Если вам понравилась книга, вы можете купить ее электронную версию на litres.ru

Эстерсунд (Швеция)

Среда, 4 декабря 2019 года

Результаты индивидуальной гонки 20 КМ (среда, 4 декабря)

1. Мартен Фуркад 53′11″9 (0+0+0+1)

2. Симон Дестье +12″7 (0+1+0+0)

3. Кантен Фийон-Майе +1′50″8 (2+0+0+1)

4. Эмильен Жаклен +2′17″8 (0+1+0+1)

5. Беньямин Вегер +2′28″2 (1+0+0+0)

7. Фабьен Клод +2′32″4 (2+0+0+0)

78. Антонен Гигонна +9′22″2 (2+3+0+2)


Не уверен, что могу объяснить на словах то, что я чувствую. Это сильно и сладко. Глубоко. Умиротворенно и волнующе. Я выиграл. Снова получил желтую майку лидера Кубка мира. Команда Франции заняла четыре первых места. Это невероятно — как же прекрасно пережить такой момент с моими товарищами. Не знаю, смогу ли передать на бумаге чувства, которые живут во мне. Может, это получится, если я расскажу, о чем думал в тот момент, когда игра была сыграна, как часто бывает на последней стрельбе…

Я винил себя за то, что открыл дверь соперникам, когда совершил промах на последнем рубеже, при стрельбе стоя. До этого я стрелял безупречно, в нужном ритме. У меня не было причин промахнуться, никакого психологического сбоя, как было при двух промахах в спринте в воскресенье. Наоборот, я был уверен, что держу все под контролем, но, однако, контроль — вещь очень хрупкая… С результатом стрельбы 19 из 20, зная, что я вполне мог отстрелять чисто, меня захлестнуло огромное разочарование. С чистой стрельбой, в сочетании с хорошим самочувствием, которое было на лыжне, я был бы гораздо спокойнее. Но я создал себе проблемы. Я прекрасно знал, что могу рассчитывать на подиум и, возможно, на победу, если не совершу ошибок… С одним промахом, притом, что Симон Дестье показал прекрасный результат и стал промежуточным лидером, появился риск того, что я проиграю. Симон известен мощным финишем, он часто начинает гонку плавно, чтобы закончить на всех парах.

На выходе с последнего рубежа, имея всего восемь секунд преимущества над Симоном, я знал, что будет непросто удержаться впереди него. Обычно на последнем четырехкилометровом круге сервисеры подбадривают нас и дают информацию о расстановке мест и отрывах от ближайших соперников. Здесь же речь шла о дуэли между двумя французами, и из симпатии к Симону мне не давали данные об отрывах. До отметки в 2,8 км я понятия не имел, выиграл ли какое-то время по отношению к нему. Наконец, на вершине подъема я узнал, что имею преимущество в 18 секунд и понял, что победил, по крайней мере предварительно, потому что за мной шли еще несколько сильных спортсменов. Невозможно радоваться победе, когда не знаешь результат Тарьея Бе или Логинова, которые только что стартовали. В этих условиях я без труда обуздал свои эмоции, чтобы сконцентрироваться на моем лыжном ходе, этом повторении простых жестов, которое мне нужно осуществлять до финишной черты в как можно более быстром темпе.

После финиша Кантен, который стартовал минутой раньше, обнял меня как победителя. После такого командного успеха в сборной царила эйфория, ее разделяли и массажисты, и наш пресс-атташе Лионель, который уже начал ликовать. Я пока не хотел радоваться вместе с ними. Я был уверен, что провел великолепную гонку и достиг прекрасного результата, но знал, что кто-то другой еще может выступить лучше, так как я один раз промахнулся. Такое разочарование уже случалось со мной здесь в Эстерсунде, в спринте два года назад. Я думал, что победил, но Тарьей Бе, стартовавший из последних номеров, выиграл с преимуществом 0,7 секунды! Как и любой на моем месте, я предпочитаю представлять худшее развитие событий, чтобы не быть слишком расстроенным в случае, если… Поэтому я отказался выслушивать поздравления и ушел переодеваться, все еще находясь в напряжении. Волонтеры сообщали мне время Бе и Логинова. Когда я услышал, что оба промахнулись дважды, я понял, что выиграл. Прекрасный момент… И это еще мягко сказано!

Я чувствовал огромную радость. Вначале личную, а потом разделенную со всей командой Франции, после невероятного коллективного успеха, когда сине-бело-красные заняли весь подиум, плюс четвертое место Эмильена. Это вызвало во мне сильнейшую гордость. Глубокую. Прочную. Она не имела ничего общего с эйфорией, которую я часто испытывал, когда выигрывал в прошлом. Здесь речь шла о другом чувстве, намного более сильном. Без адреналина, который бывает на финише в пасьюте или масс-старте, когда прямое противостояние добавляет эмоций. Нет, сейчас я чувствовал, как этот момент спокойно отпечатался во мне, я все видел, все слышал, всем делился. Это было хорошо. Я думал о простых вещах, о том, что победа — это редкий момент и нужно сознавать ее истинную ценность. Я говорил себе, что до катастрофы предыдущего сезона я не до конца это понимал, победы были для меня банальностью.

С 2012 года победы стали для меня нормой. Здесь, на финише Эстерсунда, где я столько раз поднимал руки, готовясь взойти на высшую ступеньку пьедестала, я понял, что победа — это никогда не норма.

В течение семи лет я поднимался на вершину подиума примерно каждую вторую гонку. Это меня 3немного ослепило. Конечно, победы приносили радость, но не такую глубокую, как сегодня. В любом случае моменты огромной радости бывали не всегда и с течением времени все реже и реже. Я знал — то, что мне удалось сделать, было уникально, но не отдавал себе полностью в этом отчета. Я был очень счастлив, но победы казались мне логичными, учитывая, на какие усилия и жертвы ради них я шел. Разумеется, я понимал, что мои соперники тоже тяжело работали и отдавали все, на что были способны, но даже этого знания не хватало, чтобы перебороть чувство рутинности победы, которое поселилось во мне за годы спортивного успеха. Это не было моим личным качеством, думаю, любой на моем месте реагировал бы так же. Даже в относительно трудные времена победы не были редкостью. Прошлый сезон перевернул мои представления. Победить на этапе Кубка мира — это редкость! Но когда у тебя 77 побед, забываешь, насколько трудно добыть хотя бы одну.


Конец ознакомительного фрагмента

Если книга вам понравилась, вы можете купить полную книгу и продолжить читать.