чтобы понять, в какой я форме. Поделиться своими ощущениями и состоянием духа по мере хода событий, обещая себе не изменять текст до публикации, каким бы ни был исход сезона. Этот текст, этот путь, это обнажение вы сейчас видите перед собой. Надеюсь, мои дочери тоже его прочитают, когда немного подрастут, чтобы лучше узнать, что представляла собой жизнь их папы. Уверен, однажды я и сам перечитаю эту книгу. Через десять, двадцать или тридцать лет. Чтобы вспомнить, какими были последние мгновения в роли чемпиона, волшебные моменты, что мне повезло пережить вплоть до последнего круга. Который завершил самый невероятный сезон в моей карьере.